25 Февраль 2018

Новости Центральной Азии

Мэтью Прингл: «Пытки в Узбекистане носят систематический характер»

22.07.2008 14:12 msk, Беседовал Мусафирбек Озод

Права человека Узбекистан

Одиннадцатого июля в столице Кыргызстана Бишкеке состоялся круглый стол по обсуждению модели Национального превентивного механизма Кыргызстана в рамках Факультативного Протокола к Конвенции ООН против пыток. Мероприятие было организовано институтом Омбудсмена Киргизской Республики и Центрально-азиатским Региональным отделением Управления Верховного комиссара ООН по правам человека (УВКПЧ ООН).

За круглым столом встретились представители правительства республики, института Омбудсмена Кыргызстана, аккредитованных в этой стране международных организаций, а также специальный гость из Женевы - Мэтью Прингл (Matthew Pringle), координатор программы Ассоциации по предотвращению пыток по Европе и Центральной Азии (Association for the Prevention of Tortures). Господин Прингл поделился с участниками форума полученным в данном направлении опытом европейских стран и организации, которую он представляет.

В кулуарах встречи корреспондент агентства «Фергана.Ру» попросил господина Прингла ответить на некоторые вопросы, касающиеся ситуации с применением пыток в центрально-азиатском регионе, и в частности, в Узбекистане.

Мэтью Прингл (Mattew Pringle) - координатор программы Ассоциации по предотвращению пыток по Европе и Центральной Азии
Мэтью Прингл (Matthew Pringle) - координатор программы Ассоциации по предотвращению пыток по Европе и Центральной Азии (крайний справа) на конференции в Бишкеке

Мэтью Прингл - доктор политических наук, в Ассоциации по предотвращению пыток работает с 2004 года. Ранее, с 1999 по 2003 годы, работал исследователем по программе в Международном секретариате Международной Амнистии по Европе и Центральной Азии в Лондоне. Владеет английским, русским и немецким языками.
Фергана.Ру: - Как Вы оцениваете ситуацию с пытками в регионе в целом? Насколько опыт стран региона может повлиять на ситуацию в соседних государствах?

Мэтью Прингл: - Присоединение стран Центральной Азии к Конвенции против пыток и к Факультативному протоколу к нему, наряду с желанием создать действующие механизмы по внедрению данных международных стандартов в законодательную систему стран, является хорошим показателем. Однако это не должно остаться только на бумаге. Мы ожидаем дальнейшей активизации сотрудничества гражданского общества, на которое возложена ответственность отслеживать исполнение предписанных норм, с государством, которое подписанием и ратификацией Конвенции и Факультативного протокола обязалось их выполнять.

Необходимо создать эффективный механизм по наблюдению за выполнением пунктов этих документов и проследить, насколько это возможно в нынешних условиях, так как это требует профессиональной подготовки всех заинтересованных сторон (государственных структур, юридических организаций, гражданского общества. - Прим. авт.) и политической воли. Хорошим примером в этом случае может послужить Грузия, где механизм мониторинга является более чем эффективным, а ситуация с пытками в стране в последние годы резко улучшилась. Опыт Кыргызстана, по крайней мере, на этой стадии, также послужил бы хорошим примером для других стран региона.

Фергана.Ру: - Насколько Узбекистан выполняет принятые на себя международные обязательства по обеспечению граждан их конституционным правом не быть подвергнутыми пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему достоинство человека обращению? Имеет ли смысл принимать и ратифицировать международные и национальные законы, если они все равно не исполняются?

Мэтью Прингл: - Ситуация в Узбекистане представляет собой экстремальный пример несоблюдения основополагающих принципов защиты интересов людей, оказавшихся подверженными пыткам. Этим людям создают проблемы на пути защиты их прав – им не дают доступа к профессиональным адвокатам, ограничивая предоставлением нежелающих идти против власти адвокатов, не позволяют часто встречаться с родными.

Теоретически, данные инциденты должны быть расследованы соответствующими правоохранительными органами, однако, этого не происходит. Причина в следующем: если вдруг окажется, что пытки имели место, а они действительно имеют место в большинстве заявленных случаев, то государство должно будет прибегнуть к законным действиям по наказанию виновных. Естественно, властям это невыгодно. А значит, отношение «карателей» к жертвам не изменится, пока действует данный режим, допускающий все эти нарушения.

Несмотря на нежелание Узбекистана осуществлять открытый диалог с международными неправительственными некоммерческими организациями (ННО), мы стараемся следить за ситуацией в этой стране, в том числе - отслеживать действия властей, которые не желают отказываться от применения пыток.

Фергана.Ру: - Эта работа активизировалась до трагических «андижанских событий» или после?

Мэтью Прингл: - Ассоциация по предотвращению пыток начала отслеживать ситуацию в Узбекистане в 2004 году. Ведь до андижанских событий ситуация с пытками не намного отличалась от того, что стало происходить после них, просто после мая 2005 года за ситуацией в Узбекистане стало пристально следить все международное сообщество.

Фергана.Ру: - Каким образом международное сообщество может повлиять на ситуацию в стране?

