17 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Казахстанский хлопок: Время испытаний

04.07.2008 00:37 msk, Юрий Елисеев, Шымкент

Казахстан Хлопок

Впервые за последние двадцать лет в южных районах Казахстана посевы хлопчатника сократились. Монокультура, ранее с каждым годом захватывающая все большие площади, отступает из-за нехватки воды. Местные дехкане стоят перед необходимостью переориентации своих хозяйств.

Трудное лето 2008-го

Прошлой осенью холода в Южный Казахстан пришли рано, и хлопкоробы не успели провести обработку почвы. Ну а весна началась не с дождей, а с тридцатиградусной жары и ветров. Земля высохла в момент, а воды на влагозарядные поливы не было. В Мактааральском районе – центре хлопководства Казахстана – по каналу Достык из Узбекистана струился мелкий ручеек, не доходящий до хвоста канала. Дехкане караулили воду днем и ночью, чтобы хотя бы насосами поднять ее на поля, но многие так и не дождались драгоценной влаги.

Не поддаваясь на уговоры властей перейти на выращивание других, менее влаголюбивых культур, землевладельцы почти на 20 тысячах гектаров бросили семена практически в сухую почву, надеясь «на авось» и на предполагаемые весенние дожди. Но так рисковать решились не все. В результате вместо обычных 200 тыс. га хлопком было засеяно 162 тыс. гектаров.

Так собирают хлопок в Южном Казахстане
Так собирают хлопок в Южном Казахстане. Фото автора

Долгожданные осадки пришли в мае, когда уже появились ростки. Но, увы, это были не благодатные дожди, а грозы и град размером с перепелиное яйцо. Неожиданная стихия попросту уничтожила посевы на территории около 30 тысяч га.

- Это тяжелейший удар для нас, - говорит председатель одного из самых больших южноказахстанских кооперативов Сади Бекенов. - В нашем хозяйстве были самые ранние в районе посевы - апрельские. На всех 900 гектарах получили прекрасные всходы - сеяли семенами из нашего семхоза. После майских праздников готовились делать культивацию. Но теперь все пошло насмарку. По нашим подсчетам, на повторном посеве мы потеряем десять миллионов тенге. Уходят и оптимальные сроки сева. Ищем солярку, семена пришлось докупать по высоким ценам - свыше ста тенге за килограмм. Ведь никто не думал, что придется полностью пересевать хлопчатник, поэтому оставили семян для себя не так уж и много.

Каждый хлопкороб знает, что пересев – это потеря урожая чуть ли не в половину. А вдобавок еще неизвестно, что будет этим летом с водой. Пока все складывается из рук вон плохо: вместо обещанных по графику 60 кубических метров воды в секунду, по Достыку подается всего 38 кубометров. А что поделаешь? Узбекистан сам страдает от засухи.

Ясно, что этот год будет переломным для казахстанского хлопководства. Дехкане будут вынуждены что-то решать: или переходить на другие культуры, например, бахчевые, или объединяться в крупные хозяйства, чтобы вводить севообороты и минимизировать потери при неурожайности отдельных культур. Тем более что специалисты предрекают наступление целого ряда маловодных лет.

Вспомним, как все начиналось

Да начиналось-то все очень даже неплохо. После обретения независимости оказалось, что хлопок является единственным товарно-экспортным продуктом сельского хозяйства Юга Казахстана. Ни что другое - ни овощи, ни фрукты, ни зерно, ни даже мясо - не могло выйти на международный рынок из-за низкого качества, небольшого количества и отсутствия сбытовой инфраструктуры.

Только хлопок, несмотря на свои невысокие кондиции, пользовался устойчивым спросом. В связи с этим в Мактааральском районе - хлопковой житнице Южно-Казахстанской области - прописались представители всевозможных фирм-трейдеров, которые давали авансы дехканам на весенне-полевые работы, затем забирали часть хлопка в счет аванса, а остальное покупали за чистый «кэш». Не удивительно, что в таких условиях посевы хлопка стали разрастаться, захватывая все новые и новые земли.

Так, согласно статистическим данным, в 1995 году в Южно-Казахстанской области под хлопчатником было занято 109,6 тыс. га. Под эту культуру с каждым годом отводилось все более площадей, и к 2004 году был достигнут рубеж в 224 тыс. га. Под хлопок отводились земли не только в Махтааральском районе, но и в близлежащих Сарыагашском, Отрарском и Туркестанском административном округах. С тех пор посевные площади хлопчатника ниже 200 тыс. га не опускались. Причем сельчане быстро осознали выгоду выращивания хлопчатника. Если в 1995 году крестьянскими хозяйствами области было засеяно хлопчатником всего 4763 га, то в 2007 году эта цифра достигла уже 189 тыс.га. Причем количество крестьянских хозяйств также увеличивалось из года в год (от 1967 в 1995 до 20342 в 2007 году).

