16 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Узбеки Турции (часть VI). Шахсанам Кылычева: «Каримов должен наградить меня»

19.07.2008 23:57 msk, Б.Шахназаров (Измир-Стамбул)

История Турция

Популярная в конце восьмидесятых годов узбекская певица, уроженка Ургенча Шахсанам Кылычева в 1992 году стала «невозвращенкой». Прибыв в составе узбекской группы в Турцию на гастроли, которые длились в течение месяца, она отказалась возвращаться в Узбекистан по завершении тура. В незнакомой стране ей пришлось начать жизнь с нуля. Несмотря на все трудности и невзгоды, спустя пять лет Шахсанам удалось стать в Турции поп-звездой.

С Шахсанам я встретился в кафе, расположенном недалеко от ее квартиры в престижном стамбульском районе Куртулуш. На все мои вопросы, заданные на узбекском языке, моя собеседница отвечала по-турецки, и мне также пришлось переключиться на турецкий язык.

- Шахсанам, расскажите, пожалуйста, о своей семье.

- В нашей семье было девять детей. Отец работал столяром, а мать – учительницей начальных классов. Обоих уже нет в живых. Я окончила факультет русского языка и литературы Ургенчского государственного университета имени Аль-Хорезми. Некоторое время работала преподавателем в том же университете. Моя мать очень хотела, чтобы я стала преподавательницей, так как для нее было важно, чтобы я получила высшее образование и диплом. Работа преподавателя доставляла мне такое же удовольствие, как и профессия певицы. Работу в университете я совмещала с концертами.

- Сколько лет Вам было, когда впервые вышли на профессиональную сцену?

- Шестнадцать. Я выступала в группе «Сабо» («Утренний ветер»), а еще была артисткой государственной филармонии. Однажды узбекское телевидение сняло обо мне документальный фильм. Короче, в Узбекистане я была известной певицей.

Шахсанам Кылычева в Узбекистане
Шахсанам Кылычева в Узбекистане. Фото из личного архива Шахсанам – с веб-сайта Sahsenem.net

- А как Вы оказались в Турции?

- Однажды получила приглашение участвовать в концертах в Турции. В составе большой группы артистов я прибыла в Стамбул. С нами были танцовщицы из известного ансамбля танца «Бахор», певицы и музыканты. Я была солистом. В течение месяца мы с большим успехом давали концерты, они прошли в двадцати областях Турции. Когда же пришло время возвращаться на родину, я решила остаться.

- Вообще-то тяжело принимать такое судьбоносное решение. Может, Вы получили приглашение от продюсеров?

- Нет, решение остаться в Турции я приняла еще до отъезда из Узбекистана. Моей целью было показать себя и утвердиться за границей. Вначале думала уехать в Америку, но потом остановилась на Турции, так как мы – и вы в том числе – являемся чистокровными турками. У нас единая религия и похожие языки.

- Особенно хорезмский диалект - он более близок к турецкому языку, чем узбекский.

- В течение первых четырех лет моей жизни в Турции я не пела. Ведь я никого тут не знала, а уровень моего турецкого языка тогда был недостаточно высоким. Работала продавщицей в магазинах наших земляков (туркестанцы – выходцы из Центральной Азии - называют друг-друга земляками независимо от национальной принадлежности. – Прим. авт.). Совершенствовала свой турецкий язык, работала и уборщицей, и секретарем, учила турецких бизнесменов русскому языку, шила. Человеку, который на родине был на пике славы, очень тяжело начинать все с нуля и снова стать звездой уже в другой стране. Мне удалось сделать невозможное.

Сегодня я узнала об одном факте, который меня очень расстроил: из Узбекистана прилетел самолет, заполненный «жрицами любви»... Несмотря на трудности, которые мне пришлось испытать в первые годы проживания в Турции, я не продавала себя, а наоборот, работала. Этого требовало полученное мной в нашей семье узбекское воспитание. Надо есть хлеб, который ты заработал своим потом. Я следовала этому, и Аллах вознаградил меня.

- Значит, на четыре года Вы немножко отошли от искусства?

- Я им вообще не занималась в те годы. Потом произошел интересный случай, когда фирма-производитель аудиокассет сама нашла меня, с помощью Аллаха. Я жила на вилле одного нашего земляка, а представители этой фирмы пришли туда, чтобы арендовать ее для съемок. Посмотрели комнаты, заключили договор аренды. И в тот момент, увидев мою афишу, висевшую на стене, они узнали, что я певица. Побеседовав со мной, предложили выпустить кассету. В 1996 году мы работали над альбомом, а в следующем году на небосклоне ярко зажглась моя звезда. Популярными стали такие песни в моем исполнении, как «О гедже геледжек» («Настанет та ночь») и «Гез яшларымы анлаттыгым» («Тот, кому я рассказала о своих слезах»). В песнях в стиле «поп» мы использовали музыку Средней Азии.

