11 Декабрь 2017

Новости Центральной Азии

Узбекистан: Дети собирают хлопок из последних сил (фото)

06.10.2008 14:27 msk, Фергана.Ру

Узбекистан Хлопок

Фоторепортажи с хлопковых полей Узбекистана смотрите в Галерее «Ферганы.Ру»

В Наманганской области Узбекистана школьников снова заставили собирать хлопок, сообщил «Фергане.ру» правозащитник, представитель Международного Общества Прав Человека (МОПЧ) Ахмаджон Нормирзаев.

Если в самом Намангане к сбору урожая привлекают бюджетников, в том числе и молодых учителей-практикантов, то по области вместе с учителями на поля вышли школьники. Активист Правозащитного Альянса Узбекистана (PAU) Олег Сарапулов и корреспондент «Ферганы.ру» убедились в этом лично.

Сказали, надо много собирать…

4 октября правозащитник и журналист отправились в путь. Место для спонтанной проверки было выбрано произвольно: Уйчинский район Наманганской области, километрах в пятнадцати-двадцати от областного центра. Найти поля, на которых работают дети, не составило труда. В школе, закрытой на время сбора хлопка, указали на фермерское хозяйство «Элита».

Дети на хлопковых полях Наманганской области Узбекистана
Дети на хлопковых полях Наманганской области Узбекистана. Фото © «Фергана.Ру», октябрь 2008 г.

На поле работает много пяти- и шестиклассников из национальной (с узбекским языком обучения) школы № 26 Уйчинского района Наманганской области. Например, Умида Турсунова. Ей 11 лет, она учится в пятом классе. «Я работаю первый день. Нам сказали, что хлопка нужно собирать много», - говорит маленькая Умида.

Это подтверждает и ее одноклассница Зилола Рустамова, которая живет неподалеку от фермерского хозяйства: «Второй день мы собираем хлопок до трех-четырех часов, после чего едем домой обедать. Из нашего класса сегодня работают шестнадцать человек. Соберем хлопка, сколько получится».

Шестиклассники выходят на работу каждый день со 2 октября, так же как и европейский (с русским языком обучения) 8 «А» класс школы №6. А европейский 9 «А» класс собирает хлопок уже третий день. Норма установлена: двадцать кг в день.

Хотя для ребят в полевой кухне готовится обед, еду для себя они приносят из дома. Причем маленькие хлопкоробы ни разу не пробовали здешнюю пищу, поэтому не могут сказать, вкусная ли она. Возможно, что из заработанных ребенком денег слишком много могут вычесть за питание, поэтому родители вынуждены отказываться от организованных обедов.

Дети на хлопковых полях Наманганской области Узбекистана
Дети на хлопковых полях Наманганской области Узбекистана. 11-летняя Умида Турсунова. Фото © «Фергана.Ру», октябрь 2008 г.

Бекзод Шарифжанов и Анвар Тагильдянов, 16 лет, из 9 «Б» класса школы № 6: «Мы работаем здесь четвертый или пятый день, но хлопка собрали не очень много. Еду приносим с собой, а питьевую воду наливаем здесь из крана. Мы живем в Уйчинском районе, всего в пяти-шести километрах отсюда, поэтому ходим на работу пешком. Нужно собирать 20 килограмм в день, без выходных. Из нашего класса сейчас работают пять-шесть человек, остальные болеют или их не пускают на поле родители».

Нодырбек Касымов, 9 «А» класс: «Мне нравится собирать хлопок, но и в школе учиться тоже нравится. В школе лучше. Здесь работаю уже два дня, школа закрыта. Сегодня в поле десять человек из нашего класса. Наш дом находится отсюда в восемнадцати или в двадцати километрах, и чтобы доехать до работы, приходится нанимать машину. Здесь нужно быть уже в восемь утра и собирать хлопок часов до четырех-пяти вечера. Собрать нужно 15-20 килограмм каждый день. Сколько мне заплатят? Пока не знаю. А здешнюю еду я не хочу, обед всегда беру из дома. И вода есть», - ребенок поднимает с земли почти пустую грязную баклажку.

Никто из опрошенных детей не знал, ни того, сколько ему заплатят за собранный хлопок, ни того, сколько, в принципе, стоит один килограмм.

Дети на хлопковых полях Наманганской области Узбекистана
Дети на хлопковых полях Наманганской области Узбекистана. Фото © «Фергана.Ру», октябрь 2008 г.