Такая заинтересованность сельчан в выращивании хлопчатника объясняется высокой доходностью культуры. О свадьбах, играемых в Махтааральском районе, основном хлопкосеющем районе области, рассказывают либо с плохо скрываемой завистью, либо с восхищением. Начиная с 1999 года, в районе как грибы после дождя растут тойханы (залы торжеств) вместимостью от пятисот до тысячи человек. О высоких доходах хлопкоробов говорит и такой случай, о котором несколько лет назад ходили слухи в областном центре - Шымкенте.

К торговцу на Центральном рыке подошел мужичок простецкого вида, показал вырванный из журнала лист с фото Клаудии Шиффер в роскошном колье и заявил, что ему надо такое же. Продавец, не желая признаваться в отсутствии таких украшений на местном рынке, спросил, представляет ли покупатель, сколько стоит такая вещь. А тот ответил: «За это не волнуйся, денег хватит». Тут же расстегнул пиджак, поднял рубашку и показал пояс с пачками долларов, как патронташ. На вопрос, откуда он, ответил, что из Мактаарала, мол, обещал с урожая жене эту штучку купить.

…Возможно, эта байка – одна из городских легенд, но действительность была весьма близка к выдумке. По приобретению машин и квартир Мактаарал лидировал в области.

Между тем, в погоне за прибылью хлопкоробы совсем забыли о том, что монокультура, без соблюдения севооборота и прочих агромероприятий, истощает землю, что со временем отрицательно скажется на урожайности.

- За последние десять лет урожайность хлопка-сырца снизилась с 25-28 центнеров с гектара, собираемых в Советском Союзе, до 19-20 центнеров с гектара, - заявляет председатель ассоциации хлопкоробов Казахстана Саин Бактыбаев. - На три процента уменьшился и средний выход хлопковолокна. Дальнейшее развитие хлопководства сдерживается в связи с повсеместным нарушением агротехнических мероприятий при выращивании хлопчатника, слабой материально-технической базой мелких крестьянских хозяйств, истощением плодородия земель. В этом же ряду стоит и необходимость реконструкции оросительных систем, недостаточное обеспечение элитными посевными семенами и ежегодное увеличение сельскохозяйственных вредителей.

Согласно данным местных статистиков, в 2004 году в Южно-Казахстанской области было собрано 466 тысяч тонн сырца и получено 140 тыс. тонн хлопковолокна; в 2005 – 462 и 156,3 тыс. тонн соответственно; в 2006 – 435,3 и 145 тыс. тонн; в 2007 – 441,5 и 110,8 тыс. тонн.

Следует заметить, что некоторые специалисты выражают сомнения в точности официальных цифр: ведь практика «приписок» не изжита до сих пор. К тому же энное количество казахстанского хлопка – это, на самом деле, узбекистанское «белое золото», нелегально переправленное через границу в надежде больше заработать: в Казахстане закупочная цена хлопка-сырца больше, чем у соседей. Но это уже другая история. [Проблеме контрабанды узбекского хлопка в Казахстан и Кыргызстан будет посвящена одна из следующих специальных публикаций «Ферганы.Ру». – прим. ред.].

Возьмитесь за руки, друзья!

В последние годы местные власти всеми силами пытаются объединить разрозненные крестьянские хозяйства, понимая, что, если ничего не изменить, крестьяне в самом ближайшем будущем «убьют» свою землю, из года в год засевая один только хлопок. Различные льготы, кредиты в банках, субсидии на ГСМ, воду и удобрения в первую очередь выдаются крупным объединениям и ассоциациям. К тому же с прошлого года государство дифференцировало субсидии на воду – тем, кто осуществляет полив дедовским способом, арычной системой, возмещают только около 10 процентов затрат. Тем же, кто применяет современные водосберегающие технологии, такие как капельное орошение, компенсируют 80 процентов затрат. Но мелкое хозяйство не потянет установку систем капельного орошения, а кредит в банке получить ему практически невозможно, так как банкиры не принимают в качестве залогового обеспечения дом в сельской местности или пару гектаров земли. Поэтому власти надеются, что крестьяне возьмутся за дело вместе.

