18 Ноябрь 2017

Новости Центральной Азии

Права человека в Узбекистане: На сессии ООН правозащитники напомнят об Андижане, пытках и несвободе

29.09.2008 17:29 msk, Фергана.Ру

Права человека Узбекистан

Как «Фергана.Ру» сообщала ранее, на сессии Совета ООН по правам человека в Женеве в декабре 2008 года в рамках обсуждения ситуации в Узбекистане впервые будут заслушаны доклады международных и местных правозащитников. Их сообщения опубликованы на официальном веб-сайте по правам человека ООН. Предоставленная ими информация главным образом связана с событиями, которые произошли после 1 января 2004 года.

Отметим, что сведения международных правозащитных организаций и активистов гражданского общества о состоянии в области прав человека в Узбекистане будут рассмотрены на сессии ООН впервые. Предлагаем вниманию читателей «Ферганы.Ру» выдержки из подготовленных правозащитниками докладов.

Судопроизводство и проблема пыток

Как заявляет молодежное движение по правам человека VERITAS, несмотря на то, что узбекские законы, включая Конституцию, признают верховенство международного права над национальным законодательством, узбекские суды в ходе процессов не ссылаются и не опираются на международные договоры в области защиты прав человека. VERITAS отмечает отсутствие в деятельности правоохранительных органов прозрачности и профессионализма, что ведет к применению пыток и жестокому обращению с целью получения доказательств. В докладе организации говорится, что семьи задержанных не сразу информируются об аресте их родственников, а узбекское законодательство не содержит положений, позволяющих задержанному самому связаться с адвокатом и родственниками в течение первых 24 часов.

International Commission of Jurists (ICJ) сообщает, что узбекская система уголовного права не гарантирует справедливого судебного разбирательства. Уголовные процессы характеризуются зависимостью от принудительных признаний, а также отсутствием надлежащего юридического представительства. Судебная власть не имеет силы и независимости, необходимых для защиты прав подозреваемых лиц.

Организация Mothers against death penalty (Матери против смертной казни) отмечает, что условия содержания под стражей в Узбекистане могут быть квалифицированы как антигуманные. Amnesty International серьезно обеспокоена фактами применения пыток или других видов жестокого обращения с задержанными и заключенными со стороны сотрудников правоохранительных органов. О пытках сообщают не только люди, подозреваемые в членстве запрещенных исламских групп или в совершении террористических преступлений, но и представители всех слоев гражданского общества, включая правозащитников, журналистов, бывших членов правительства и сотрудников сил безопасности. Многие из них заявляют, что они регулярно подвергались пыткам или иному жестокому обращению во время содержания под стражей в целях получения признательных показаний.

Human Rights Watch (HRW) считает, что правительство Узбекистана упорствует в своей неспособности в полной мере осуществить данные в 2003 году рекомендации Специального докладчика по вопросу о пытках. По мнению ICJ, важный фактор в распространении такого явления, как пытки, - отсутствие доступа к адвокату в период уголовного расследования или предварительного заключения. Обеспечивающие доступ к адвокату правовые положения на практике плохо соблюдаются. Приговоры зачастую основаны на доказательствах, полученных под пытками.

Bureau on Human Rights and Rule of Law (BHRRL) сообщает, что медицинская помощь осужденным оказывается неквалифицированно, процедура флюорографии зачастую вовсе не проводится, а большинство заключенных страдают от туберкулеза. Ухудшению здоровья осужденных способствуют также плохое питание и тяжелые климатические условия. BHRRL также отмечает, что в большинстве мест содержания под стражей дети находятся вместе с взрослыми, что противоречит нормам Уголовно-процессуального кодекса. Камеры переполнены, не имеют ни достаточного освещения, ни вентиляции, ни отопления. В единственной исправительной колонии для женщин нет отделения для несовершеннолетних женского пола.