Педагог или надсмотрщик?

Учительница Надежда Викторовна (имя изменено): «Наши уроки не пропадают: когда хлопок соберем, дети начнут учиться в две смены, чтобы нагнать программу. У них не бывает ни осенних, ни зимних, ни весенних каникул. А еда – еда нормальная на хлопке, каждый раз мясная, но дети ее не едят. Возмутительно, - продолжает Надежда Викторовна, - что преподавателям, многие из которых имеют по два высших образования, приходится следить за работой детей на полях. Просто интересно, когда же закончится эта эксплуатация детей?» - устало разводит руками этот преподаватель истории государства и права.

Слова педагога подтверждает и правозащитник Ахмаджон Нормирзаев, руководитель Наманганского отдела МОПЧ: «С начала октября дети с 11 лет вывозятся на поля вместе со своими учителями. Сокращается учебный процесс, отменяются каникулы. После ученикам приходится интенсивно наверстывать пропущенную учебную программу в немыслимо короткие сроки».

Ахмаджон рассказал, что еще «в начале сентября этого года руководство хокимията Наманганской области на совещании с представителями фермерских хозяйств, предприятий и организаций города Намангана и Наманганской области предупредило, что из-за всемирного бойкота узбекского хлопка нельзя привлекать к сбору урожая детей. Но при этом фермерам предписывалось в срок выполнить план сдачи хлопка-сырца. Запрет на использование детского труда остался голословным: ради выполнения плана по сдаче хлопка-сырца директора общеобразовательных школ и среднеспециальных колледжей районов Наманганской области пренебрегают правами детей. Следуя устному распоряжению хокимията, они распорядились отправить детей на хлопковые поля: все эти руководители учебных заведений боятся потерять свое кресло, и хокимият этим пользуется. Поэтому санкции Евросоюза на узбекский хлопок необходимо ужесточить», - считает Ахмаджон Нормирзаев.

Несовершеннолетние дети на хлопковых полях Наманганской области Узбекистана
Дети на хлопковых полях Наманганской области Узбекистана. Фото © «Фергана.Ру», октябрь 2008 г.

«Плохо, что учеников не обеспечивают транспортом и дети вынуждены добираться на поля самостоятельно, - говорит преподаватель русского языка начальных классов одной из школ Намангана Альфия Икрамовна (имя изменено). – Если ученик пропускает один день сбора хлопка, то преподаватель вынужден заплатить государству «штраф» 2 тысячи сум (1,5$), ведь на каждый класс дается норма сбора хлопка. Дети, собравшие хлопка меньше нормы, приносят его из дома, например, притаскивают матрасы, иначе учителю приходится покрывать недостачу из собственных денег, хотя наша зарплата составляет – даже после повышения с 1 сентября – всего 156 тысяч сумов ($117)».

Количество учеников на полях ежедневно проверяется директором учебного заведения. «В сборе хлопка участвуют и другие школьные работники: уборщицы, секретари, лаборантки, которые живут на полях по 15 суток», - рассказывает Альфия Икрамовна и добавляет: «19-20 сентября наш Уйчинский район посетили представители ЮНЕСКО, проводившие мониторинг детского труда. Но, как и следовало ожидать, власти области не показали им поля, на которых работали дети. Хоким области всегда оказывается предупрежден о прибытии проверяющих комиссий, и маршрут поездки комиссии разрабатывается заранее. В результате проверяющим всегда показывают только «правильные», подготовленные поля».

Дети на хлопковых полях Наманганской области Узбекистана
Несовершеннолетние дети на хлопковых полях Наманганской области Узбекистана. Фото © «Фергана.Ру», октябрь 2008 г.

Власти Узбекистана не желают, чтобы мировая общественность узнала правду об использовании детского труда на хлопковых полях. Вскоре после того, как журналист «Ферганы.ру» и правозащитники уехали из фермерского хозяйства «Элита» Уйчинского района, на эти хлопковые поля примчались несколько сотрудников Наманганского уголовного розыска, но, к своему огорчению, уже никого не застали. Силовики пытались даже искать «провинившихся» правозащитников по всей Наманганской области, но и это тоже не удалось.

Подробнее о теме использования принудительного труда детей на хлопковых плантациях Узбекистана читайте в специальном разделе веб-портала «Фергана.Ру» «Хлопок».




РЕКЛАМА