11 Декабрь 2017

Новости Центральной Азии

Фабрицио Виельмини: «У Москвы нет ясной стратегии действий в Центральной Азии»

25.06.2008 22:09 msk, Записал К.Нордонов

Центральная азия Интервью

Итальянский журналист и политолог Фабрицио Виельмини был одним из участников конференции «Афганистан, ШОС, безопасность и геополитика Центральной Евразии», прошедшей на берегу киргизского озера Иссык-Куль 11-12 июня текущего года. Эксперт из Пьемонта, живущий в Центральной Азии, обладает нестандартным взглядом на процессы, происходящие в регионе. В кулуарах иссык-кульской конференции мы попросили Фабрицио поделиться своим мнением о событиях в Афганистане, действиях НАТО и возможном участии России в процессах афганского урегулирования.

Фабрицио Виельмини. Fabrizio Vielmini
Фабрицио Виельмини. Ассоциированный эксперт Института исследований международной политики (ISPI), Милан, научный сотрудник немецкого Фонда им Фридриха Эберта в Казахстане. Более десяти лет занимается проблемами региона. Работал экспертом по Центральной Азии в “Observatoire Géopolitique des drogues” (Геополитическая Обсерватория по обороту наркотиков, OGD), Париж, завотделом по Правам человека Центра ОБСЕ в Алматы и Ошского регионального отделения Центра ОБСЕ в Бишкеке. Регулярный автор французских и итальянских научных журналов, национальных газет, радио и телевидения. Докторант Вышей Школы по исследованиям в гуманитарных науках (EHESS), г. Париж. vielmini@gmail.com
Фергана.Ру: - В чем, по-Вашему, декларируемые и истинные цели иностранного военного присутствия в Афганистане?

Ф. Виельмини: - Не случайно, что этот процесс начался в конце 2001 года, в то время, когда уже была создана Шанхайская организация сотрудничества (далее – ШОС. – прим. ред.). Решение США и Англии разместить в Афганистане «центр тяжести» своего присутствия на Евразийском континенте связано, по моему мнению, с тем, что они потеряли контроль за теми процессами, которые происходили в регионе – в этом большом пространстве вокруг Афганистана. Они решили снова взять инициативу в свои руки, начав с Афганистана, который уже почти два века является полем для ведения так называемой «Большой игры». С вторжением в Афганистан связан и целый ряд других геополитических ходов.

Во-первых, операция в Афганистане позволяет оправдывать присутствие войск НАТО на территории бывших республик СССР в Центральной Азии – на базе «Манас» в Киргизии, и ранее К2 в Узбекистане, и, вероятно, на базе Мары в Туркмении – в будущем. Но не только это. Самая главная цель – это вообще оправдание существования НАТО и трансформация НАТО из военного союза в политическую организацию, которая намерена навязывать свои правила международной политики на всем пространстве от Европы до Азии.

Афганистан – конечное звено в цепи геополитического механизма, в так называемой концепции построения «евразийского коридора» - от стран Восточной Европы в Центральную Азию. Данная стратегия НАТО позволяет североатлантическому блоку подчинить и привязать все государства на этой территории к политическим интересам США и Англии.

Фергана.Ру: - Вы считаете, что разрушение башен-близнецов Всемирного Торгового центра в Нью-Йорке было лишь поводом для вторжения в Афганистан?

Ф.Виельмини: - Чтобы утверждать это, нам не надо копаться в какой-то теории заговора, а следует просто руководствоваться здравым смыслом. Операция «11/9» проведена на таком уровне технической сложности, что думать, будто кто-то, сидя в афганской пещере, мог ее организовать и ею управлять - это просто оскорбление интеллекта. Я призываю любого эксперта доказать мне, какая существует связь между событиями 11 сентября 2001 года в Америке и войной на афганской территории. Если де-юре ООН решила как-то оправдать иностранную военную операцию в Афганистане, то де-факто это присутствие совершенно не легитимно, потому что такой связи просто не существует. С точки зрения международной легитимности между вторжениями в Ирак и в Афганистан можно провести прямую параллель, потому что поводы для обеих этих операций были сфабрикованы.

Фергана.Ру: - Как Вы считаете, имеет ли Россия историческое право влиять на процессы афганского урегулирования? Особенно после того, как СССР вел в Афганистане войну, приведшую к многочисленным человеческим жертвам. Если таковое право у России есть, то как она может его реализовать?

Ф.Виельмини: - Здесь следует сделать небольшое историческое пояснение. Афганистан как государство – одно из самых искусственных территориальных образований, которые существуют на карте мира. Это государство сформировалось как буферная зона между Российской царской империей и зоной влияния Британии. Два этих внешних фактора давно исчезли. Столь же искусственны территориальные образования, которые занимают все пространство между Китаем и Турцией. Кроме Ирана там нет ни одного оправданного исторического субъекта. Если мы исключим советские эксперименты с национальной политикой, то это, прежде всего, отравленное наследство Британской Империи, которая уже официально не существует, но более чем жива как геополитическое явление.

