18 Ноябрь 2017

Новости Центральной Азии

Human Rights Watch: Права человека нарушаются во всех странах Центральной Азии

16.01.2009 21:30 msk, Фергана.Ру

Центральная азия Права человека

Human Rights Watch опубликовала ежегодный доклад, посвященный соблюдению прав человека в мире. Доклад довольно подробен, он занимает 564 страницы и подводит итоги широких исследований, проводившихся в 2008 году. HRW считает, что администрация Буша оставляет миру в наследство произвол как способ решения любых проблем, к тому же многие государства научились манипулировать международными организациями, не желая отвечать за собственные нарушения.

В эссе, предпосланном докладу, исполнительный директор HRW Кеннет Росс написал: «Сегодня самую большую дипломатическую активность в правах человека проявляют Алжир, Каир и Исламабад, поддерживаемые Пекином и Москвой, но их энергия далека от созидательной. Нельзя позволить государствам-нарушителям манипулировать международными институтами в собственных интересах». К.Росс считает, что новая американская администрация сегодня получает шанс вернуть себе глобальный авторитет, сделав права человека основой своей внешней и внутренней политики, и тем самым изменить отношение к правам человека во всем мире. Например, «в качестве ключевого первого шага Обама и его команда должны кардинально пересмотреть подходы к борьбе с терроризмом. Оправдывать борьбой с терроризмом собственные нарушения или закрывать глаза на произвол «соратников по борьбе» не только неправильно, но и неэффективно», написал К.Росс. По мнению К.Росса, репрессивные правительства успешно ограждают себя от надзора международных организаций и от ответственности за совершаемые нарушения, когда слишком много демократических стран проявляют пассивность или вяло сопротивляются.

«Фергана.Ру» предлагает читателям краткий обзор тех страниц доклада, которые посвящены положению дел в странах Центральной Азии: Казахстане, Киргизии, Таджикистане, Туркменистане и Узбекистане.

Казахстан

Надежды на реальные реформы, возникшие в связи с решением о председательстве Казахстана в ОБСЕ в 2010 году, в значительной степени не оправдались. В докладе HRW, посвященном Казахстану, отмечается, что обещания министра иностранных дел Казахстана Марата Тажина осуществить реформу законодательства о выборах и СМИ и либерализовать порядок регистрации политических партий не выполнены. В настоящее время не ограничен срок пребывания Нурсултана Назарбаева на посту президента и не ограничены его полномочия, в том числе по роспуску парламента и кадровым назначениям.

Большинство СМИ прямо или косвенно контролируются правительством. Увеличивается доля государственных СМИ. Разрабатывая новый закон о СМИ, правительство обошло вопрос об уголовной ответственности за клевету, и эта норма часто применяется для запугивания журналистов и политических оппонентов. За первые шесть месяцев 2008 года против журналистов было возбуждено семь уголовных дел о клевете, оскорблении и диффамации. В 2007 году таких дел было 27. В феврале 2008 года в Астане суд вынес решение о приостановлении выпуска независимой газеты «Закон и правосудие», найдя нарушения при регистрации. В редакции это решение сочли политически мотивированным: незадолго до этого газета опубликовала материалы о коррупции в судах. С апреля контролируемый государством монопольный провайдер «Казтелеком» в течение семи недель блокировал доступ к английским и казахским сервисам «Радио Свобода». Доступ к сайтам нескольких оппозиционных движений по-прежнему отсутствует.

Власти продолжают ограничивать религиозную свободу. На протяжении года в СМИ и официальных заявлениях звучали некорректные высказывания относительно религиозных меньшинств. В готовящемся законе о свободе совести вводятся неоправданные ограничения свободы религиозных объединений, к тому же закон допускает произвольное толкование ряда статей.

Правительство отвергает или игнорирует критику со стороны правозащитников и предлагаемые ими реформы, представляя получение председательства в ОБСЕ как признание того, что ситуация с правами человека в стране в целом благополучная.

