13 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Принудительный детский труд в Узбекистане: Власти пошли на диалог

28.08.2008 17:57 msk, М.Озод, К.Нордонов, Ф.Джани

Узбекистан Хлопок

Фото с веб-сайта Focuspictures.ru

Официальный Ташкент, ранее категорически отвергавший все обвинения в использовании принудительного детского труда при сборе хлопка, постепенно включается в трудный диалог с иностранными покупателями и наблюдающими организациями. Озаботился правами узбекских детей и влиятельный Международный консультативный комитет по хлопку. Тем временем, к отказу от использования хлопкового волокна из Узбекистана склоняется все больше компаний США, Канады и стран Евросоюза.

БОЙКОТ ОБЪЯВЛЕН

Как агентство «Фергана.Ру» сообщало ранее, четыре крупнейших объединения импортеров и торговцев одеждой из Европы и США направили президенту Узбекистана Исламу Каримову обращение с призывом незамедлительно принять решительные меры по прекращению использования принудительного детского труда на хлопковых полях этой страны, являющейся третьей в мире по объему экспорта хлопка.

СТАТИСТИКА
Посевные площади в Узбекистане в текущем году остаются на прежнем уровне, однако, в связи с неблагоприятными погодными условиями прогнозируется некоторое сокращение урожайности. В сезоне 2007/2008 производство хлопка-сырца в Узбекистане было наивысшим после урожая 1995/1996 года и составляло около 3,7 миллионов тонн, а производство хлопкового волокна достигло 1,2 миллионов тонн.
В текущем сезоне, по данным Международного Комитета по хлопку, в Узбекистане, предположительно, будет произведено 1.15 миллиона тонн волокна. Внутреннее потребление хлопкового волокна в Узбекистане постепенно растет и в настоящее время достигает 260 тысяч тонн в год. На экспорт, соответственно, будет отправлено около 900 тысяч тонн волокна.
Несмотря на некоторое снижение количества собранного урожая, доходы Узбекистана от продажи в текущем сезоне могут вырасти, потому что за последний год выросла и цена на хлопок.
«Фергана.Ру»
Официальное письмо на эту тему от имени Национальной федерации предприятий розничной торговли (NRF), Ассоциации лидеров розничной торговли (RILA), Американской ассоциации одежды и обуви (AAFA) и Ассоциации импортеров текстиля и одежды (AITA) было передано 18 августа в посольство Узбекистана в Вашингтоне (официальный текст пресс-релиза доступен на английском языке в файле формате PDF). В письме содержится заявление о том, что продавцы одежды и обуви потребовали от своих поставщиков прекратить закупки хлопка в Узбекистане.

Обеспокоенность группы американских компаний, выступивших с обращением к главе Узбекистана, вызвана непрекращающейся практикой использования в этой стране принудительного труда детей, не достигших шестнадцати лет. [Подробнее на эту тему – в архиве публикаций спецпроекта «Хлопок» агентства «Фергана.Ру»].

Четыре ассоциации, подписавшие и направившие данное письмо в адрес узбекского руководства, контролируют 90 процентов объема изделий из хлопка, продаваемых на рынках США, включая не только те, что производятся в США. По мнению авторов письма, окончательный отказ от хлопка, выращенного в Узбекистане, может привести к значительному снижению экспортных доходов этой среднеазиатской страны. Тем временем, число компаний, принявших решение прекратить использование узбекского хлопка в своем производстве, постоянно увеличивается: к бойкоту узбекского хлопка могут вскоре присоединиться также и импортеры из других стран.

Сообщается, что призыв прекратить закупки узбекского хлопка указанная выше коалиция направила также госсекретарю США Кондолизе Райс, Британскому консорциуму розничной торговли (British Retail Consortium), Канадской федерации одежды (Canadian Apparel Federation), Канадскому совету розничной торговли (Retail Council of Canada), EuroCommerce, Ассоциации внешней торговли (Foreign Trade Association) и Европейской организации одежды и текстиля (EURATEX).

