25 Февраль 2018

Новости Центральной Азии

Human Rights Watch продолжает добиваться аккредитации в Узбекистане

08.07.2008 13:41 msk, Записал Алексей Волосевич

Интервью Узбекистан

На минувшей неделе Ташкент посетил исполнительный директор международной правозащитной организации Human Rights Watch Кеннет Рот. Целью визита главы HRW стали переговоры с узбекскими властями о возможности аккредитации в Узбекистане нового представителя организации Игоря Воронцова.

Напомним, что офис Human Rights Watch в Узбекистане не работает с июня 2007 года, когда по надуманной причине была лишена аккредитации директор представительства Андреа Берг. Прибывшему ей на замену Игорю Воронцову пришлось прождать несколько месяцев, пока узбекские власти рассматривали вопрос о его аккредитации. В конце концов, ему было отказано в ней под предлогом того, что он будто бы не знаком с менталитетом узбекского народа и не способен оценить реформ, осуществляемых руководством страны. О сложившейся ситуации, а также о том, останется ли вообще в Узбекистане представительство Human Rights Watch, корреспонденту ИА «Фергана.Ру» рассказал глава HRW Кеннет Рот.

Кеннет Рот: - Я прилетел в Ташкент из Нью-Йорка, чтобы решить вопрос об аккредитации представителя Human Rights Watch в Средней Азии. Власти пока еще не приняли окончательного решения, но попросили нас предложить им другого представителя, поскольку предыдущие их не устраивали. Правительство утверждает, что оно хотело бы видеть на этом посту человека, хорошо знакомого с узбекской культурой и традициями. Однако мы напомнили представителям властей, что многие из предыдущих представителей Human Rights Watch обладали широкими познаниями в области культуры и традиций Узбекистана, но сразу же переставали нравиться узбекским властям после того, как начинали подвергать их критике. Так что на самом деле вопрос здесь в справедливости и объективности.

Я приехал сюда, чтобы лично заверить власти в том, что со стороны Human Rights Watch освещение ситуации в Узбекистане будет справедливым и объективным. Я объяснил властям, что мы заинтересованы в диалоге с правительством, и что нам хотелось бы информировать правительство о результатах своих наблюдений и расследований еще до их публикации, - для того, чтобы точка зрения властей тоже была представлена в наших отчетах.

Мы считаем, что вести такой диалог было бы легче, если бы наш представитель, Игорь Воронцов, смог бы базироваться в Ташкенте, а не в Алма-Ате. Если же власти Узбекистана будут препятствовать работе г-на Воронцова в Узбекистане, то нам придется перенести свое региональное представительство в Алма-Ату. Мы все равно продолжим свою работу по Узбекистану, но тогда эта работа будет осуществляться посредством командировок из Казахстана.

Нам представляется, что Ташкент – это вполне естественное местоположение нашего регионального офиса в Средней Азии. Мы предпочли бы не переносить его в Казахстан. Поэтому узбекские власти могут сделать выбор и решить, что для них предпочтительно - чтобы г-н Воронцов освещал ситуацию в Узбекистане из Ташкента или из Алма-Аты. Мы полагаем, что одним из признаков приверженности властей Узбекистана соблюдению прав человека могло бы стать предоставление ими г-ну Воронцову возможности освещать ситуацию в Узбекистане из самого Узбекистана, а не из Казахстана.

Я надеюсь, что правительство Узбекистана серьезно отнесется к моему визиту - как к заверению в искренности наших намерений и веры в объективность, и воспользуется этим случаем для пересмотра своей точки зрения об аккредитации г-на Воронцова.


Исполнительный директор международной правозащитной организации Human Rights Watch Кеннет Рот и командированный в Ташкент в качестве главы представительства HRW Игорь Воронцов. Фото ИА «Фергана.Ру»

Фергана.Ру: - Власти не пытались предложить вам свою кандидатуру на эту должность? Как это происходит с зарубежными информагентствами, перед которыми ставится условие, что необходимую для работы их корреспондента аккредитацию получит только абсолютно лояльный узбекским властям человек.

Кеннет Рот: - Нет.

Фергана.Ру: - И какова же ситуация сейчас? Насколько известно, офис Human Rights Watch в Узбекистане не работает с июня 2007 года, когда аккредитации была лишена Андреа Берг?

Кеннет Рот: - Мы продолжаем освещение ситуации в Узбекистане, однако у г-на Воронцова нет доступа к представителям местной власти, и он не может вести с ними диалог, в котором мы заинтересованы.

Фергана.Ру: - С кем именно Вы встречались на переговорах? Ваши впечатления от общения с этими людьми?

Кеннет Рот: - Мы встретились с министром юстиции, с министром иностранных дел, с представителями МВД и с омбудсменом Сайерой Рашидовой. У меня сложилось впечатление, что они заинтересованы в сохранении диалога с нами. Мы, конечно, надеемся, что они пересмотрят свое решение по аккредитации.

Фергана.Ру: - Есть ли в этом деле какие-нибудь подвижки? Знаки, обещания?

Кеннет Рот: - Обмен мнениями продолжается, окончательного решения по вопросу об аккредитации Воронцова пока не принято.

