11 Декабрь 2017

Новости Центральной Азии

Афганистан. Страна, которая сломает Запад

19.08.2009 09:50 msk, Мария Яновская

Политика Афганистан

Конституционные полномочия президента Афганистана Хамида Карзая истекли 21 мая 2009 года. Новые президентские выборы должны были пройти весной, но уже в январе независимая Комиссия по проведению президентских выборов в Афганистане заявила, что провести выборы в срок не удастся, потому что невозможно обеспечить безопасность голосования в большинстве провинций страны. Кроме того, страны-доноры еще не определились, сколько денег они готовы дать на выборы. Прозвучало предложение перенести выборы на осень, но большинство депутатов парламента – да и сам Хамид Карзай - высказывались против: они были уверены, что осенью ситуация с безопасностью будет еще хуже.

Однако решение о переносе выборов все-таки было принято – легитимность продления полномочий Карзая закрепили специальным указом. Правда, выборы были назначены не на осень, а на 20 августа. С высоты января казалось, что к августу безопасность худо-бедно будет обеспечена. Кроме того, стала ясна сумма, в которую обойдутся выборы – Америка заявила, что дает ООН 120 миллионов долларов.

Деньги были получены. А вот полностью обеспечить безопасность не вышло, хотя очевидно, что сегодня и Национальная армия Афганистана, и силы коалиции готовы к выборам лучше, чем весной.

По сообщению РИАН, 20 августа в стране откроют около семи тысяч избирательных центров, в каждый из которых будет входить по несколько участков для голосования. Всего предполагается открыть более 26.6 тысячи таких участков. Представители Европейского Союза в Афганистане объявили, что направят на избирательные участки во все 34 провинции более 120 наблюдателей.

Три основных претендента

Для участия в президентских выборах подали заявки 44 кандидата, но зарегистрировали 41. На сегодняшний день в списке 31 фамилия – многие сняли свои кандидатуры. Перечислять всех нет смысла, остановимся на трех главных претендентах, между которыми и развернется основная борьба. Это действующий президент Афганистана Хамид Карзай, бывший министр иностранных дел Абдулла Абдулла и бывший министр финансов Ашраф Гани Ахмадзай.

Хамид Карзай
Хамид Карзай
Хамид Карзай родился в 1957 году в южной афганской провинции Кандагар. Его отец, Абдул Ахад Карзай, был сенатором во время правления короля Захир Шаха и считался влиятельным политиком. В 1979 году, после входа советских войск в Афганистан, Хамид Карзай уехал с семьей в Пакистан. Получил высшее образование в Индии, потом эмигрировал в США. В начале 1990-х, когда советские войска ушли, вернулся в Афганистан, был заместителем министра иностранных дел в первом правительстве моджахедов. В 1996 году, когда к власти в Кабуле пришли талибы, Карзай их приветствовал и даже пожертвовал на их нужды 50 тысяч долларов. Но вскоре «дружба» с талибами закончилась, и в 1997 году Карзай вернулся в Пакистан, а потом перебрался в США. В 1999 году неизвестные убили отца Карзая, который возвращался из мечети. Тогда ходили слухи, что отца Карзая убили талибы, но при этом Хамиду удалось похоронить отца в Кандагаре, который тогда находился под полным контролем «Талибана».

В декабре 2001 года в Бонне под эгидой ООН проходит конференция с участием лидеров Северного альянса и сторонников бывшего короля Захир Шаха, на которой Хамида Карзая избирают главой временного правительства Афганистана. В этом правительстве министром иностранных дел становится доктор Абдулла Абдулла, а министром финансов с 2002 года был Ашраф Гани Ахмадзай.

В 2004 году Хамид Карзай был избран президентом Афганистана на первых президентских выборах. В 2006 году прошли выборы в парламент страны, и часть депутатских кресел заняли бывшие полевые командиры, в том числе те, кто занимал высокие посты при талибах. Выборы эти были проведены администрацией Карзая с американской помощью, и говорить о том, что Карзай и талибы – непримиримые и яростные враги, нельзя. Хамид Карзай неоднократно заявлял о необходимости вести с талибами переговоры. Понять, сколько в этом заявлении политической хитрости, а сколько – честных намерений, западному человеку невозможно.

