23 Сентябрь 2017

Новости Центральной Азии

Азиатские литераторы побывали в Берлине на фестивале

09.07.2002 00:00 msk, Х.Закиров

В мае этого года наш земляк, ферганский поэт Шамшад Абдуллаев принимал участие в литературной программе фестиваля "В стороне от шелкового пути", который проходил в Берлине. На некое схожее событие, устраиваемое Институтом им. А.Грамши в Болонье приглашен в сентябре ферганец Хамдам Закиров.

===============

Две статьи о Фестивале

===============

ВЗГЛЯД С РЕЙХСТАГА

Шербото ТОКОМБАЕВ

Два весенних месяца в Берлине, в Доме Культур Мира, шли дискуссии по Центральной Азии. Принять участие в них приехали представители культурной, творческой элиты Кыргызстана, Казахстана, Узбекистана и Таджикистана.

Интерес немецкого общества к азиатской культуре вылился в грандиозную серию встреч и открытий. Причем, и мы, носители азиатской культуры, проведя несколько дней в столице объединенной Германии — Берлине, узнали много нового о быте и культуре одной из самых развитых стран Европы.

Не совсем обычной, по нашим меркам, была сама организация столь масштабного мероприятия. Аудитория на лекции и дискуссии собиралась самая разноликая. Никаких тебе специалистов по литературе, искусству ли журналистике с заранее заготовленными речами. В зале присутствовали лишь те, кто, случайно увидев на улицах Берлина афишу Дней культуры Центральной Азии, заинтересовался той или иной темой или фамилией. Это казалось тем более странным на фоне достаточно высоких затрат на организацию. Но именно тогда, когда приходят люди, проявляющие неподдельный интерес к заявленному жанру, как выяснилось, в атмосфере зала нет никакой натянутости.

Немцы — народ на редкость любознательный. Когда я поинтересовался, почему государство тратит большие деньги на изучение чужой для них культуры, ответ поразил своей практичностью. "Через другую культуру обогащается наша собственная культура", — ответила Катарина Нарбутович, редактор, переводчик и топ-менеджер Дома Культур Мира.

Разумеется, немалую часть присутствующих в зале составляли наши вчерашние сограждане по бывшему СССР. Как правило, они не упускают возможность послушать русскую речь. Но вопрос "на засыпку" — почему я, пишущий на русском, использую кыргызские слова "бай", "бешбармак", "калпак" — задали мне коренные немцы. Им было странно слышать, что азиатский русский, по правде говоря, сильно отличается от российского русского, так же как и люди, живущие в самом сердце Азии, конституционно закрепив за русским языком статус официального, не перестали быть кыргызами, азиатами, со своими традициями, формировавшимися под влиянием взаимодействия разных культур на пересечении караванных дорог Великого Шелкового пути.

"Кровь кочевника" — так называется моя книга, представленная слушателям лекции. По случайности название книги переплелось с названием выставки, знакомящей посетителей с творчеством азиатских художников-концептуалистов — No mad"s Land (игра слов: Nomad - кочевник, No mad"s Land - "Страна нормальных"). Выставка — крупнейшее событие фестиваля, длящееся целых три месяца. Проект представил на суд зрителей работы художников из Ашгабата и Бухары, Самарканда и Душанбе, Ташкента и Чимкента, и, конечно же, наших соотечественников. Особое оживление можно было наблюдать у стендов с работами Майлообека Жекшенова и Улана Жапарова (экспозиция "Земля кочевников"). Неподдельный интерес вызвало творчество Гульнары Касмалиевой и Муратбека Джумалиева (студия "Замана") и других. Часть тиража книги "Кровь кочевника" осталась в Германии, и это тоже свидетельство того, как высок сегодня интерес к восточной культуре на Западе.

Западная же культура, на мой взгляд, ушла далеко вперед как минимум, в бытовом отношении. Искреннее уважение вызывает трепетная любовь немцев ко всему живому, кропотливый труд, вложенный в каждое дерево, каждый куст у подъезда. Тропическая зелень у жилых домов визуально несовместима с климатом Берлина — вечно пасмурным небом и сыростью, от которой стволы старых деревьев в любое время года имеют цвет тины. Но здешние законы гласят: у каждого подъезда должен быть разбит красивый садик, все обязано цвести и радовать глаз. А немцы — народ на редкость законопослушный. Отсюда и удивительные цветы везде, где только можно — на городских клумбах, в подвесных горшках, на окнах и балконах. Особо ценные деревья и кусты здесь выращивают в больших кадках. При непогоде их вносят в дома и офисы. И можно только восхищаться огромным терпением, которое стоит за правильной кроной буквально каждого дерева, за ухоженным стволом, заботливо обвязанным циновкой — от зайцев. Мы убедились, что городские парки полны живности. Косули, зайцы, дикие свиньи шныряют в кустах, опровергая излюбленные домыслы о дефиците живой природы в густонаселенной Европе. Не говоря уже о голубях — сизые, белые, радужные, — они любимцы горожан и большие гурманы по части разных булок и сухариков.