Касаясь Афганистана, мне кажется, что там будут проблемы до тех пор, пока граница между Центральной Евразией и Южной Азией не пройдет по Гиндукушу. А Афганистан сегодня располагается по обе стороны от Гиндукуша: есть северные народы, а есть южные пуштуны. Поэтому Россия, как главный игрок на евразийском пространстве, имеет право заявлять о своих интересах и говорить о территориях, лежащих севернее Гиндукуша, в той зоне, где живут узбеки, таджики, туркмены и другие народы, которые исторически оказались в одном образовании – СССР – вместе с русскими. Также и Иран имеет свое право говорить по поводу города Герата, который всегда исторически был частью персидской цивилизации, который оказался на территории Афганистана опять же под влиянием англичан.

Уже три века Россия – главный игрок, главный формообразующий элемент на евразийском пространстве. Россия - есть фактор того, что в немецкой геополитике обозначается как Raumordnung. Россия - организатор инфраструктуры, «дающий порядок» тем народам, которые оказались вне мировых потоков цивилизации. В течение трехсот лет, вплоть до конца XIX века народы Средней Азии пребывали в упадке. Россия дала возможность этим народам снова оказаться в истории, принесла им модернизацию и много других положительных моментов.

Что меня восхищает, а я внимательно изучаю Россию, это - ее уникальная способность интегрировать другие народы и культуры в рамках одного целого, с выделением местным элитам права совместного управления. В большинстве других имперских экспансий мы наблюдаем огромные потери в попытке все нивелировать из-за боязни внутренних различий. Россия, напротив, не только сумела интегрировать внутри себя разнородные элементы, но и благодаря этому объединению получила мощный ресурс для дальнейшего продвижения в мировой истории. Это, прежде всего, видно в Центральной Азии, открытие которой стоит среди главных достижений Российской Империи в современной истории. И это прекрасно осознают местные народы, у большинства представителей которых – у всех тех, кто живет не от госбюджета - сегодня есть явное желание оказаться вместе с Россией в некоем новом геополитическом образовании, то есть, идти снова вместе. Поэтому для России было бы совершенно оправданно вести свою политику в регионе. Однако, к сожалению, эта политика, со времен распада Советского Союза, пока так и не нашла для себя определенной формы. У России, к сожалению, нет ясной стратегии того, как вести свою политику в Центральной Азии. Кремль пока воспринимает все узким взглядом, без исторической перспективы.

Деятельность Советского Союза в Афганистане я расцениваю как «интервенцию», а вовсе не «агрессию». Эта интервенция была направлена в помощь просоветскому правительству [Афганистана] и против тех сил, которые полностью разрушили государство Афганистан, после того как пришли к власти. Моджахеды в конце семидесятых спонсировались Англией и США, которые специально спровоцировали СССР войти в Афганистан. К сожалению, тогда ваша страна и попала в ловушку. Но надо признать, что СССР в Афганистане, как в свое время Россия в Центральной Азии, сделал огромный вклад в развитие цивилизации в этой стране. Было построено огромное число объектов инфраструктуры, был сделан большой вклад в развитие потенциала народов Афганистана. Разумеется, это признают и представители Запада.

Фергана.Ру: - Является ли деятельность России и стран ШОС в данном регионе «раздражающим фактором» для НАТО?

Ф.Виельмини: - НАТО – это явление прошлого, явление холодной волны. Этот блок существует до сих пор лишь потому, что активно поддерживается англо-саксонскими интересами в Евразии. Я надеюсь, что Афганистан, как он уже стал одним из решающих факторов для развала Советского Союза, так он и станет могилой для НАТО. НАТО есть механизм в своем существовании неоправданный. Она далек от обеспечения безопасности, а наоборот опасен. Достаточно посмотреть на опыт действий НАТО вне пределов оригинальной территории. Кроме Афганистана, это, к примеру, Косово, где натовцы после зверского разрушения Сербии пассивно наблюдали за этническими чистками сербов...

Фергана.Ру: - Какое впечатление произвела на Вас конференция на Иссык-Куле?

Ф. Виельмини: - Что ж, это довольно «амбициозное» мероприятие. Всем ясно, что проблему Афганистана сегодня надо решать альтернативными путями. Однако на конференции не было голоса Китая, который очень хотелось бы услышать. Если мы говорим о действиях ШОС в Афганистане, то обсуждать этот вопрос без Китая нельзя. Слабо была представлена и Европа. Получилось, по сути, двустороннее обсуждение проблемы между афганской делегацией и представителями постсоветских стран. Тем не менее, конференция удалась. Афганская делегация была очень интересной, в ней были представлены разные силы. Мне особенно было интересно общаться с братом Ахмад Шаха Масуда. И, конечно же, такие конференции должны вырабатывать конкретные рекомендации правительствам государств, заинтересованных в скорейшем решении афганской проблемы.






  • РЕКЛАМА