Фергана.Ру: - Как Вы считаете, постоянные отказы в аккредитации - это для того, чтобы офис Human Rights Watch, формально находясь в стране, реально не работал, не сообщал о нарушениях прав человека в Узбекистане?

Кеннет Рот: - Ну, во-первых, у нас пока нет окончательного отказа в аккредитации. Процесс выработки окончательного решения еще не завершен. Однако если узбекское правительство вынудит г-на Воронцова перебазироваться в Алма-Ату, то это фактически приведет к закрытию офиса.

Фергана.Ру: - Почему, на Ваш взгляд, власти Узбекистана препятствуют работе офиса HRW? Чего они опасаются?

Кеннет Рот: - Властям необходимо понять, что Human Rights Watch освещает ситуацию с правами человека публично и открыто во всех странах мира. Эта открытость является основным принципом нашей работы. Мы привержены идее беспристрастности и объективности наших отчетов и публикаций. Если власти считают, что где-то мы не были объективны, то им необходимо обсудить такие случаи с нами. Если же они добьются переезда г-на Воронцова в Алма-Ату, то это затруднит диалог и не повысит объективность нашей работы.

Фергана.Ру: - В таком случае возникает вопрос: если вас все-таки закроют, отразится ли это как-то на количестве материалов из Узбекистана?

Кеннет Рот: - Нет. Для нас очень важно продолжать освещение ситуации в Узбекистане, будет ли это делаться из Ташкента или из Алма-Аты.

Фергана.Ру: - То есть, закрытие офиса не приведет к уменьшению потока информации из Узбекистана?

Кеннет Рот: - Нет, это абсолютно не приведет к уменьшению потока информации. Мы позаботимся, чтобы этот поток был таким же. Существуют государства, которые не позволяют Human Rights Watch иметь там свой офис, например, Северная Корея. Тем не менее, мы прекрасно справляемся с задачей освещения ситуации там из-за рубежа.

Фергана.Ру: - Связываете ли Вы отказ в аккредитации с тем, что Узбекистан добился от Евросоюза временной отмены санкций, которая может стать уже постоянной?

Кеннет Рот: - Власти Узбекистана очень недовольны решением Европейского Союза, поскольку санкции не были им полностью сняты, их лишь заморозили. И Европейский Союз достаточно ясно выразился, что одним из условий для полного снятия санкций является предоставление аккредитации г-ну Воронцову.

Фергана.Ру: - Как Вы вообще оцениваете ситуацию с правами человека в Узбекистане?

Кеннет Рот: - Мой визит в этот раз был слишком коротким для того, чтобы говорить об общей ситуации. В этот приезд я уделил основное внимание вопросу об аккредитации.

Фергана.Ру: - Действительно ли в Узбекистане с начала 2008 года наблюдаются улучшения в области прав человека, как об этом сообщают европейские и американские СМИ, а также представители правительств этих стран?

ХАБЕАС КОРПУС (лат. habeas corpus) — институт англо-американского процессуального права, предоставляющий в некоторых случаях заинтересованным лицам право требовать доставки в суд задержанного или заключенного для проверки оснований лишения свободы. Первое официальное закрепление практики Х. к. (известной английскому судопроизводству с XII века) имело место в 1679 году, когда парламент издал закон (Habeas Corpus Act) о процедуре проверки судом законности и обоснованности арестов. Название свое Х. к. получил от начальных слов приказа судьи о доставке лишенного свободы лица в суд: «Habeas corpus ad subjiciendum» («ты обязан доставить личность в суд»). К настоящему времени институт Х. к. получил широкое распространение во всех частях света в качестве наиболее надежной конституционной гарантии права на свободу и личную неприкосновенность. Большой юридический словарь.
Кеннет Рот: - Были приняты два решения, которые вошли в силу с первого января – это решение о «Хабеас корпус» и решение об отмене смертной казни. Представители МВД рассказали нам, какие меры принимаются для борьбы с такой серьезной проблемой, как пытки. Мы знаем о том, что смертные приговоры больше не выносятся. Так вот, представители МВД сообщили нам, что распространенность пыток пока не уменьшилась вследствие проводимых реформ. Что касается введения норм по «Хабеас корпус», то пока еще неясно, привело ли это к какому-то ощутимому эффекту.

Фергана.Ру: - Вы в первый раз приезжаете сюда?

Кеннет Рот: - Это мой третий визит в Узбекистан. Я пробыл здесь два дня.

Фергана.Ру: - Что будет означать для Human Rights Watch закрытие офиса в Узбекистане?

Кеннет Рот: - Мы будем рассматривать это как важнейший индикатор отношения властей Узбекистана к соблюдению прав человека.

Фергана.Ру: - А для самого Узбекистана?

Кеннет Рот: - Я думаю, что у народа Узбекистана может сложиться впечатление, что его руководство откатывается назад в деле соблюдения прав человека через попытки подвергнуть независимых наблюдателей цензуре.

Фергана.Ру: - Может ли закрытие офиса повлиять на отношения Узбекистана с Европой и, в более широком смысле, с Западом вообще?

Кеннет Рот: - Судя по тому, о чем говорят представители Европы и Соединенных Штатов, - да, это будет иметь последствия.






  • РЕКЛАМА