Кыргызстан

В стране наблюдается тенденция к сужению политического плюрализма и основных свобод, утверждается в докладе HRW. В 2008 году были приняты или рассматривались поправки в законодательство, направленные на ограничение свободы собраний и ущемление свободы религии. Правительством не выполняются обязательства по предупреждению и расследованию пыток. Усиливается давление на журналистов и активистов НПО, обозначились проблемы в системе защиты беженцев.

Парламентские выборы декабря 2007 года названы ОБСЕ «упущенной возможностью». Председатель ЦИКа осенью была вынуждена уехать из страны, обвинив в давлении на нее сына президента.

НПО сталкиваются с растущим прессингом со стороны властей. В офисах нескольких НПО прошли обыски, сотрудники подвергались милицейским проверкам. 1 февраля по сомнительному делу о хищении год условно получил адвокат и правозащитник Саидкамал Ахмедов, имевший в Казахстане статус беженца. В декабре 2007 года 13 молодежных активистов и правозащитников были задержаны за организацию немногочисленных мирных пикетов в Бишкеке и двое суток провели в неотапливаемой камере с крысами.

В августе президент Бакиев подписал поправки в закон «О праве граждан собираться мирно, без оружия, свободно проводить митинги и демонстрации», которые ввели разрешительный порядок демонстраций и акций и ограничили возможности оперативного и спонтанного проведения акций протеста: теперь о любом мероприятии необходимо уведомлять власти за 12 дней.

За 2008 год против киргизских журналистов и СМИ было возбуждено, по меньшей мере, семь уголовных дел, в судах принято свыше 30 исков о защите чести и достоинства. Вызывает обеспокоенность уголовное преследование главных редакторов оппозиционных газет «Де-факто» и «Алиби» по делу о клевете на племянника президента. Уголовное дело по факту убийства в октябре 2007 года независимого журналиста Алишера Саипова в феврале 2008 года было приостановлено, затем возобновлено. Никакой информации о возможных подозреваемых не обнародовано.

Власти Киргизии не принимают достаточных мер по предупреждению семейного насилия и похищения невест, не наказывают виновных. Тысячи женщин не могут покинуть дома, подвергаются побоям и унижениям. Их насилуют и иногда убивают, но ответственность за это, как правило, никто не несет.

14 апреля 2008 г. Киргизия ратифицировала Факультативный протокол к Конвенции ООН против пыток. Этот шаг можно только приветствовать, однако пытки и недозволенное обращение с задержанными по-прежнему широко распространены.

В Киргизии находятся сотни беженцев и лиц, ищущих убежища, из Афганистана, Ирана и Узбекистана, большинство ожидают обустройства в третьей стране. Известны случаи, когда людей, ищущих убежища, возвращали из Киргизии в Узбекистан, несмотря на реальную угрозу применения к ним пыток.

Таджикистан

Среди основных правозащитных проблем Таджикистана, отмеченных в докладе HRW¸ - недоступность правосудия, процессуальные нарушения и недозволенное обращение с задержанными. Правительство избыточно контролирует неправительственные и религиозные организации, политические партии и СМИ.

Таджикистан включен ООН в число 12 стран, в наибольшей степени пострадавших от мирового продовольственного кризиса. Множество экономических проблем стало причиной многих мирных акций протеста.

20 марта президент Эмомали Рахмон подписал закон об уполномоченном по правам человека: омбудсмен назначается президентом и затем утверждается парламентом. Но на момент подготовки настоящего обзора назначения еще не последовало.

Душанбинские власти продолжают принудительно, иногда с применением силы, выселять жителей из центра столицы на окраины. Жители должным образом не информируются, предстоящее выселение с ними не обсуждается. Иногда милиция и судебные исполнители избивают тех, кто противится выселению. Попытки противостоять выселению или оспорить его в большинстве случаев оказывались безуспешными.

Новый законопроект о свободе совести, который вызвал резкую критику, требует от религиозных организаций перерегистрации при условии предоставления адресов всех, кто за последние 10 лет был членом организации. В стране запрещена деятельность «Свидетелей Иеговы». В июне была снесена душанбинская синагога: суд признал ее архитектуру не соответствующей стилю строящегося неподалеку президентского дворца. На момент подготовки обзора стоял вопрос об утрате молитвенного дома протестантской церковью Грейс Сонмин. Религиозная организация «Хизб-ут-Тахрир» признана экстремистской, ее члены арестовываются и обвиняются либо в подрывной деятельности, либо в разжигании расовой, национальной или религиозной розни – часто лишь за хранение печатных материалов.

