13 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

После ИДУ. Возвращение боевиков в Ферганскую долину - начало реванша или завершение темы?

29.05.2009 13:25 msk, Санобар Шерматова

Центральная азия Ферганская долина

События, случившиеся в Андижанской области Узбекистана на текущей неделе, породили массу версий, среди которых, конечно же, нашлось место и конспирологическим интерпретациям. Некоторые «свидетели» из Киргизии видели боевиков, якобы изъяснявшихся на английском языке и имевших при себе переводчика, что, по их мнению, указывало на американский след. Где США, там и Россия: нашлись и те, кто углядел «руку Москвы», разыгрывающую новый раунд «Большой игры» в Центральной Азии.

Как заявил 26 мая в интервью радио «Азаттык» заместитель начальника штаба управления внутренних дел Джалал-Абадской области Киргизии Ибрагим Шатманалиев, отделение милиции города Ханабад Андижанской области было атаковано неизвестными с применением гранат. По словам И.Шатманалиева, на городское отделение милиции Ханабада напали неизвестные с бородами, которые говорили на иностранном языке, предположительно, на английском, и при них был переводчик.
На самом деле, мотивы совершивших вооруженную вылазку боевиков могли быть ровно теми, о которых заявила неизвестная организация «Исламский джихад».

В две тысячи девятом, как в две тысячи шестом

Первоначальное предположение, что в вооруженной акции участвовали криминальные элементы, отпало сразу после заявления Генпрокуратуры Узбекистана, признавшей, что в нападении на блокпост в Ханабаде использовалась взрывчатка, а в Андижане «неизвестным мужчиной» был произведен «самоподрыв». Местные уголовники до сих пор не имели привычки пользоваться взрывчатыми веществами, и в открытую нападать на представителей правоохранительных органов. Методом исключения легко можем добраться до тех, кого не упоминают узбекские официальные лица. Ранее вооруженные акции в этом регионе проводили только боевики Исламского движения Узбекистана.

Правда, на этот раз, согласно письму, поступившему в некоторые редакции, ответственность за взрывы в Андижане взяла на себя неизвестная структура, именующая себя «Мавераннахр», и входящая в организацию «Исламский джихад». Автор письма указывает цели, подвергшиеся атаке – это отделение милиции и Служба национальной безопасности в Ханабаде. А в качестве мотива называется месть «репрессивному режиму Каримова», преследующему мусульман. Поскольку никаких подробностей, подтверждающих это заявление, не приводится, то и существование самой этой организации ставится под вопрос. Тем не менее, нынешняя вооруженная вылазка не только вписывается в тактику боевиков исламского движения, но и соответствует духу прошлых заявлений лидера ИДУ Тахира Юлдашева.

Напомним, в сентябре 2006 года Юлдашев, не дававший знать о себе долгое время, распространил аудиообращение. Заявив, что члены ИДУ борются против коалиционных сил в Афганистане в одном ряду с движением «Талибан» и Аль-Каидой, лидер боевиков пригрозил руководителям Узбекистана, Киргизии и Таджикистана наказанием за преследование мусульман. Как раз в это время спецслужбы трех упомянутых стран преследовали боевиков, несколькими месяцами раньше напавших на киргизский таможенный пункт и таджикскую погранзаставу в Ферганской долине. На самом деле, как посчитали правоохранительные органы, боевики планировали завладеть оружием, и уже потом перейти на территорию Узбекистана для совершения террористических акций. Таможенники и пограничники были атакованы 12 мая, из чего милиционеры сделали вывод, что запланированные на узбекской территории акции должны были быть приурочены к годовщине событий в Андижане. В 2006 году эти планы были сорваны.

Май, Андижан, новые нападения

Параллели с событиями почти трехгодичной давности можно продолжить. И тогда и сейчас, вооруженным вылазкам боевиков предшествовали масштабные операции пакистанской армии в Северо-Западных районах страны, в так называемой зоне племен, где, по некоторым данным, укрывались иностранные боевики, в том числе узбеки. Атаки правительственных сил вынуждали боевиков покидать свои убежища и возвращаться в родные места.

Известно, что постоянно менял дислокацию и Юлдашев, занимающий пятую строчку в списке из двенадцати самых разыскиваемых боевиков в Афганистане. За его голову американское командование назначило награду в 200 тысяч долларов. Ряды возглавляемой им организации за последние годы заметно поредели, так что ничего удивительного, если узбекские боевики оказались в составе интернационального движения, ставящего глобальные цели. Смену приоритетов, кстати, подтвердил Тахир Юлдашев, указав в одном из обращений к мусульманам: «если раньше ИДУ боролось, в основном, против режима Ислама Каримова, то теперь организация начала борьбу против всех врагов ислама на планете».