Мэтью Прингл: - Только эффективным механизмом наблюдения и отслеживания подобных происшествий. К сожалению, в данный момент возможность посещать пенитенциарные учреждения Узбекистана имеет только Международный комитет красного креста (МККК), и отсутствие такого доступа усложняет нам процесс получения данных для полноценной оценки ситуации.

Фергана.Ру: - Возьмем случай из реальной жизни. Правозащитница Мутабар Таджибаева, которую власти показательно освободили с условным сроком, рассказывала, что во время визитов в тюрьму представителей МККК «неудобных» заключенных – жертв и свидетелей разного рода правонарушений со стороны местных сотрудников - временно переводили в другие учреждения, чтобы избежать огласки и последующих обвинений. Как, по Вашему мнению, должны действовать гражданское общество и международное сообщество, чтобы избежать подобных случаев «удаления» критиков из числа заключенных и в полной мере оценить положение дел?

Мэтью Прингл: - Ситуация в Узбекистане чрезвычайная и поэтому требует специального подхода. Систематические пытки – это худшее определение статуса страны. Так вот, специальный докладчик ООН по пыткам дал Узбекистану именно такое определение, отметив, что здесь «пытки носят систематический характер». Подчеркну, данное определение является самым худшим в международной классификации и может трактоваться как сознательная государственная политика в области пыток, поскольку государство осведомлено об этих случаях.

Что касается затронутого Вами вопроса о временном переводе заключенных в другие пенитенциарные учреждения, то, в любом случае, данные явления легко прослеживаемы, поскольку представители все того же МККК могут напрямую потребовать разговора с тем или иным заключенным. Другой вопрос, насколько это будет безопасно для самих заключенных в Узбекистане и не ухудшит ли условия их дальнейшего пребывания в стенах тюремного учреждения.

Существует также способ, когда представители МККК требуют разговора с любым заключенным без свидетелей, и спрашивают о том, сколько заключенных было в данном учреждении до визита наблюдательной миссии, находились ли там конкретные заключенные, называя их, в частности, по именам. Это дает возможность собрать необходимые данные об интересующих заключенных и избежать насилия в отношении тех из них, кто высказался так или иначе, поскольку государство в лице тюремного начальства не сможет определить, кто именно рассказал о том или ином скрываемом властями факте.

Фергана.Ру: - В Узбекистане в год празднования шестидесятилетия Всеобщей декларации прав человека развернута государственная программа по пропаганде «высокого уровня защиты прав и интересов человека» в стране. Неужели страны международного сообщества готовы слепо верить в эти показательные мероприятия в обмен на желание сохранить за собой право находиться в стране, что продемонстрировал Евросоюз, временно ослабив наложенные на Узбекистан после Андижанской трагедии санкции? Узбекские правозащитники призывают демократические государства прекратить спекуляцию с правами человека и трезво взглянуть на положение дел. Что необходимо предпринять международным ННО, чтобы повлиять на такое отношение к вопросу соблюдения прав человека в Узбекистане?

Мэтью Прингл: - Борьба за права человека должна быть продолжена. Считаю, что международные ННО, равно как и национальные, должны продолжать работу в этой области. И я знаю, что ряд ННО и отдельные правозащитники осуществляют свою деятельность в данном направлении.

Вообще, ситуация в Узбекистане прямо противоположна той, которую описывают узбекские чиновники на всевозможных международных форумах. Например, в 2006 году на заседание Комитета против пыток в Женеву из Узбекистана прибыли две делегации. Первая – официальная, представляющая правительство, в ее состав вошли порядка восьмидесяти человек, включая министров, их заместителей, всяческих советников и тому подобное, она подготовила специальный стенд с наглядными материалами счастливой жизни и благополучия узбекского народа.

Другая же узбекская делегация состояла из смелых правозащитников. Я стал свидетелем того, как правозащитники предоставили прямые подтверждающие факты применения пыток в стране. Достаточно было послушать их доклады, чтобы удостовериться в лживости показательных материалов, предоставленных правительственной делегацией.

И тогда встал вопрос: кому верить – красивым официальным докладам или же данным правозащитников, которые даже не были парированы представителями правительственной делегации? Это больше походило на театр, нежели на выступление Узбекистана на высоком форуме.

Я сожалею, что именно из-за такого нежелания узбекского правительства сотрудничать с международными и узбекскими ННО мнение об Узбекистане не меняется, а только ухудшается с каждой подобной конференцией. Считаю большим позором для Узбекистана то, что он уклоняется от сотрудничества и настаивает на избранном им подходе.

Фергана.Ру: - Насколько реально ожидать от Узбекистана изменений в положительную сторону в области соблюдения прав человека, в частности, в ситуации с применением пыток?

Мэтью Прингл: - Очень надеюсь на то, что узбекское правительство прислушается ко всем рекомендациям международного сообщества. Хотелось бы верить, что в следующую нашу встречу у нас будут хорошие новости по Узбекистану, и мы сможем обсудить дальнейшие шаги по обеспечению защиты интересов и прав человека в стране. Ожидать перемен необходимо, поскольку без надежды не будет и стремления что-то менять.

Беседовал Мусафирбек Озод






  • РЕКЛАМА