Дискуссии по теме "Журналистика и СМИ в Центральной Азии" вернули в суровую реальность отечественного бытия. О состоянии свободы слова в республиках Центральной Азии поведали представители Узбекистана, Таджикистана и Кыргызстана. Галима Бухарбаева — руководитель Ташкентского бюро Института по освещению войны и мира, "рассекретила" цензуру в узбекских СМИ. Додожон Атовуллоев, главный редактор таджикской газеты "Чароги Руз" позиционировал себя, как личный враг президента Э.Рахмонова. Одним словом, выступления участников не отличались разнообразием. Каждый старался расписать в красках ужасы "своего городка". На этом фоне выгодно прозвучало выступление нашего Кабая Карабекова, который очертил большой круг экономических и чисто профессиональных проблем кыргызской журналистики. По его мнению, политику делает экономика. Журналист, вынужденный думать о куске хлеба, нередко забывает о таких "мелочах", как патриотизм и гражданская позиция.

Накал страстей в итоге вышел вялым. Похоже, немцы, как и я, так и не смогли до конца понять, почему, например, Додожон, живущий в Гамбурге на деньги иностранцев, дети которого учатся в западных вузах, считает при этом себя личным врагом президента, устроившего ему такую сладкую жизнь. Да и узбекская делегатка не производила впечатления загнанной в угол страдалицы. Черту подвел представитель "Немецкой волны": "В странах, где развивается интернет, вряд ли можно говорить о гонениях на свободу слова". На том и разошлись, оставшись, как говорят, при своем мнении.

Интересен был диалог, стихийно возникший после дискуссии. Меня спросили: "Что вы там сделали с Игорем Гребенщиковым?" "В каком смысле?" — не понял я. "Он тоже участвовал в дискуссиях, — был ответ. — А после возвращения из Берлина подвергся гонениям. Теперь просит в Германии политического убежища". Я расспросил об этом жену — сотрудника президентской пресс-службы. Ее ответ отчасти объяснил механизм попадания отдельных наших "страдальцев" на ПМЖ на Запад. "Неужели? — удивилась она. — Вроде, был такой журналист. Но никто никуда его не гнал. О нем вообще ничего не слышно с прошлой осени. По-моему, его статьи выходят где-то на казахских сайтах"….

Вид с Рейхстага открывается совершенно удивительный. Панорама объединенной столицы объединенной страны все еще хранит следы деления Берлина на Западный и Восточный. Сильно это деление и в памяти берлинцев. Но только лишь в памяти. Границы в хрупкой сфере представлений о жизни, стереотипы поведения и темп жизни жителей когда-то двух разных государств теперь уже практически неотличимы. Лишь обилие в восточной части города подъемных кранов и строителей, активно стирающих с лица города "совковую" архитектуру, возрождающих на их месте старинные здания и дворцы, все еще напоминает о территории бывшего соцлагеря.

Потрясающее впечатление производит памятник воинам-освободителям, на мемориальной плите которого золотыми буквами выведено: "Вечная слава героям, отдавшим свои жизни в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками". И — море кроваво-красных цветов у подножия грандиозной каменной фигуры солдата. Я видел похожие монументы в Польше, некоторых городах России — с отколотыми частями, заплеванные и изрисованные вандалами. И мысленно отдал честь немецкому народу, который так умеет извлекать горькие уроки из своего прошлого.

В Берлине 250 тысяч русских. Столько же турков. Русскую речь можно слышать везде — в метро, кафе, магазинах. Тем не менее, в Германии трудно прожить без знания языка. Шпрах-диплом (на знание немецкого) — единственное, к чему сразу же начинают стремиться все, кто приезжает сюда на постоянное проживание. Без языка ты никто, и твой источник существования — мытье полов в общественных туалетах или укладывание вручную каменной мостовой. От желающих, меж тем, нет отбоя. Результатом такой экспансии является идеальная чистота и ухоженность городских улиц, площадей и метро. Еще один миф о Германии — мол, здесь можно прожить на государственной шее. Можно. Но это право нужно сперва заработать. Пособие по безработице платят лишь тем, кто работал не менее года. Да и в этом случае срок его выплаты ограничен. Можно взять кредит, если имеешь гражданство и …сына, на тот случай, если с кредитовзятелем случится несчастье — его долг перейдет перейдет, так сказать, по наследству. Слушатели курсов по повышению квалификации живут на приличную стипендию, которую потом полностью выплачивают из заработанных денег. И так далее. Единственное, что государство гарантирует практически безвозмездно — это пособие на детей. Но и его размеры по здешним меркам невелики, только чтобы с голоду не умереть. В целом же немецкое общество можно рассматривать, как образец социальной справедливости. Все очень просто: кто ты есть в этой жизни, так ты и живешь. Вкалываешь всю жизнь — копится приличная пенсия...

Было немного жаль покидать гостеприимный Берлин — город, в котором, как в зеркале, отражается полная победа свободного строя над тоталитаризмом. С другой стороны — хотелось скорее домой. Все-таки удивительный народ эти немцы: после общения с ними начинаешь по настоящему любить свою родину — так, как они любят свою. А без этого, наверное, невозможно построить хорошую жизнь.

