21 Сентябрь 2017

Новости Центральной Азии

Узбекистан: Отмена санкций ЕС никого не удивила

13.10.2008 21:39 msk, Подготовили М.Яновская и Ф.Джани

Узбекистан Колонка эксперта

13 октября в Люксембурге прошло заседание министров иностранных дел стран Евросоюза, на котором было принято решение о частичной отмене санкций против Узбекистана, введенных в 2005 году после андижанских событий. Не снимая ограничений на продажу Узбекистану оружия, военного снаряжения и другого оборудования, которое может быть использовано против мирного населения, ЕС снял визовые ограничения восьмерым узбекским чиновникам, причастным к андижанскому расстрелу. Корреспонденты «Ферганы.Ру» попросили экспертов коротко объяснить, почему ЕС снял эти санкции.

Алексей Малашенко, член научного совета Московского Центра Карнеги:

- То, что оставили ограничение на торговлю оружием, - это понятно и мало кого «колышет». Они и не собираются его поставлять в Узбекистан. А вот на снятие санкций по ограничению визового режима я бы посмотрел шире. Только что ведь и с Лукашенко – а вместе с ним и с ряда белорусских чиновников – на полгода сняли санкции (запрет на въезд в Европу для руководства республики, в том числе и для президента Александра Лукашенко, был введен в 2006 году, после выборов президента Белоруссии, которые Евросоюз счел недемократическими. – ред.). Все это хорошо вписывается в отношение ЕС к СНГ. На той неделе Марат Тажин (министр иностранных дел Казахстана – ред.) был в Вашингтоне и подтвердил, уже выступая у нас, в Центре Карнеги, что никакую Осетию Казахстан признавать не будет, и предложил открыть Центры Карнеги в Алма-Ате или в Астане. Подход ЕС к Узбекистану вполне вписывается в эту интересную картину. Все страны СНГ довольно скептически отнеслись к этой истории с признанием Россией Южной Осетии и Абхазии, и не хотят на этом терять. И им немедленно предлагают подобные вещи. Это естественная ситуация, когда появляется возможность приблизить к себе людей, что ЕС и делает.

Аждар Куртов, эксперт Российского Института стратегических исследований:

- Решение ЕС может быть мотивировано несколькими причинами. Во-первых, за последние два года усилилось внимание Евросоюза к Центральной Азии, была выработана стратегия ЕС по отношению к этому региону, и естественно, что при реализации этой стратегии одна из крупнейших центрально-азиатских стран не может быть каким-то образом дискриминирована и отстранена.

Второе – Евросоюз постепенно включается в борьбу за регион. ЕС припоздал, он, можно сказать, собирается вскочить на подножку уходящего поезда. До сих пор за Центральную Азию боролись другие крупные игроки: США, Россия, отчасти Китай и мусульманский мир. А европейцы были представлены только в некоторых направлениях по поводу прав человека и демократии. Но ситуация в Европе сейчас обстоит не совсем лучшим образом, и у европейцев появилась идея фикс получить дополнительные источники углеводородов из Центральной Азии, причем желательно получить их, минуя территорию России. Узбекистан не является крупным экспортером газа на внешний рынок, но в последний период республикой были подписаны соглашения, предполагающие увеличение добычи природного газа и увеличение его экспорта на внешние рынки. Причем европейский рынок более привлекателен для Узбекистана, чем рынок соседей по региону, - европейцы готовы платить более высокую цену. Понятно, что при нынешней конъюнктуре цен, когда цены на углеводороды резко выросли, есть серьезный соблазн сорвать большой куш. И здесь интересы Узбекистана совпадают с интересами ЕС. И то, что в этом году Россия договорилась с Казахстаном, Узбекистаном и Туркменистаном о поднятии цен на центральноазиатский газ, уже свидетельствует о том, что Россия вынуждена больше учитывать интересы стран-поставщиков. Решение ЕС об отмене санкций можно считать одним из средств Евросоюза в этой конкурентной борьбе. Когда речь идет о крупных соглашениях и суммах в сотни миллионов долларов, очень часто договаривающиеся стороны используют стоящую за их спинами государственную мощь. Вполне допускаю, что во время переговоров по поставкам природного газа была озвучена просьба узбекской стороны об отмене санкций.

Думаю, что сыграло свою роль и еще одно обстоятельство: санкции, по сути дела, показали свою недостаточную эффективность. Очевидно, что Ташкент сумел «переварить» эти санкции, и большого ущерба они ему не принесли.

Олег Панфилов, директор Центра экстремальной журналистики:

- Я не знаю, какие могут быть экономические причины. Может быть, власти Узбекистана каким-то образом убедили Европу, что они нуждаются в кредитах и экономических проектах Евросоюза. Что касается политической подоплеки, то мне кажется, что Евросоюз, на самом деле, долгое время ждет, когда население Узбекистана наконец-то самостоятельно займется защитой своих прав. Если бы я себя представил на месте чиновника Евросоюза, то кроме выдвижения требований к властям Узбекистана, я бы, конечно, ожидал, чтобы та активная часть населения Узбекистана – которую еще нельзя назвать «гражданским общество», но все же… - чтобы эта его часть стала еще активнее.

