17 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Почему киргизам не удается сделать это. Разъединенная оппозиция против неконсолидированной власти

11.11.2008 13:21 msk, Санобар Шерматова

Кыргызстан Колонка эксперта

Главной политической новостью последних дней в Кыргызстане стало появление на свет декларации о намерениях, принятой представителями оппозиционных партий, неправительственных организаций и некоторых СМИ. Подписанты, как следует из документа, готовы координировать усилия для вывода страны из кризиса. Действия критиков власти направлены на ослабление авторитарной системы управления. Удастся ли им сместить баланс сил в свою пользу? Устоит ли властная вертикаль?

Вопрос, который поссорит оппозицию…

Ключевым условием успеха оппозиции, как следует из некоторых заявлений подписантов меморандума, должны стать досрочные парламентские выборы. Затем новый депутатский корпус должен принять Конституцию, обеспечив переход от президентской формы правления к парламентскому устройству. В последнем пункте нет ничего нового – о парламентской республике оппозиция говорит больше трех лет. Понятно и стремление оппозиционеров обеспечить себе депутатскую трибуну, потерянную в результате прошлогодних выборов. Вопрос – как это сделать?

Одним из вариантов могло бы стать признание незаконности прошедшего голосования. Оппозиция с нескрываемым воодушевлением встретила известие о побеге из страны председателя Центральной избирательной комиссии (ЦИК), понадеявшись получить из рук Клары Кабиловой доказательства подтасовок результатов выборов. Скандальная история, в которой фигурировало имя сына президента Максима Бакиева, якобы угрожавшего председателю ЦИК (что и было объявлено причиной ее побега), истолковывалась как свидетельство раскола в окружении старшего Бакиева. Однако «бомба», вопреки ожиданиям, не взорвалась.

Вряд ли оппозиция надеется на самороспуск парламента. Правда, в прошлом году это произошло, но лишь потому, что депутатам в обмен на их мандаты были сделаны такие предложения, от которых они не смогли отказаться. Сегодня противники власти уж точно таких ресурсов воздействия не имеют. С другой стороны, почему президент и его окружение должны отказаться от парламента, в который было вложено столько сил и средств? Напомним: в сжатые сроки, с нуля была создана новая партия, ее фракции было обеспечено конституционное большинство в парламенте, ради чего более сильных соперников оттеснили с политической сцены.

После всех этих трудов власть, конечно, не собирается сдавать свои позиции. Но представим, что парламентская форма правления введена. Готовы ли партии взять на себя ответственность за управление государством? Сейчас, когда доминирующая фракция партии «Ак-жол» управляется из Белого дома – все кажется более или менее устойчивым. Но стоит в стенах парламента оказаться нескольким партийным группам с их амбициозными лидерами, как они сойдутся в жесткой схватке за ресурсы. Не говоря уже о том, что понадобится собираться в коалиции, на что оппозиция вряд ли способна. По крайней мере, до сих пор объединения, да и те кратковременные, происходили лишь под лозунгом отставки президента или ограничения его полномочий, но ни разу – для достижения цели, не связанной напрямую с борьбой за власть.

Недавно бывший оппозиционер, а ныне депутат Кабай Карабеков в интервью агентству BPC вспомнил, как оппозиция «похоронила» предложенный ею же проект Конституции, ограничивающий полномочия президента в пользу парламента. Бакиев, по словам депутата, был уже готов подписать вариант Основного закона, если бы сами оппозиционные лидеры не стали вести торг в президентском кабинете. «Позже люди это так и восприняли, что нам нужна была не новая Конституция, не будущее страны, а пост премьер-министра, – вспоминал Карабеков. - Было большое разочарование. Тогда власть и оппозиция достигли разумного компромисса, а мы сами этот консенсус порушили».

Судя по всему, подписание меморандума было задумано и с целью предотвратить возможные сепаратные соглашения с властью. Присоединившиеся к документу должны будут на планирующемся в конце ноября курултае подтвердить свои намерения, и таким образом, как сказал лидер партии Ата-Мекен Омурбек Текебаев, они будут связаны клятвой перед народом. Правозащитница Азиза Абдирасулова понадеялась, что оппозиционные лидеры «не продадутся».

Однако является ли клятва достаточной гарантией от раскола? Высказавшиеся по этому поводу эксперты скептически отнеслись к перспективе объединения оппозиционных сил. Конфликтный потенциал не снят, и вопрос «кто будет первым» легко перессорит соратников. Подобных случаев было немало.

…и разъединит власть

Таким образом, шансов, что сильная оппозиция составит конкуренцию президентскому правлению, не много. Властная пирамида выглядит устойчиво: силовые структуры, исполнительная и судебная власть подчиняются президенту, а партийная дисциплина вроде бы не позволяет депутатам фракции «Ак-жол» отклоняться от директивной линии «Белого дома» (резиденция президента и правительства).