Шахсанам Кылычева
Шахсанам Кылычева. Фото с веб-сайта Sahsenem.net

Ни одну песню, вошедшую в тот альбом, я не исполнила на узбекском языке, потому что это было бы неправильным ходом и могло привести к тому, что на мне поставили бы клеймо «узбекская певица», с которым трудно было бы продвигаться дальше. Да, я являюсь узбекской певицей, но вначале мне надо было сделать так, чтобы меня принимали как исполнительницу, которая красиво говорит и поет по-турецки. А в своем втором альбоме, который вышел в 2000 году, есть две песни, которые я исполнила на узбекском языке. Первая из них - «Ортар» - принадлежит перу узбекского классика Машраба. Второй песней на узбекском языке стала знаменитая хорезмская «Лазги», которую я исполнила по версии Алмахан Хайитовой.

- Я тоже исполнял «Лазги» в Турции на различных мероприятиях, когда был студентом. Каждый раз слушатели дружно вставали и начинали танцевать.

- Да, действительно прекрасная песня. В 2006 году вышел третий мой альбом. Со временем поклонники начали называть меня «Царицей Центральной Азии Шахсанам Кылычева», так как в Турции другой певицы, выступающей в моем стиле, просто нет. Из Узбекистана прибыло немало исполнителей, которые хотели выпустить здесь альбомы. Некоторым из них я помогала, однако ничего путного из этого не вышло. Чтобы добиться успеха в другой стране, очень важно знать местный язык и стиль их жизни. Однако, на мой взгляд, в Турции национальные обычаи подверглись эрозии. В своей книге «Культура и кухня Средней Азии от Шахсанам» я коснулась этой темы. Например, в Турции не могут праздновать Навруз. У нас есть национальная ткань атлас, в которой есть красный, желтый и зеленый цвета. Оказывается, это цвета знамени курдских сепаратистов из террористической Рабочей партии Курдистана. Поэтому я не могу носить свои прекрасные национальные костюмы из атласа. И если неосведомленный об этом узбекский исполнитель выступит здесь в таком костюме, то его могут просто не принять.

«Между артистами дружбы нет»

- Человеку, который вырос при социализме, трудно сразу приспособиться к капиталистическому обществу. Наверное, поначалу и у вас возникали недоразумения?

- Да, конечно. В первое время я не разбиралась в том, что такое левые и правые силы, какие различия есть между мусульманами-суннитами и шиитами. Здесь очень много политических партий, тогда как у нас в Узбекистане была и есть на всех только одна партия.

- Сейчас их в Узбекистане несколько.

- Но, по сути, у нас до сих пор у власти остается только одна партия. А в Турции все по-другому, здесь есть демократия. Система Узбекистана отличается от турецкой. В свое время у нас была только одна Коммунистическая партия, однако у нее было много положительных сторон. Например, люди имели определенные права, государство обеспечивало жильем оставшуюся вдовой женщину, помогало пенсионерам с питанием. А в Турции такого нет.

- Хотите сказать, что существовала социальная защита?

- Да. Годы правления Брежнева были годами изобилия, у нас не было никаких проблем. После смерти Брежнева наступил конец и коммунизму, жить стало труднее. Но теперь я живу в Турции, и моей целью является распространение искусства и культуры Центральной Азии. Нашу культуру все еще можно встретить в отдаленных деревнях Турции, а в городах она почти исчезла. В Турции некоторые дела идут в неправильном направлении. Например, человек-сепаратист может поссорить людей разных национальностей... Турцию спасут сегодняшние дети, поэтому нужно делать серьезные вложения в их развитие.

- А у Вас есть свои дети?

- К сожалению, нет. Я занята концертами, пишу книги, подготовила свой четвертый альбом. Работаю без менеджера. Мне удалось сделать имя в Турции. Моей целью является ознакомление зарубежной аудитории с культурой моего народа.

- А в каких странах Вы побывали на гастролях?

- Мне проще назвать те страны, где я еще не выступала, – это Италия, Австралия и Япония. Со своей группой музыкантов выступила также и во многих городах Центральной Азии.

- С кем из турецких исполнителей Вы дружите?

- Со всеми поддерживаю хорошие отношения, но не дружу, так как в нашем кругу дружить друг с другом не принято. На самом деле, никто из нас не любит других исполнителей, но при встрече обмениваемся взаимными улыбками.