По данным VERITAS, лица, обвиненные и осужденные за совершение антигосударственных, религиозных и политически мотивированных преступлений, содержатся в более жестких условиях, чем остальные заключенные. Инициативная группа независимых правозащитников Узбекистана (IGNPU) добавляет, что религиозные заключенные ограничены в праве исповедовать свою религию, зачастую им запрещается читать молитвы.

Amnesty International в своем докладе приветствует тот факт, что в Узбекистане с 1 января 2008 года вступил в силу новый закон, заменяющий смертную казнь пожизненным или долгосрочным лишением свободы. Однако спустя шесть месяцев власти до сих пор не опубликовали статистические данные о фактах смертной казни за предыдущие годы, родственникам казненных до сих пор не предоставлены информация о месте их захоронения.

Amnesty International приветствовала то, что в марте 2008 года была достигнута договоренность с правительством Узбекистана о предоставлении доступа Международному комитету Красного Креста (МККК) в тюрьмы в соответствии с его мандатом. В свою очередь, VERITAS поясняет, что омбудсмен по закону имеет полномочия инспектировать любые места лишения свободы, когда захочет и без предварительного уведомления. Тем не менее, в Узбекистане институт омбудсмена полностью зависит от исполнительной власти и посещение им мест содержания под стражей не может пролить свет на ситуацию.

Андижан

HRW напоминает о массовом убийстве узбекскими властями сотен безоружных демонстрантов в городе Андижане в мае 2005 года. Организация отмечает, что с тех пор узбекское правительство пытается переписать историю и замолчать всех, кто может поставить под сомнение официальную версию событий. Несколько сотен людей были признаны виновными и в ходе закрытых судебных разбирательств в 2005 и 2006 годах осуждены на длительные сроки заключения. Репрессии коснулись многих из родственников людей, которые бежали в соседние страны сразу же после массового расстрела позднее были переселены в третьи страны, а также тех, кто бежал, но позднее возвратился в Андижан. Эти группы людей находятся под интенсивным давлением правительства, они были подвергнуты остракизму, допросам, за ними ведется постоянное наблюдение. В результате, своим преследованием спустя три года после массового убийства правительство продолжает генерировать новых андижанских беженцев.

Amnesty International вновь выражает свою обеспокоенность тем, что власти Узбекистана продолжают отказывать в проведении независимого международного расследования Андижанской трагедии. ICJ сетует, что представители Управления Верховного комиссара ООН по правам человека не смогли посетить страну для подготовки доклада о событиях в Андижане, а ташкентский офис этой организации был вынужден закрыться в 2006 году под давлением властей. Между тем, по мнению этой организации, разбирательства, проведенные на волне андижанских событий, были явно несправедливыми. В своем докладе ICJ отмечает, что специалисты Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) обнаружили в материалах суда над пятнадцатью мужчинами серьезные недостатки, в том числе - отсутствие независимых адвокатов, а также отсутствие доступа общественности к судебному процессу. Они также отметили неприятие узбекскими властями мониторинга судов.

Свобода совести

Human Rights Without Frontiers International (HRWFI) отмечает, что Конституция Узбекистана предусматривает свободу вероисповедания и отделение церкви от государства, но на практике этого нет. Правительство сохраняет контроль над исламом и финансированием мусульманского совета Узбекистана, который отслеживает содержание проповедей и публикации на исламские темы. Некоторым исламским группам было отказано в регистрации из-за подозрения в экстремистских намерениях.

Как отметил Институт по вопросам религии и общественной политики (IRPP), мусульмане, которые выполняют элементарные правила исламской веры, такие, как, например, ношение головного платка или бороды, подлежат увольнению с работы и исключению из вузов. Служба новостей «Форум 18» (F18) добавляет, что число узбекских паломников, отправляющихся в хадж, ограничивается пятью тысячами, что составляет примерно пятую часть от предоставленной Саудовской Аравией квоты.