Шербото ТОКОМБАЕВ

Автор благодарит "Кумтор Оперейтинг Компани" за помощь в организации поездки в ФРГ.

=====================

Писатели Центральной Азии в Берлине

Опубліковано: Субота, Травень 11 2002

Автор статті: Deutsche Welle

"В стороне от шелкового пути", — так называется проходящий сейчас в Берлине фестиваль, посвященный жизни и культуре современной Центральной Азии.

В его программу входят выставки, демонстрации художественных и документальных фильмов, различные дискуссии. Место проведения — финансируемый правительством Германии "Дом культур народов мира".

Часть программы — четыре вечера "Память слов" — были посвящены современной литературе Центральной Азии. Берлинцы смогли познакомиться с творчеством Учкуна Назарова и Шамшада Абдуллаева из Узбекистана, Дидара Амантая из Казахстана, и Шербото Токомбаева из Кыргызстана. Они представляют не только разные страны, но и разные поколения (старшему из них — Учкуну Назарову — 68 лет, а самому молодому — Шербото Токомбаеву — 28).

Шербото Токомбаев вырос в русскоязычной среде и пишет по-русски. Но он — внук одного из последних представителей легендарной профессии "манасчи" (исполнителей-импровизаторов киргизского народного эпоса "Манас"). Вот что рассказал молодой литератор об особенностях этого национального культурного феномена.

Встреча четырех писателей из Центральной Азии в Берлине — не первая. Год назад в Бишкеке и на Иссык-Куле они уже могли познакомиться с творчеством друг друга на семинаре, который был организован при финансовой поддержке фонда Сороса. Впечатления об этом легли в основу прочитанной в Берлине последней прозы Шербото Токомбаева.

".... Ночью иссык-кульская вода похожа на ртуть: движется, перебегает с места на место, перекатывая на морщинах черных волн острые осколки луны, разбитые вдребезги..."

"Разбитое вдребезги", — этот образ как нельзя лучше отражает впечатления от сегодняшнего литературного ландшафта бывших союзных республик.

"...Мы вдвоем с немецким писателем, солидным и обстоятельным человеком, спустились к самой кромке прибоя. Он хотел попробовать воду на вкус. "Совсем не соленая! А мне говорили...". Разочарование обманутого творца смешит чаек, завозившихся на берегу. Несколько из них, переваливаясь по сырому песку, подходят к нам совсем близко, явно ожидая подачек. Острый глаз поблескивает. "Лучше бы я на Крит поехал, чем третьи сутки вариться в этой говорильне. У меня уже комплекс вины: помочь не могу, а слушать тяжело..."

Как это ни странно звучит, но одной из главных надежд писателей постсоветской Центральной Азии остается русский язык. Он уже сыграл для литератур азиатских народов одну неоценимую роль. Не только в Узбекистане, но и в Казахстане и в Киргизии западная литература была в 20 веке либо прочитана по-русски, либо переведена с русского. Дидар Амантай подчеркивает, что на долгие годы вперед русский язык — единственно возможный для азиатских литератур проводник на мировой книжный рынок.

А Учкун Назаров пишет как по-русски, так и по-узбекски. По-узбекски читал он в Берлине отрывок из своего романа "Год скорпиона". Только что в берлинском издательстве Dagyeli-Verlag вышел перевод этого романа на немецкий.

Иногда Назарову удается работать по другой своей специальности — кинорежиссера. Последняя работа Учкуна Назарова в кино — снятый в 1997 году совместный мароканско-итальянско-узбекский двухсерийный исторический фильм "Битва трех королей " с участием Клаудии Кардинале, Уго Тоньяцци и Омара Шарифа.

В странах постсоветской Центральной Азии еще долго будет невозможно зарабатывать на жизнь литературным трудом, и никто не строит на этот счет иллюзий. Поэтому Шербото Токомбаев, например, работает менеджером аккумуляторного завода, а Дидар Амантай — корреспондентом алма-атинского телевидения.

Как говорил филолог и востоковед, в недавнем прошлом посол Казахстана в Китае Мурат Ауэзов, любые литературные заботы вообще отступают перед угрозой национальных потрясений. В регионе остры споры о водных ресурсах, об использовании рек, которые текут через границы. Снова могут вспыхнуть в любой момент и межэтнические конфликты. Около миллиона казахов живет в Узбекистане, четыреста тысяч узбеков — на юге Казахстана, те и другие срываются с насиженных мест, а власти не могут справиться с потоками переселенцев. Взаимные территориальные претензии тоже не способствуют миру в регионе. В такой ситуации серьёзной поддержки культуры, да еще и от властителей, занятых только укреплением собственной власти, ждать не приходится.

Юрий Векслер, Ефим Шуман, ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ

http://www.dw-world.de

===============

О других событиях культурных событиях - на сайте Хамдама Закирова "Ферганская Библиотека" http://library.fergananews.com




РЕКЛАМА