- Видите друг в друге соперников?

- Может быть, они во мне и видят своего соперника, потому что такого имиджа, как у меня, больше ни у кого нет, – другой Шахсанам не существует. Поэтому причин для того, чтобы завидовать кому-либо, у меня просто нет. Жарюсь в своем масле и иду вперед.

- Некоторые знаменитости специально устраивают скандалы и распространяют слухи для того, чтобы напомнить о своем существовании. Случалось ли такое и с Вами?

- Нет, со мной такого не было. Пресса пишет только о моем творчестве. Так и должно быть. Я в Узбекистане получила строгое воспитание и следую ему. Пресса должна писать о творчестве певицы, а не о ее личной жизни. К сожалению, в этом плане в Турции все совсем наоборот – личная жизнь певцов описывается со всеми подробностями, что в корне является неправильным. Такие передачи смотрят дети, это показывает им дурной пример. Являясь преподавателем, певицей и личностью, я испытываю глубокую ответственность перед подрастающим поколением.

- Давайте вернемся в прошлое. Итак, шел 1992-й год. Ваши гастроли по Турции завершились и настал день, когда надо было возвращаться в Узбекистан. И вдруг Вы говорите своей группе: «Я не лечу с вами»? Как это было?

- Я сказала, что не вернусь домой, а мне ответили, что я не могу здесь остаться.

- Есть такая оставшаяся от советской эпохи традиция, когда спортсменов или деятелей искусства, которые отказывались возвращаться из зарубежной поездки, называли «предателями родины».

- Я не предавала свою родину. В Турции я ее рекламировала.

- Какова была реакция официальных кругов Узбекистана на Ваш отказ возвратиться? Насколько мне известно, с тех пор Вы так ни разу и не побывали в Узбекистане.

- Конечно, бюрократический аппарат не приветствует такие действия, на которые решилась я. Но все мы являемся турками, и я осталась в Турции, а не где-то в Америке, и не просила о предоставлении убежища, не предавала свою родину. Я вышла за пределы Узбекистана, так как мне уже не хватало пространства для распространения своего искусства.

- Как Вы относитесь к тому, что Ваше имя и Ваши песни в Узбекистане запрещены?

- Может быть, мои песни не звучат по телевидению и радио Узбекистана, но для меня главным является то, что меня помнят мои поклонники, они следят за моим творчеством. С помощью спутниковых антенн можно смотреть турецкие телепередачи, в которых я часто выступаю. Хотя и контрабандным путем, но мои CD-диски поступают и в Узбекистан. На самом деле, здесь я добилась такого успеха, который и не снился другим узбекским артистам. Народ уже вознаградил меня. Теперь я ожидаю награды от бюрократов.

- В 1990-х годах турецкая поп-музыка была очень популярна в Узбекистане, она ежедневно звучала по ТВ и радио. Да и сегодня положение не очень изменилось, более того - телеэкраны страны заполонили турецкие сериалы, которые народ очень тепло воспринимает. Но песни Шахсанам Кылычевой, которая популярна в Турции, по ТВ и радио Узбекистана не звучат.

- Правильно говорите. В Узбекистане невозвращенцев все еще по старой привычке считают предателями родины. Но я очень люблю свою родину и настанет день, когда я обязательно посещу ее. Теперь я являюсь гражданкой Турецкой Республики, но это не означает, что я предала Узбекистан. Предателями надо называть тех, кто, оказавшись в центре политических интриг, обращается в другие страны с просьбой о предоставлении политического убежища. Они и являются предателями.

- Вы считаете предателями тех, кто обращается с просьбой о предоставлении политического убежища?

- Конечно. Такие люди в своей стране творят черт знает что, вмешиваются в политику или обкрадывают родину, а затем обращаются за убежищем. Я же ничего такого не совершала! Занимаюсь только музыкой, знакомлю турецкий народ с искусством моей родины. А кто из других исполнителей делает этого? За мои заслуги перед родиной Ислам Каримов и Узбекистан должны наградить меня. Народ меня любит, для меня это важно. Постепенно все изменится.

«ЕСЛИ У ТЕБЯ ЕСТЬ БРАТЬЯ, ТО ВО ВРАГАХ ТЫ НЕ НУЖДАЕШЬСЯ»

- Как Вы смотрите на предложения об объединении стран Центральной Азии в единое пространство под общим названием «Туркестан»?

- Границы между тюркскими народами должны быть открытыми. Увидев наших земляков, в Турции говорят «Наши братья пришли».