Подразделение «Мавераннахр» «Исламского джихада», объявившее о своей ответственности за акции в Андижанской области, берет свое название от географического термина, означающего в переводе «междуречье». Так древние арабские историки называли территорию между Сырдарьей и Амударьей, где расположены современные государства Средней Азии. Так что в организации, согласно названию, вполне могут оказаться представители разных народов Центральной Азии.

Любопытное совпадение: взрывы в Ферганской долине прозвучали на фоне слухов, усиленно муссирующихся в соседнем Таджикистане. Правительственные силы проводят в горах операцию, которая, как подозревают журналисты и оппозиционные политики, направлена против просочившихся в Припамирье боевиков полевого командира Абдулло Рахимова, известного как мулло Абдулло. Официального подтверждения этой информации нет. Однако местные жители, как передает корреспондент таджикского агентства «Азия плюс», утверждают, что отягченный болезнями полевой командир, которому перевалило за 60, ведет переговоры с властями, чтобы добиться разрешения проживать на родине. В его группе, по некоторым сведениям, около ста человек, среди которых есть узбеки, чеченцы, арабы.

В свое время мулло Абдулло, не согласившись с условиями мирного договора, подписанного властями и оппозицией, вновь ушел в Афганистан. Последние годы, как говорят, проживал в Пакистане в зоне племен. Теперь они возвращаются, кто с миром, а кто – с войной.

Что дальше?

Есть ли будущее у боевиков, выступающих под новым именем? Появившиеся на волне перестройки исламские объединения быстро приобрели радикальную направленность, а их члены превратились в боевиков, получив военный опыт во время гражданской войны в Таджикистане, куда были вынуждены бежать от преследования властей. Теперь они, преследуемые войсками западной коалиции и пакистанскими силами, перемещаются из Афганистана в Пакистан и обратно.

Радикалы оказались востребованы талибами, но не на родине. За все время существования (первое упоминание об ИДУ относится к 1996 году) организация не смогла создать в Узбекистане сколько-нибудь значимую социальную базу. Очевидно, что большинство жителей республики не разделяет идеи движения. И смена бренда с ИДУ на «Мавераннахр», и корректировка программных целей ничего в этой ситуации изменить не способны. Строительство всемирного халифата для прагматичных узбеков остается еще более отвлеченной идеей, чем прошлые призывы движения бороться за объявление в Узбекистане исламского правления.

Масштабные акции ИДУ, в том числе поход в Узбекистан через киргизскую территорию в 1999 году, названный «странной войной в Баткене», теракты в Ташкентской области, были связаны не с социальной поддержкой, а той специфической ролью, которая была отведена этой организации. Пик известности пришелся на период, когда организация получала поддержку таджикских политиков, разгневанных вмешательством узбекского руководства в дела их страны. И у Москвы были свои претензии: Узбекистан, разочаровавшись в дееспособности российских руководителей, спешно налаживал отношения с Западом. Вряд ли случайно за выходом Ташкента из Договора о коллективной безопасности (май 1999 года) последовала атака боевиков. Так что кому-то исламские радикалы могли тогда показаться эффективным инструментом в продвижении интересов постсоветских политических элит.

И новое восхождение на политическую сцену исламских радикалов может произойти при некоторых условиях, к примеру, ослаблении власти в какой-либо республике или нарушении баланса в регионе. Нынешние элиты вполне дееспособны и уже научились тонко играть на противоречиях интересов России, Китая и стран Запада. К тому же у них в руках оказались новые рычаги влияния друг на друга, более эффективные и менее взрывоопасные, чем радикалы.

Реванш не состоится. Но и сами по себе борцы за светлое исламское будущее способны доставить неприятности правоохранительным органам, которых они выбрали в качестве объекта для атак. А конец радикалов – это вопрос времени, профессиональных качеств их противников и степени согласованности действий политиков стран региона. Последнее, с учетом сохраняющегося конфликтного потенциала в межгосударственных отношениях, представляет на сегодняшний день самую большую проблему.

Санобар Шерматова, член экспертного совета РИА «Новости», специально для ИА «Фергана.Ру»






  • РЕКЛАМА