Однако даже такие меры не приносят особого успеха. До сих пор 91,3% площадей хлопчатника приходится на наделы крестьянских хозяйств со средней площадью в 3,2 га. Руководители мелких хозяйств с настороженностью относятся к идее властей объединить их в крупные сельхозобъединения.

- Ну, скооперируюсь я с десятком-другом таких же производителей, зарегистрируемся как юридическое лицо, получим единый госакт, льготы, кредит в банке получим, - говорит частный предприниматель Дильмухамет Насыров. – А потом что? Если объединение в целом не сможет оплатить налоги или вернуть кредит, то землю у меня отберут, даже если я на своем участке соберу 40 центнеров с гектара и получу бешеную прибыль. А у меня кроме этих пяти гектаров больше ничего нет. И живу я только на то, что с них соберу…

Разобщенность хлопкоробов вынудила государство взять на себя обработку полей от вредителей. Иначе вредители давно бы все сожрали, так как невозможно представить, что дехкане смогут сами договориться о затратах и одновременной обработке полей. Однако даже помощь государства не приносит должного эффекта. Десятки тысяч гектаров поражаются хлопковой совкой и паутинным клещем, и с каждым годом зараженные площади становились все больше, что уже сказывается на качестве хлопка-сырца. В этом году, по данным областного сельхоздепартамента, в Махтааральском районе обработке от хлопковой совки подлежит около 70 тысяч гектаров из 100 тысяч засеянных, от паутинного клеща – 50 тыс. гектаров.

Помощь из-за границы? Не в коня корм…

Справедливости ради надо сказать, что некоторые кооперации хлопкоробов в Южном Казахстане все же существуют. Например, объединения водопользователей. Однако эти структуры созданы сверху, они формальны, крестьяне не прониклись ответственностью, не стремятся к эффективности их деятельности. Как следствие - не получается внедрения масштабных проектов, даже тех, которые осуществлены полностью за казенный счет.

К примеру, в рамках проекта Минсельхоза Казахстана «Усовершенствование оросительных и дренажных систем» при финансовой поддержке Международного банка развития и реконструкции в Махтааральском районе ЮКО с 1998 по 2002 год была проведена большая работа по улучшению водоснабжения полей. В то время было реконструировано 190 км оросительных каналов, построено 1086 гидротехнических сооружений, пробурено 57 скважин вертикального дренажа по совершенно новой технологии с учетом мирового опыта, протянуто 92 км линий электропередач. Кроме того, для отслеживания и прогнозирования уровня соленых грунтовых вод построены 93 мониторинговых скважины. Все это хозяйство было передано на баланс двум сельским потребительским кооперативам водопользователей (СПКВ) «Береке» и «Таза су».

Но в 2004 году члены СПВК отказались от использования скважин. Предыдущий год был на редкость неурожайным, чему способствовало нашествие сельхозвредителей, и прибыли практически не было. У крестьян не было возможности оплачивать еще и расходы по эксплуатации скважин.

Неработающие скважины, в оборудовании которых использовались трансформаторы с медной обмоткой, привлекли внимание охотников за металлом. Началось воровство трансформаторов.

- Кто-то сдавал на лом, а кто-то продавал трансформаторы целиком. А стоили они по тем временам свыше полумиллиона тенге штука, - рассказывает председатель СПКВ «Береке» Асильбек Адеханов. – Сейчас из 57 скважин только около пятнадцати имеют трансформаторы, но это не дает такого эффекта, как планировалось. Теперь их приходится перекидывать с одной скважины на другую. Я тогда обращался в полицию, но ни один из трансформаторов не был найден.

К весне 2007 года менее трети скважин имели возможность работать согласно правилам эксплуатации, а на остальных необходимо было поставить трансформаторы взамен украденных, оросительные и дренажные системы находились в далеко не лучшем состоянии, а СПКВ «Береке» и «Таза су» были в долгах, как в шелках. Только у «Береке» задолженность по основному долгу - вознаграждению банку и штрафам - составляла около 1,37 млн. долларов. Такой печальный опыт существования сельхозформирований еще больше отвращает крестьян от создания новых структур.

И в то же время нынешний трудный год показывает, что поодиночке тоже не выжить. Дилемма, однако. Предстоящая осень, когда принято подсчитывать не только цыплят, покажет, как казахстанское хлопководство будет развиваться дальше.

Юрий Елисеев, Шымкент






  • Новости партнеров