«Руководство компаний-членов наших ассоциаций убеждено в том, что Узбекистан должен обеспечивать уважение к правам работников [на хлопковых полях] и правам человека в целом», – говорится в обращении американских импортеров к узбекскому правительству. – «Данное условие [не использовать детский принудительный труд и уважать права работников] указывается при заключении между компаниями и страной [экспортером, в данном случае – Узбекистаном] таких контрактов, которые бы вполне соответствовали международным стандартам труда».

В своем обращении коалиция импортеров напоминает президенту Каримову, что международные организации, включая Международную организацию труда (МОТ), готовы подключиться к участию в разрешении этой проблемы, чтобы помочь детям, вовлеченным в систему принудительного труда.

Как стало известно нашему агентству, 11 августа текущего года в Ташкенте с участием представителей некоторых посольств западных государств, Международной организации труда и ЮНИСЕФ (Международный Чрезвычайный Фонд помощи детям) прошло совещание, посвященное, главным образом, обсуждению использования в Узбекистане принудительного детского труда и потенциальному пересмотру статуса Узбекистана как страны, входящей в Общую систему торговых преференций.

СКАЗКА – ЛОЖЬ?

В министерстве иностранных дел Узбекистана информагентству «Фергана.Ру» сообщили, что обращение американских компаний в ближайшее время будет передано на рассмотрение президенту Исламу Каримову. Однако комментировать «письмо четырех» и вообще проблему труда детей сотрудники пресс-службы узбекского МИДа отказались.

Ранее власти Узбекистана категорически отрицали все обвинения в использовании принудительного детского труда. Так, в мае 2008 года министр внешнеэкономических связей Узбекистана Эльер Ганиев, сопровождаемый послом Узбекистана в США Абдулазизом Камиловым, во время встречи в вашингтонском офисе Международного консультативного комитета по хлопку (International Cotton Advisory Committee) заявил, что все обвинения в адрес узбекского правительства, связанные с использованием детского труда в хлопковом секторе страны, являются ложью. Он отмечал, что «дети работают в аграрной индустрии Узбекистана на легитимной и безопасной основе, так же, как и [остальные дети] во всем мире», подчеркнув, что «национальное законодательство Узбекистана запрещает подобную практику использования принудительного детского труда».

Отвергая данные отчетов международных и местных правозащитных организаций, которые подробно описали случаи использования в Узбекистане принудительного детского труда, Ганиев призвал всех «к конструктивному диалогу по данному вопросу», пообещав провести круглый стол с участием ЮНИСЕФ и других международных организаций.

Надо отдать министру Ганиеву должное: он сдержал обещание. В июле текущего года под его председательством в Ташкенте прошла встреча с участием компетентных организаций, на которой, в частности, обсуждался Национальный план действий, разработанный Министерством труда и социальной защиты населения республики с целью внедрения в жизнь положений двух недавно ратифицированных Узбекистаном конвенций МОТ - 138 о минимальном трудовом возрасте и 182 о запрещении наихудших форм детского труда.

По данным «Ферганы.Ру», упомянутый Национальный план действий уже прошел экспертизу в Министерстве юстиции Узбекистана. Правда, этот документ еще никто не видел – он пока не опубликован в печати. Заметим также, что различные государственные программы, будучи приняты и утверждены, зачастую так и остаются на бумаге. Так, к примеру, случилось с Национальным планом по предотвращению пыток, принятым в 2003 году, но до сих пор не принесшим никаких реальных плодов.

ВОЙНА НА ИНФОРМАЦИОННОМ ПОЛЕ

Вступая в вынужденные переговоры с потенциальными покупателями хлопка, узбекские власти, тем не менее, продолжают «информационную войну», размещая в зарубежной прессе «разъяснительные» статьи. По мнению некоторых экспертов, подобная PR-кампания – существенный признак того, что в Ташкенте, действительно, опасаются тотального бойкота как угрозы экспортным поступлениям.