Деятельность незарегистрированных НПО запрещена: власти неоправданно усложняют регистрационные требования, и перерегистрацию прошли только 1 390 из 3 130 ранее зарегистрированных НПО, для международных организаций это соотношение составило 116 из 145.

В стране сохраняется уголовная ответственность за клевету и оскорбление чести и достоинства. Особое беспокойство вызывают два дела: возобновление уголовного дела против журналиста Турсунали Алиева, обвиненного в клевете после публикации статьи о незаконной приватизации в Согдийской области, и возбуждение уголовного дела против Дододжона Атовуллоева, основателя издающейся за границей оппозиционной газеты «Чароги руз» и лидера оппозиционного движения «Ватандор». Атовуллоеву были предъявлены обвинения в подрывной деятельности, клевете и оскорблении чести и достоинства президента Таджикистана. Опасаясь выдачи, он перебрался в третью страну.

Принятое в Таджикистане определение пыток не в полной мере соответствует рекомендациям Комитета ООН против пыток от декабря 2006 г. В марте 2008 года был изменен Уголовно-процессуальный кодекс: теперь доказательства, полученные под пытками, не принимаются судом. Однако в большинстве случаев применение пыток остается безнаказанным.

Женщины и девочки в Таджикистане по-прежнему подвергаются гендерной дискриминации и насилию. По данным опросов, с семейным насилием сталкиваются от трети до половины женщин, при этом большинство лишено правовой защиты. Подготовленный еще в 2006 году проект закона о семейном насилии парламентом до сих пор не принят.

Туркменистан

Туркменистан остается одним из самых репрессивных и авторитарных государств мира, поскольку реформы, начатые после смерти Сапармурата Ниязова, не затронули ниязовскую машину репрессий, отмечается в докладе HRW. Сотни, если не тысячи, человек находятся за решеткой по неправосудным приговорам, в которых просматриваются политические мотивы. Сохраняются драконовские ограничения на свободу выражения мнений, свободу объединений, передвижения и религии. Преподавание «Рухнамы» сокращено, однако изучение этой книги по-прежнему остается в государственной образовательной программе. В стране невозможны создание и деятельность независимых СМИ и НПО, независимые активисты и журналисты сталкиваются с угрозами и притеснениями со стороны властей.

Принятая 26 сентября 2008 года новая конституция упразднила 2,5-тысячное Народное собрание (Халк маслахаты), однако в остальном реформа усилила и без того господствующую позицию президента. Он назначает и отстраняет судей, формирует центральную избирательную комиссию и издает указы, имеющие силу закона. Срок полномочий президента не ограничивается. Создание политических партий разрешено, но условие постоянного проживания в Туркмении автоматически лишает возможности избираться всех эмигрировавших представителей туркменской оппозиции. Институты конституционного суда и уполномоченного по правам человека не предусмотрены.

Независимым активистам и журналистам постоянно угрожают репрессии со стороны властей. Сотрудники органов безопасности предупреждают активистов о нежелательности контактов с европейскими и другими официальными делегациями, включая спецдокладчика ООН по свободе вероисповедания. В июне 2008 г. в своей квартире был схвачен внештатный корреспондент Радио Свобода Сазак Дурдымурадов. Его отвезли в психиатрическую клинику, где избивали в течение двух недель.

Европейский суд по правам человека признал полное отсутствие правозащитного мониторинга в Туркмении, в стране невозможно установить точное число политзаключенных. В 2008 году в связи с отбытием полного срока был освобожден только один человек, осужденный, как считается, по политическим мотивам. Три президентские амнистии, в результате которых было освобождено около 3 700 осужденных, никого из «политических» не затронули. За решеткой остаются известные политзаключенные ниязовского периода, в том числе Мухаметкули Аймурадов, Аннакурбан Аманклычев и Сапардурды Хаджиев (двое последних содержатся в полной изоляции).

