11 Декабрь 2017

Новости Центральной Азии

Любовь с условиями и без. Фильм о Рабии Кадир, который бойкотировали китайцы

10.08.2009 13:30 msk, Мусафирбек Озод

Китай Культура и искусство 

Став героиней дипломатических скандалов между правительством Китайской Народной Республики, с одной стороны, и правительствами Японии и Австралии – с другой, лидер уйгурских диссидентов Рабия Кадир представила на суд широкой общественности кинокартину «Десять условий любви» («The 10 Conditions of Love»), снятую австралийским режиссером Джеффом Дэниэлсом.

В этом фильме лидер Всемирного уйгурского конгресса (ВУК) Рабия Кадир (по-английски Rebiya Kadeer, в других написаниях – Ребия Кадыр, Рабия Кадер) рассказывает о своей нелегкой судьбе гонимой матери, о любви к своему народу, который признает ее лидером, о бесчинствах китайского коммунистического режима, творимых на ее исторической родине, и, наконец, о своей единственной любви в жизни.

Как «Фергана.Ру» сообщала ранее, правительство Китая неоднократно в ультимативной форме требовало как от правительства Австралии, так и от организаторов Мельбурнского кинофестиваля предотвратить въезд всемирно известной уйгурской активистки в страну и запретить публичный показ фильма о Рабии Кадир. Однако в Австралии не вняли угрозам властей крупнейшей восточной державы: правительство этой страны заявило, что все обвинения в адрес лидера Всемирного Уйгурского Конгресса необоснованны, а организаторы кинофорума не пожелали исключать из программы «Десять условий любви», посчитав ленту достойной показа.

Кадр из фильма
Кадр из фильма «Десять условий любви» о Рабии Кадир

Режиссер фильма Джефф Дэниэлс снял «Десять условий любви» аккурат к Мельбурнскому кинофестивалю. Время и место показа выбраны не случайно: ведь ровно десять лет назад, 11 августа 1999 года, Рабия Кадир была арестована китайской полицией, когда направлялась на встречу с делегацией американского Конгресса в Урумчи. Позднее она была обвинена в передаче государственных секретов Сидику Рузи. На самом деле, она лишь переслала официальные китайские газеты своему мужу, который в то время находился в изгнании в США и работал на Радио Свободная Азия (Radio Free Asia).

В фильме Рабия Кадир пытается рассказать, с чем сталкивается каждый представитель уйгурского народа в Китае. Фильм вызвал огромный интерес: запланированный на 8 августа субботний показ был перенесен из кинотеатра Greater Union Cinema в The Melbourne Town Hall – знаменитый огромный зал, который еще с середины XIX века является главным культурным центром многомиллионного Мельбурна.

Дважды организаторам кинофестиваля приходилось увеличивать количество сидячих мест, чтобы дать возможность все прибывающему количеству желающих посмотреть автобиографическую картину о самой знаменитой личности, которая борется за права китайских национальных и религиозных меньшинств. Стоит ли говорить, что все билеты были раскуплены…

Р.Кадир с Ричардом Муром – директором фестиваля
Р.Кадир с Ричардом Муром – директором Мельбурнского кинофестиваля

В «Десяти условиях любви» Рабия Кадир, сильный и харизматичный лидер, предстает в образе хрупкой и чувственной женщины, для которой очень важны любовь окружающих, их сочувствие и поддержка. Условия, которые нужны ее любви, чтобы раскрыться, очень просты: это преданность, отзывчивость, сочувствие – и обычное человеческое и женское счастье.

Кадр из фильма
Кадр из фильма «Десять условий любви» о Рабии Кадир

Под звуки уйгурской музыки на экране появляются горные пейзажи китайского Алтая, где родилась и провела свое детство Рабия Кадир. Голос за кадром рассказывает легенду о том, как отец только что родившейся Рабии, желая, по древней уйгурской традиции, закопать плаценту новорожденной, начал копать землю – и его лопата наткнулась на золото. В земле был спрятан клад… Это был знак. Дочери уйгурского народа предстояло великое будущее…

Рабия прошла весь трудный путь человека из «Забытой страны», как называли Уйгуристан, она помнит, как тяжело было выжить в годы становления коммунистического режима и китайских революций, она знает, что такое бедность – и сколько нужно работать, если ты принадлежишь к угнетенному и истребляемому меньшинству, чтобы подняться над нищетой. Рабии удалось.

Она входила в пятерку самых богатых людей Китая, компартия даже доверяла ей организацию разных мероприятий, которые должны были вовлечь женщин, особенно уйгурок, в общественную жизнь страны. Кадир представляла КНР на разных международных форумах; была депутатом Госсовета Китая. Но Рабия постоянно пыталась призвать китайское руководство к реальным шагам по решению проблем коренного населения в Синцзянь-Уйгурском Автономном районе (СУАР). Но не дождавшись позитивных изменений и став свидетелем жестокого подавления восстания уйгуров в 1997 году в городе Гульджа, Рабия начала открыто выступать против карательной политики китайского правительства. В 1999 году Рабию посадили, приговорив к восьми годам тюрьмы.

