19 Сентябрь 2018

Новости Центральной Азии

В Россию на заработки: «Хоть тушкой, хоть чучелом»…

30.04.2009 16:49 msk, Мария Яновская

Миграция  Узбекистан

Найти в Узбекистане такую работу, которая бы позволила прокормить семью, да еще и отложить денег на свадьбу сыну или строительство дома, становится все труднее, и жители республики продолжают уезжать из страны на заработки. Некоторые отправляются за границу «на авось», надеясь, что на месте «разберутся» и сами как-то устроятся. Кто-то пользуется советами соседей и помощью земляков, а кто-то пробует пойти официальным путем. «Фергана.Ру» предлагает истории двух граждан Узбекистана, которые искали возможности заработать: один отправился в Региональное бюро по трудоустройству, а другой поехал «по наводке» соседа.

История первая. Прямая дорога – не самая короткая

Рассказывает Тахир (22 года, имя изменено): «Я много слышал о том, как обманывают людей, приезжающих на заработки в Россию, как работодатели отнимают паспорта и не делают регистрации… Мне нужна была работа, но я решил – пусть у меня с самого начала все будет легально. Я отправился в Ташкентское региональное бюро по трудоустройству граждан Узбекистана за рубежом. Еле нашел его, если честно, - но все же нашел. Захожу – народу никого, какое-то окошечко обшарпанное. Ко мне ни у кого никакого интереса. Стучу в окошко – выглядывает служащий: «Чего тебе?» Объясняю, что хотел бы поехать на заработки в Россию. Тот плечами пожимает: «Сейчас мировой кризис, вакансий нет. Летом приходи – может, что и появится». – «А сейчас?» - спрашиваю. – «Сейчас нет ничего». А мне до лета ждать – долго… Но я на всякий случай еще спросил, в какие города могут быть вакансии. Мне ответили: Москва, Питер, Сочи. Ну, Сочи – это стройки, понятно.

Если хочешь получить работу через это бюро, придется потратить и деньги, и время. Во-первых, собрать документы. Рядом с окошечком на стенде был вывешен список документов, которые нужно подать в бюро, чтобы твою кандидатуру рассмотрели. Медсправка, рекомендация из махаллинского комитета, оригинал и копия паспорта с пропиской и выездной визой, медицинская страховка, фотографии и заполненная анкета. Чтобы получить медсправку, можно, конечно, самому обежать всех врачей и все диспансеры, а можно отдать сорок или пятьдесят тысяч сумов – и тебе такую справку сделают. Чтобы получить рекомендацию махалли, тоже придется ждать несколько дней, а то и неделю, а можно, уплатив три тысячи сумов (чуть больше двух долларов), получить такую бумагу за несколько минут. За медстраховку тоже придется платить.

Когда сдашь в бюро все документы, они месяц-полтора будут рассматривать твою кандидатуру, а потом, если все удачно сложится, предложат тебе подписать контракт на год. И после этого можно ехать.

Но если в то время, когда еще были вакансии, через бюро отправлялось на заработки сто-сто пятьдесят человек в месяц, то теперь квоты на иностранных рабочих снижаются, значит, счастливчиков будет еще меньше. И ведь нужно как-то в попасть их число… Я уверен, что за это придется еще платить работникам бюро…

Через бюро можно получить работу с зарплатой около десяти тысяч рублей. Из этих денег еще будут вычитать плату за жилье. Дорога до места работы, разумеется, тоже за мой счет. Но все равно – я был готов, но о чем говорить, если вакансий до лета нет и не будет?

Когда я вышел из здания, где находилось бюро, ко мне тут же подошли двое. «Узбек?» - «Да». Они покивали и начали расспрашивать, зачем я приходил, даже посочувствовали – мол, да-да, понимаем, работа нужна, денег нет… И предложили меня устроить на работу в Москве за пятьсот долларов. Причем триста отдаю им сразу, а двести – потом, когда у меня на руках уже будут билеты, а также имя и адрес их человека в Москве. Обещали зарплату под тысячу долларов. Я спрашиваю: а какие гарантии, что вы меня не кинете? Они тут же стали уверять, что у них в Москве все схвачено и что связи – чуть ли не на уровне председателя узбекской диаспоры – мол, не беспокойся, в обиду тебя никто не даст. Я еще уточнил: «А фэмээсники? (работники ФМС России – Федеральной миграционной службы – ред.)» Здесь, как выяснилось, тоже все было «схвачено»: «Наши люди помогут решить все вопросы», - и оплата услуг «наших людей» входила в те же пятьсот долларов.