- Беседуя с живущими в Турции земляками, я у всех заметил тоску по родине. А Вы тоскуете по родине?

- Иногда во сне вижу себя в Узбекистане: иду по родной улице домой, а свой дом никак не могу найти. Да, на родине все очень изменилось. После смерти родителей братья и сестры продали наш дом.

Есть такая притча. Одного человека спросили, есть ли у него враги. Человек ответил, что нет. «А братья и сестры у тебя есть?» - опять спросили у него. Человек ответил утвердительно. Ему сказали: «Вот они и являются твоими врагами». Мои братья и сестры враждовали между собой по поводу раздела наследства и успокоились только после того, как продали наш дом, а деньги поделили между собой.

- А Вы не призвали их к благоразумию?

- Да Вы что, они никогда не интересуются мной…

- Почему?

- Скажу так: в Узбекистане в настоящее время высокий уровень безработицы, мои родные тоже не могут найти себе работу. Они думают, что я очень богатая. На самом деле я являюсь обычным среднестатистическим человеком, имею хотя и небольшую, но собственную квартиру, материально независима.

У моих братьев и сестер в общей сложности тридцать детей. Я всегда помогала и до сих пор продолжаю помогать всем их детям. Из-за постоянной помощи им я не смогла стать богатой в Турции. Мне уже почти сорок, живу одна.

- А Вы предпринимали попытку получить визу для поездки на родину?

- Да, я получала визу, но из-за загруженности не смогла поехать.

- Есть ли у Вас опасения по поводу того, как Вас могут принять на родине?

- Нет, но, узнав меня, могут спросить «Зачем пришла?» или просто не пропустят через границу.

- Почему же Вас могут не пропустить, если у Вас в паспорте будет узбекская виза?

- Я понимаю бюрократов. Ведь я - знаменитая певица. Если бы сегодня они сказали мне: «Да, Шахсанам, молодец, правильно ты тогда поступила», то завтра все бы начали убегать из страны. Но думаю, что со временем границы между нашими странами станут прозрачными и свободными. В 2005 году я задала такой вопрос премьеру-министру Турции Реджепу Эрдогану: «Раз уж все мы являемся турками, то почему же существуют визы?». Он ответил, что Турция отменит визы, но Узбекистан не хочет отменить со своей стороны.

- В прошлом году Турция в одностороннем порядке отменила визовый режим с тюркскими государствами.

- Надо, чтобы визы отменили обе стороны, а не только одна.

- Показывают ли ваши клипы на таких государственных телеканалах, как TRT-INT, который можно смотреть во всем мире и TRT-TURK, транслируемый в тюркоязычных странах?

- Да. А Вы знаете, что певицы платят телеканалам за трансляцию их клипов? Есть другая сторона дела. Люди скачивают песни из интернета, поэтому кассеты не продаются. А выпуск одной кассеты обходится в триста тысяч долларов, но продать ее невозможно. Поэтому многие фирмы обанкротились, в том числе и та, с которой я работала. А народ думает, что, выступая по телевидению, мы зарабатываем деньги. Но это не так.

- Как же, в таком случае, Вы зарабатываете на жизнь?

- Только участвуя в концертах. Летом у нас много работы, а зимой часто отдыхаем.

- Давайте немного поговорим о Вашей личной жизни. Почему Вы развелись с мужем?

- Я не хочу говорить о личной жизни, поскольку она личная. Детей у меня нет, я сознательно не стала матерью, так как растить ребенка в наши дни очень трудно.

- Один мой знакомый рассказывал, что, участвуя в одном из прямых эфиров, Вы поссорились с бывшим мужем.

- Это бывший муж вынес на телевидение вопрос, который касался нас обоих. После нашего развода он отдал мои песни своей подруге и, злоупотребляя моим именем, хотел сделать из нее знаменитость. Я не хочу говорить об этом.

Шахсанам Кылычева и Армин Пюрхудари
Шахсанам Кылычева и Армин Пюрхудари. Фото ИА «Фергана.Ру»

В этот момент к нашему столику подошел молодой человек. Шахсанам познакомила меня с ним. Армин Пюрхудари родился в 1978 году в Иране. По словам Шахсанам, он является знаменитым художником. Выставки его работ проходили в Японии, Германии, Турции. На одной из выставок Пюрхудари, состоявшейся в Стамбуле, Шахсанам и Армин познакомились. Теперь они намерены пожениться.

Приехав тринадцать лет тому назад из Ирана в Стамбул, Армин решил не возвращаться на свою родину. Так же, как и узбекская певица Шахсанам Кылычева.

Беседовал Бахтияр Шахназаров, Измир–Стамбул–Измир.