Однако отсидела она только шесть лет. В марте 2005 года, перед визитом Госсекретаря США Кондолизы Райс в Китай, Рабию выпустили – и она покинула родину, оставив там детей, дом, семью… Приехав в США, Рабия Кадир не стремится получить американское гражданство – она заявляет, что желает остаться частью обновленного и единого Китая, в котором уважают права всех вне зависимости от национальности или религии.

Находясь в тысячах километрах от родного края и народа, детей – трое ее сыновей сидят в китайской тюрьме, - Кадир полна решимости и дальше бороться за права человека – но, как она постоянно подчеркивает, - только мирными методами. Она все время повторяет: «Я обещаю, что буду мирно бороться за свободу уйгурского народа и права человека, пока они существуют вообще».

Фильм о судьбе уйгурской женщины не обошелся и без попытки геополитического объяснения уйгуро-китайского конфликта. Китай, по мнению авторов, не хочет упускать богатый углеводородами регион СУАР, а другие страны заинтересованы в стабильных поставках этих ресурсов. Никто не хочет идти против Китая – и против собственных энергетических интересов. Но Рабия Кадир призывает именно к любви к людям – а не к природным ресурсам.

Став самым ярким символом борьбы своего народа за счастье, она, волею судьбы, заплатила за эту «славу» неподъемную цену, пожертвовав свободой и спокойствием членов своей семьи. Как заверяют официальные китайские СМИ, те члены семьи Кадир, кто остался в Китае, пишут Рабии письма, в которых сожалеют, что находятся с ней в родстве, и обвиняют Рабию, что она «предала родину и забыла все то хорошее, что для нее сделало правительство». Когда письма были опубликованы, Р.Кадир ответила австралийским журналистам: «Иначе как провокацией это не назовешь».

Как рассказал режиссер фильма Джефф Дэниелс австралийскому телеканалу АВС, чтобы завоевать доверие Рабии, ему пришлось надолго превратиться в ее искреннего и сочувствующего слушателя. "К счастью, мне удалось донести с экрана боль Рабии», - сказал Д.Дэниелс.

8 августа 2009 года Рабия Кадир лично представила фильм на Мельбурнском фестивале и ответила на вопросы всех желающих. Как стало известно «Фергане.ру» из официальных источников, гостью кинофестиваля представляли публике два яростных борца за свободу и права человека в Китае: сенатор, глава Австралийской партии Зеленых Боб Браун (Bob Brown) и депутат нижней палаты парламента Австралии, представитель Рабочей партии Майкл Дэвид Дэнби (Michael David Danby).

«Китайское правительство знает, что угрозы в адрес моей семьи никогда меня не остановят. Я буду продолжать свою деятельность. То, что мои дети – в их руках, не может меня остановить», - завершает свою историю главная героиня фильма. Но то, что она снова и снова повторяет о своей решимости, говорит о том, насколько болезнен для нее этот вопрос. Рабия Кадир каждую минуту своей жизни вынуждена делать нечеловеческий выбор: или любовь ее семьи - или свобода ее народа.

И каждый раз она принимает это решение заново. Потому что на обеих чашах весов лежит смысл ее жизни – и условия ее любви…

Как стало известно до начала показа «Десяти условий любви», Далай-лама направил письмо в поддержку фильма. Как рассказал депутат Майкл Дэвид Дэнби, который представлял фильм публике, он разговаривал с Далай-ламой о ситуации, которая сложилась вокруг Рабии Кадир и фильме о ней.

«Далай-лама попросил меня передать вам, что Рабия – это национальный лидер, который существует в парадигме неприменения насилия. Далай-лама еще раз хотел объяснить, что все обвинения в адрес этой женщины в том, что она является сторонником насилия, с его точки зрения, являются неверными», - сказал Майкл Дэнби.

Китайское правительство не оставило намерений повлиять на показ, и даже в последний момент попробовало повлиять на мэра Мельбурна, лорда Роберта Дойля (Robert Doyle), который, однако, решил не вмешиваться.

9 августа госпожа Кадир встретилась с депутатами парламента Австралии. В ее присутствии лидер австралийских «зеленых» Боб Браун заявил: «Я с нетерпением жду встречи с президентом Китая. Я жду того момента, когда он приедет в Канберру, чтобы мы могли представить ему все эти факты, и что настало время, когда ваша семья и народ Восточного Туркестана должны быть свободны».

В ответ Рабия Кадир повторила то, что говорит уже несколько лет – но что не хотят услышать за великой китайской стеной: «Я не террорист, как меня представляют власти Китая! Я – мать, женщина мира! Я всегда боролась за свободу и права уйгурского народа! Я буду продолжать делать это мирными способами до тех пор, пока мой народ не станет свободным».

Подготовил Мусафирбек Озод (Мельбурн–Ташкент)

За свои 62 года нынешний лидер уйгуров дважды номинировалась на Нобелевскую премию мира, однако Пекин незамедлительно предупредил власти Норвегии в том, что если Кадир будет награждена премией мира, то это серьезно повредит отношениям между двумя странами. Так что пока имени Кадир в списке нобелевских лауреатов нет…






  • РЕКЛАМА