Сильная власть была затребована обществом. После революционных событий 2005 года страну сотрясали нескончаемые митинги, захваты государственных учреждений и земельных участков вокруг Бишкека. Эти акции порождали многочисленные скандалы и блокировали работу местных органов власти. Организаторами большинства из них являлись так называемые «профессиональные революционеры», выполнявшие заказ за определенную мзду. В то же время созываемые оппозицией митинги с требованиями отставки президента не раз могли перерасти в революцию, как это случилось весной 2005 года. Уличные акции стали инструментом давления на президента с целью вынудить его принять то или иное решение. На площадях добивались отставки правительства и принятия Конституции. Когда за два года страна поменяла три варианта Основного закона, стало понятно, что политическая борьба превратилась в абсурд.

В итоге случилось то, что случилось: люди устали и от уличных акций, и от перманентной нестабильности.

С этого момента реформа системы управления стала неизбежностью. Вопрос, в какую сторону пойдет Киргизия, носил риторический характер. Для демократических изменений не было никаких предпосылок. Никто всерьез не работал над формированием сильной законодательной и судебной власти: после революции политики только тем и занимались, что перетягивали «одеяло» на себя. А раз выбора нет, оставалось воссоздать управленческую пирамиду, знакомую с советской поры и усовершенствованную во времена Аскара Акаева. При построении цепочки, как полагается, выпали оппозиционные лидеры, заседавшие в парламенте и выступавшие, к примеру, против приватизации гидроэнергетики, являющейся ключевой отраслью экономики.

Теперь можно проводить необходимые Белому дому решения через парламент и правительство. Так и происходит, правовые барьеры устранены, готовятся инвестиционные соглашения, в том числе и с Россией, по строительству гидроэлектростанций. Однако система управления временами дает сбой. Иначе как объяснить, что доверенное лицо власти, назначенное специально «под выборы» руководить ЦИК и обеспечившее победу пропрезидентской партии, вдруг выступает против члена семьи президента? А секретарь Совбеза, генерал, обрушивается с публичной критикой на президента (который, будучи председателем Совета безопасности, является его прямым начальником), и требует отставки правительства? Представить что-либо подобное в соседних странах со сходной формой правления невозможно.

На самом деле в Киргизии чиновники легко перемещались в оппозицию и обратно. В конце концов, президента Аскара Акаева свергли его бывший премьер, министр иностранных дел и губернаторы. Но повторение ситуации как раз свидетельствует об изъянах сформированной системы управления.

Отчего же в Киргизии не работает то, что успешно действует у соседей? Возможно, дело в особенностях киргизской схемы принятия государственных решений? В этом плане Белый дом отличается от Ак Орды и Ок-Сароя (президентские резиденции в Казахстане и Узбекистане соответственно. – прим. ред.). Нурсултану Назарбаеву и Исламу Каримову тоже приходится лавировать между конкурирующими властными группировками. Но прерогативой принятия окончательных решений обладает лишь первое лицо, и никто, кроме него.

В киргизских коридорах власти картина пестрая. Вокруг Курманбека Бакиева действуют три соперничающие между собой группы. Кроме так называемой Семьи, отличают еще южных политиков, способствовавших приходу к власти Бакиева, и примкнувших позже чиновников, прежде не числившихся в сторонниках президента. Первых успешно вытесняют вторые. Именно им, поднаторевшим в номенклатурных схватках, Бакиев обязан созданием вертикально работающей системы управления.

Все три группы провели в парламент своих ставленников по спискам пропрезидентской партии «Ак-жол». Теперь картина противостояния в Белом доме в точности отражается в стенах парламента. И там, и там борьба идет между «своими». Стоило южанам проиграть соперникам в Белом доме, как спикера Адахана Мадумарова «уходят» в отставку свои же партийцы. Через полгода новый раунд противоборства выносит его «наверх», он получает назначение на пост секретаря Совбеза вместо выбывшего Исмаила Исакова. Тонкость этого кадрового решения заключается в том, что теперь эти два политика, бывшие соратниками, разведены в разные стороны, в результате чего позиции южан заметно ослабли.

Все эта чехарда и происходит оттого, что президент не является единственной инстанцией, принимающей решения. Пирамида, увенчанная не одной, а несколькими верхушками, уже не пирамида. Но строилась-то она в расчете на единоначалие! Несоответствие проекта и полученного результата и рождает те самые сбои системы.

Впрочем, рассчитывать на иное не приходится. Похоже, киргизы представляют собой «материал», мало пригодный для формирования жесткого авторитаризма. А потому стране придется и дальше балансировать на грани нестабильности. Слишком много сил и ресурсов, необходимых для подъема экономики и решения социальных задач, придется отвлекать на конкурентную борьбу в верхах.

Но таков уж киргизский путь.

Санобар Шерматова, спецкор «Газеты» (Москва), специально для ИА «Фергана.Ру»






  • Новости партнеров