Понимаете, очень трудно настаивать на том, что в стране нужно гражданское общество, если само общество этого не хочет. Поэтому возникает довольно печальная ситуация, когда международные организации требуют свободы слова, но на самом деле в стране нет ни людей, ни желания, ни возможностей для того, чтобы эта свобода слова была. Я не помню ни одного серьезного случая, когда бы нарушения прав журналистов превращались в акцию солидарности. Не два-три человека у стен прокуратуры, на которых нападают ташкентские проститутки, а именно хорошая, нормальная акция, хорошо организованная. Вот этого, к сожалению, нет. И мне кажется, что разочарование Евросоюза, в том числе, и по этому поводу.

Бахром Хамроев, узбекский оппозиционер и правозащитник:

- Отмена этих санкций напоминает мне ситуацию, когда убийцу, преступника оставили без суда. Когда в жизни такое происходит, все удивляются: как такое могло случиться?

Мы все знаем, что случилось в Андижане 12-13 мая 2005 года, мы помним ужасные преступления, совершенные там. И когда после расстрела мирных людей Каримов приехал в Москву, и Путин принимал его как уважаемого гостя, - было непонятно, почему, несмотря на санкции ЕС, Россия все-таки поддерживает Каримова.

А сегодня Евросоюз поддерживает Россию в ее антиамериканской позиции, и поэтому санкции сняты. Мотивируется это непонятной для нас логикой: мол, снятие санкций нужно для стабилизации. Но мы будем помнить, кто поддержал узбекского преступника, и когда режим в Узбекистане изменится, к власти придут люди, которым будут не безразличны права узбекского народа, у общества появится возможность раскрыть преступления и наказать виновников андижанской трагедии. Мы будем добиваться справедливого суда и над Каримовым, если он будет жив, и над его сообщниками.

Аркадий Дубнов, эксперт по Центральной Азии, международный обозреватель газеты «Время новостей»:

- Во-первых, к сожалению, никаких сюрпризов не произошло, и ЕС-овская бюрократия победила. Частично санкции с Узбекистана сняты, и точка зрения Германии – страны, которая в первой половине прошлого года председательствовала в ЕС, оказалась принята.

Эта точка зрения состоит в том, что Евросоюз должен стремиться поддерживать лояльные отношения с такими ключевыми странами Центральной Азии, как Узбекистан, - а для Германии это особенно важно, потому что именно благодаря предоставленной Ташкентом военной базе в Термезе Германия может беспрепятственно заниматься снабжением своего контингента в Афганистане и оказывать такого же рода поддержку своим союзникам по НАТО. Но это экономическая сторона.

А если говорить об идеологической стороне, то для ЕС сегодня важнее иметь в Узбекистане пусть и тоталитарный, но хорошо контролирующий ситуацию режим. Стабильность в регионе сегодня для ЕС важнее прав человека, а режим Каримова сегодня обеспечивает стабильность.

Санобар Шерматова, эксперт по Центральной Азии, спецкор газеты «Газета»:

- Примечательно, что из списка санкций, примененных Евросоюзом, оставлен в силе тот самый пункт, который меньше всего мешал Узбекистану. Страна и раньше не зависела от Запада в вопросах поставок вооружений (если не считать короткий период после 1999 года, когда узбекским частям понадобились приборы ночного видения и другое снаряжение для борьбы с боевиками ИДУ; впоследствии все это было предоставлено США). В основном, узбекская армия оснащена советской (российской) боевой техникой, которая поставляется Узбекистану, возобновившему членство в ОДКБ, по льготным ценам.

Надежды, что санкции могут изменить характер властей или даже политический строй Узбекистана, с самого начала были обречены на неудачу. Это - задача столь большого масштаба, что простым внешним давлением ее не решить. Впрочем, европейские политики, судя по всему, сами не верили в заявленные цели. Принятые санкции были заморожены. Наиболее прагматичными оказались немцы, использовавшие период европейской изоляции для того, чтобы укрепить отношения с Узбекистаном. В Ташкенте приходилось слышать, что немецкому посольству, которое часто проводит мероприятия с участием узбекских высоких чиновников, завидуют другие европейские дипломаты, лишенные такого общения.

Самому Евросоюзу, стремящемуся усилить присутствие в регионе Центральной Азии для решения ряда задач, санкции ни к чему. Тем не менее, они не были полностью сняты, предположительно, из-за позиции скандинавских стран. Впрочем, как утверждают эксперты, в ноябре они будут полностью отменены при условии, что все 27 стран единогласно не решат их продолжить.

Записали Мария Яновская и Феруза Джани




  • РЕКЛАМА