Я попросил их оставить мне свои телефоны, они без проблем дали номера. Но не успел я от них отойти, как ко мне подошли другие люди – и предложили то же самое, но уже в Питере и за семьсот долларов. Причем триста долларов я опять-таки даю сразу, а четыреста – позже, когда билеты и адреса будут на руках. Не знаю, почему Питер дороже. Может, из-за Эрмитажа…

Но я им не верю. Ничто не помешает этим людям меня обмануть. Они просто купят мне билет в Россию за мои деньги – и все, я же не смогу их разыскать, если в России у меня начнутся проблемы… А они все равно останутся в выигрыше. Я не знаю, что делать».

История вторая. Должник – это добровольный раб

Рассказывает Бахтиер (28 лет, имя изменено): «Я живу в Чирчике – это город недалеко от Ташкента. Занял у соседа пятьсот долларов – нужно было достойно провести поминки. Но работы не было, все, что случайно зарабатывал, тратилось на еду. Долг отдать не получалось. И тогда сосед сказал, что у него есть знакомый казах в Шымкенте, которому нужны рабочие. Мол, этот казах отдаст соседу за меня мой долг, а я эти деньги казаху отработаю. А когда долг отдам – то уже смогу сам на себя работать и зарабатывать.

Я согласился. Нас набралась группа человек восемь, и мы все поехали в Шымкент к нашему работодателю. У всех были похожие истории: кому-то нужно было вернуть долг, кто-то ехал по совету соседей.

Когда мы приехали в Шымкент – вернее, даже не в сам Шымкент, а в поселок рядом с городом, - то нас поселили в барак. В этом бараке жили одновременно человек шестьдесят-семьдесят – никаких условий, грязно, холодно – шел январь, - мужчины с женщинами вместе. Кормили скудно, плохо, а работы было много – мы строили какие-то хозяйственные помещения, теплицы, сараи… Денег людям платили мало, но я-то вообще не получал ничего – отрабатывал «долг».

Месяцев через пять приехал из России один китаец и сказал, что ему для работы на стройке нужны люди, а мы уже имели какой-никакой опыт. Мы согласились с ним поехать, и нас – человек двенадцать – погрузили в ГАЗель и повезли. Так что в Москву мы приехали на машине, останавливались редко, спали в машине по очереди – на всех места не хватало, чтобы лечь.

В Москве нас поселили в подвале какого-то стадиона, днем выходить на улицу не разрешали, чтобы не было проблем с «фэмээсниками» - паспорта наши казах отдал тому китайцу, так что мы снова жили без регистрации и без документов. Кормили нормально, три раза в день. Работы хватало. Мы вставали в шесть утра, днем работали в подвальных помещениях стадиона, а по ночам убирали территорию, красили, даже газоны меняли. В месяц мы получали четыре-пять тысяч рублей.

Но однажды все-таки нагрянули с проверкой из ФМС. Наехали на нашего китайца, что мы у него работаем без регистрации и права на работу. А мне «фэмээсники» сказали: «Платишь тысячу долларов – и мы закрываем глаза на то, что ты тут нелегально. Ты уезжаешь – а потом снова возвращаешься, но уже с нормальными документами». А если бы я не согласился – меня бы депортировали, и тогда лет пять мне нельзя было бы в Россию въезжать.

Я позвонил в Чирчик, домой, родственники снова заняли денег – уже полторы тысячи долларов. Я отдал тысячу «фэмээсникам», остальные были мне на дорогу до дома.

В Чирчике работы по-прежнему нет: можно улицы убирать долларов за сорок в месяц. И я подался в Ташкент, работаю мардикором - пытаюсь заработать, чтобы отдать долг. В день может быть десять, а то и двадцать долларов. Вот долг верну – и тогда уже официально попробую поехать в Россию на заработки. Но в Москву уже не поеду, попробую в Оренбург или в Кемерово…»

Записала Мария Яновская







  • Реклама от партнеров








    РЕКЛАМА