В 2008 году по меньшей мере еще два человека были арестованы по политическим мотивам: гражданский активист Валерий Пал (осужден на 12 лет, арестован по сомнительному делу о хищениях) и бывший политзаключенный Гульгельды Аннаниязов (бывший политзаключенный, осужден на 11 лет, вернулся в Ашхабад из Норвегии, арестован за незаконное пересечение границы).

За решеткой по-прежнему находятся конституционный преемник Ниязова Овезгельды Атаев и его жена. Неизвестными остаются судьба и местонахождение примерно 50 человек, осужденных в связи с покушением на Ниязова в ноябре 2002 года, в том числе бывшего министра иностранных дел Бориса Шихмурадова, его брата Константина и бывшего посла в ОБСЕ Батыра Бердыева.

Европейский суд по правам человека в октябре 2008 года принял решение о запрете на выдачу людей в Туркменистан, поскольку в стране полностью отсутствует система предупреждения пыток.

Ограничения на выезд за рубеж для граждан Туркменистана частично смягчены, однако ниязовская система в целом сохраняется, и людям произвольно запрещают выезд. Запрещен выезд родственникам оппозиционеров.

Новые власти Туркмении осуществили частичный демонтаж культа личности Туркменбаши, и страна стала объектом беспрецедентного внимания внешнего мира к ее углеводородным ресурсам.

Узбекистан

Ситуация с правами человека в Узбекистане остается катастрофической. В 2008 году власти продолжили подавление независимой гражданской и религиозной активности и по-прежнему отказывались брать на себя ответственность за андижанскую бойню 2005 года. Несмотря на все это, международное давление на Ташкент ослабевало, что, в частности, проявилось в частичной отмене санкций Евросоюза. ЕС, обосновывая свое решение, ссылался на прогресс в области прав человека, но такая оценка граничит с абсурдом. Евросоюз, высоко оценивший начатый им с Ташкентом диалог по правам человека, не обратил внимание на то, что диалог этот не обеспечивает никакого прогресса.

Выборы президента, прошедшие 23 декабря 2007 года, не соответствовали международным стандартам. Сомнения вызывает и легитимность третьего президентского срока Ислама Каримова.

Суды в Узбекистане не независимы, парламент не контролирует исполнительную власть. Все нарушения власти остаются безнаказанными. Нет свободы прессы, в стране блокирован доступ ко многим независимым интернет-сайтам. На хлопковых полях по-прежнему используется принудительный детский труд.

Правозащитники, журналисты и оппозиционеры подвергаются уголовным преследованиям. За решеткой остаются не менее 11 правозащитников и независимых журналистов, в 2008 году зафиксировано по меньшей мере два новых ареста. Среди арестованных: журналист Джамшид Каримов (с сентября 2006 года на принудительном психиатрическом лечении), журналист Салиджон Абдурахманов (осужден 10 октября 2008 года на 10 лет), правозащитник Агзам Тургунов (осужден 23 октября 2008 года на 10 лет; Тургунова во время следствия пытали, вылив на спину крутой кипяток), поэт и диссидент Юсуф Джума и другие.

Девять освобожденных в 2008 году правозащитников дали подписку об отказе о дальнейшей деятельности, за ними была установлена слежка. Двое из освобожденных покинули страну, опасаясь за свою жизнь. Международные неправительственные организации работают под давлением властей. Многие НПО, в том числе HRW, выдворены из страны.

Власти отказываются проводить независимое расследование андижанских событий и продолжают преследовать всех, кого считают причастным к событиям мая 2005 года. Беженцы, покинувшие страну после андижанского расстрела, преследуются Ташкентом и за пределами Узбекистана. Серьезно преследуются мусульмане, чья религиозная практика лежит за пределами установленных государством ограничений. Эти люди незаконно арестовываются, подвергаются пыткам, лишаются свободы. За религиозные преступления в стране «сидят» не менее шести тысяч человек.

Смертная казнь была отменена в январе 2008 года, но пытки продолжают оставаться обыденной практикой. Ташкент отказывается допускать в страну спецдокладчиков ООН, в том числе по пыткам и по правозащитникам.




РЕКЛАМА