По мнению HRW, узбекские власти неустанно, на протяжении многих лет продолжают свою кампанию по проведению незаконных арестов и пыток мусульман, которые исповедуют свою веру вне контроля со стороны государства или принадлежат к незарегистрированным религиозным организациям. На мирных верующих часто навешивают ярлыки «религиозных экстремистов». Десятки из них были арестованы или осуждены в 2007 году по обвинениям, связанным с религиозным «экстремизмом», а многие другие, уже отбывающие длительные сроки тюремного заключения, признаются виновными в нарушении тюремных правил всего за несколько недель до их освобождения, в результате чего они были вновь осуждены.

HRW добавляет, что с постоянным притеснением за «незаконную» религиозную деятельность сталкиваются также протестанты и члены общины «Свидетели Иеговы». Зачастую их приговаривают к лишению свободы до пятнадцати лет и крупным штрафам в размере до двухсот минимальных размеров заработной платы, а также навешивают на них ярлык «экстремистов».

Свобода передвижения

В докладе HRW говорится, что Узбекистан унаследовал от советских времен систему регистрации по месту жительства (прописки) и сделал столицу Ташкент «закрытым» городом, а граждане, родившиеся в других городах Узбекистана, не могут получить вид на жительство или регистрацию в столице без разрешения специального правительственного комитета. Поэтому люди из бедных регионов, прибывшие в поисках работы в Ташкент, оказываются без законного статуса, что ограничивает их права и права их детей на образование и получение медицинского обслуживания.

Human Rights in Central Asia напоминает, что каждый гражданин Узбекистана, желающий выехать из страны, должен сначала получить разрешение в виде выездной визы Министерства внутренних дел. В большинстве случаев власти отказывают в предоставлении выездной визы активистам-правозащитникам, представителям политической оппозиции и журналистам. Статья 223 Уголовного кодекса Узбекистана предусматривает за нелегальное пересечение государственной границы наказание в виде лишения свободы на срок до десяти лет. Организация сообщает, что в течение последних двух лет многие выезжавшие за границу граждане после возвращения в Узбекистан были допрошены сотрудниками правоохранительных органов.

Свобода слова

HRW сообщает о том, что средства массовой информации в Узбекистане жестко контролируются. По меньшей мере, шесть независимых журналистов в настоящее время отбывают длительные сроки тюремного заключения - от пяти до пятнадцати лет. Многие другие были вынуждены покинуть страну. Несмотря на законодательство, запрещающее цензуру и обеспечивающее свободу слова, на практике цензура является нормой, а свобода слова сильно ограничена.

Centre of Extreme Journalism in Uzbekistan отмечает, что в стране вообще нет независимых СМИ, а журналисты выступают в качестве инструментов государственной пропаганды.

В докладе HRW также говорится, что иностранным корреспондентам и узбекским гражданам, работающим на иностранные средства массовой информации, не разрешается работать без аккредитации. В настоящее время в стране аккредитована горстка иностранных корреспондентов, среди них нет работающих на западные СМИ. Международные новостные бюро, такие, как Би-би-си, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, Немецкая волна, Институт по освещению войны и мира (IWPR), были вынуждены прекратить свою деятельность в Узбекистане после получения отказа в аккредитации. Последние пять лет власти страны систематически блокируют доступ к социально-политическим интернет-ресурсам, которые публикуют статьи, освещающие события в Узбекистане. Пользователи не имеют права доступа к нескольким сотням сайтов.

В докладах международных правозащитных организаций и активистов гражданского общества поднимаются и другие темы, например, проблемы домашнего насилия, беспризорных детей, людей с ограниченными возможностями, с нетрадиционной сексуальной ориентацией и так далее. Свои наблюдения и мнения по означенному спектру вопросов они намерены озвучить на сессии Совета ООН по правам человека, которая состоится 1-12 декабря 2008 года. Обсуждение на сессии ООН носит открытый характер и даже будет транслироваться по сети Интернет.






  • РЕКЛАМА