В подобных материалах, написанных от имени «независимых» журналистов, сообщается, что акцентировать свое внимание на проблеме детского труда западные компании стали лишь только после того, как в 2005 году при продаже хлопковолокна Узбекистан перестал пользоваться площадкой Ливерпульской биржи, а отныне торгует сырьем напрямую.

БИРЖА НА ДОМУ
Отпуск хлопковой продукции со складов внутри страны удобнее для покупателей из Азии, в частности, Китая и такого нового для Узбекистана покупателя, как Бангладеш, чем для европейских стран. Сохраняет позиции важного импортера и Южная Корея. Как результат, доля узбекского хлопка на европейском рынке снизилась с 47,3% в 1998 году до 23% в 2005−м. Этому способствовала и стагнация текстильной отрасли в Западной Европе.
«Эксперт», 2006 г.
«Не надо быть большим специалистом, чтобы с большой долей вероятности утверждать, что подобное не может нравиться тем, кто "кормится" на продаже хлопкового волокна на бирже в Ливерпуле. И не дельцы ли при этой бирже лоббируют свои интересы, поднимая надуманный вопрос о прекращении закупок хлопкового волокна в Узбекистане? И был бы поднят этот вопрос, если бы Узбекистан по-прежнему продавал свое волокно через Ливерпульскую биржу?», - задает «наводящие» вопросы автор одной из таких статей.

«На хлопок из Узбекистана в мире большой спрос, и не все его потребители играют в те игры, в которые играют отдельные компании, использующие в своих интересах вопросы так называемого "детского принудительного труда". Примеры тому есть и в других странах», - продолжает автор статьи.

Последний тезис выглядит весьма циничным, но отнюдь не безосновательным. «Если даже весь Запад перестанет закупать узбекское волокно, то покупатели на наше «белое золото» все равно найдутся. Хлопок низкого сорта успешно покупают в России для производства технических тканей. Будут покупать и дальше, а при благоприятной политической конъюнктуре могут и увеличить объем закупок. Качественные сорта пойдут в Казахстан, в Корею, в Японию», - утверждает ташкентский эксперт-экономист, пожелавший остаться анонимным.

В самом деле, ожидать того, что импортеры хлопка из России или Казахстана, других стран Центральной Азии или Азиатско-Тихоокеанского региона вдруг озаботятся защитой прав детей, эксплуатируемых на узбекских плантациях, слишком наивно. Пока только так называемый «демократический Запад» прислушивается к мнению правозащитников и активистов неправительственного сектора (см., к примеру, веб-сайт «Коалиции против принудительного детского труда в Узбекистане»), инициировавших изучение проблемы и не устающих открыто заявлять о применении в хлопковом секторе Узбекистана худших форм детского труда.

БОРЬБА ЕЩЕ ВПЕРЕДИ

На июльскую встречу под председательством узбекского министра Эльера Ганиева представители Международного консультативного комитета по хлопку приглашены не были. Но все же эта влиятельная организация, ранее дистанцировавшаяся от обсуждения проблемы детского труда в Узбекистане, отныне намерена в полной мере подключиться к обсуждению этого вопроса.

Как стало известно агентству «Фергана.Ру», свое 69-е пленарное заседание в 2010 году Международный консультативный комитет по хлопку намерен провести непосредственно в Узбекистане. Использование принудительного детского труда, а также влияние хлопководства на окружающую среду станут центральными пунктами повестки дня.

Однако помогут ли данные меры (и насколько быстро помогут) искоренить использование принудительного детского труда на хлопковых полях Узбекистана – пока неизвестно. Ситуация с правами ребенка в этой стране де-юре является чуть ли не идеальной, в то время как фактическое положение дел в этой сфере год от года практически не меняется.

Статью подготовили Мусафирбек Озод, Курбан Нордонов, Феруза Джани




РЕКЛАМА