По данным ЦРУ, родной брат Хамида Карзая – Ахмед Вали Карзай – причастен к наркоторговле и контролирует часть афганского наркотрафика. «Талибан» тоже существует во многом за счет выращивания и продажи наркотиков, так что вполне вероятно, что ратуя за мир с талибами, Карзай проявляет не только дальновидность политика, но и семейную деловую заинтересованность.

Абдулла Абдулла
Абдулла Абдулла
Второй кандидат в президенты - доктор Абдулла Абдулла. Он родился в Кабуле в 1960 году, его отец – из Кандагара, был сенатором в парламенте во времена короля Захир Шаха, мать – уроженка Панджшера, таджичка. Абдулла окончил Кабульский медицинский институт, поработал офтальмологом в Кабуле, а потом примкнул к панджшерскому фронту моджахедов под руководством Ахмад Шаха Масуда.

Абдулла оказался одним из самых близких к Масуду людей. Когда в 1992 году к власти пришли моджахеды, Абдулла стал пресс-секретарем Масуда, бывшего тогда министром обороны. После прихода талибов в Кабул в 1996 году, Абдулла стал заместителем министра иностранных дел в правительстве при Раббани, а после возглавил МИД. После Боннской конференции 2001 года Абдулла Абдулла возглавил МИД уже во временном правительстве Карзая, и занимал эту должность до президентских выборов 2004 года. После выборов президента Абдулла Абдулла в правительство не вошел.

Эксперты обращают внимание на «смешение кровей» доктора Абдуллы: предполагается, что отец – пуштун и мать – таджичка должны принести Абдулле симпатии и тех, и других. Хотя смешение крови в стране, где этническая и клановая принадлежность важнее личных достоинств, не является безусловным преимуществом и может «сыграть» против кандидата.

Ашраф Гани Ахмадзай
Ашраф Гани Ахмадзай
Третий кандидат - Ашраф Гани Ахмадзай - родился в провинции Логар в 1949 году. Получил степень доктор социологии в Нью-Йоркском университете. Долгое время работал в филиалах и центральном аппарате Всемирного банка. В 2001 году стал советником спецпредставителя генерального секретаря ООН по Афганистану Лахдара Брахими, тогда же был назначен советником Карзая по вопросам экономики. В 2002 году Ашраф Гани Ахмадзай возглавил министерство финансов временного правительства Карзая, и проработал там до президентских выборов 2004 года. После выборов 2004 года стал ректором Кабульского университета.

Предварительные опросы, проведенные Международным республиканским институтом, который финансируется американцами, показывают: Хамид Карзай наберет около 44 процентов, Абдулла Абдулла – около 26 процентов, а Ашраф Гани – не больше 6 процентов. Результаты первого тура будут объявлены 17 сентября – видимо, есть довольно серьезные причины, чтобы так долго считать голоса, в том числе – месяц Рамадан, который начнется после первого тура. Второй тур, согласно выборному законодательству Афганистана, должен пройти не ранее чем через две недели после объявления результатов первого тура – а значит, второй тур будет, в лучшем случае, в октябре. Что будет в Афганистане в октябре – загадывать не берется никто.

Срыв выборов возможен

Чем ближе 20 августа, тем яростней сопротивление талибов, которые пообещали сорвать выборы. 15 августа талибы пытались взорвать посольство США в Кабуле, погибло, по разным данным, от семи до одиннадцати человек, 90 ранено. 18 августа был обстрелян президентский дворец в Кабуле. Идут обстрелы американских военных баз, «Время новостей» сообщает, что в Кандагаре, где обстановку контролируют талибы, а американцы и солдаты вооруженной коалиции не выходят за ворота военной базы после 14.00, ситуация выглядит особенно угрожающей: «За выходные дни (15 и 16 августа – ред.) была обстреляна ракетами школа, убиты прямо на улице заместитель военного прокурора провинции и его сын, заместитель начальника департамента транспорта Кандагара, а также американский чиновник одного из агентств, работающих в провинции. Только за несколько часов воскресного утра в центре провинции разорвались три ракеты».

Афганский журналист, обозреватель «Радио Свобода» Зариф Назар рассказал, что не менее чем в двенадцати районах на юге Афганистана нет возможности провести выборы, там сосредоточены силы «Талибана»: «МВД Афганистана обнародовало карту, на которой обозначена та часть страны, где власти не могут гарантировать безопасность избирателей – это почти половина территории Афганистана! Кроме того, талибы распространили листовки с угрозой расправы над теми, кто собирается участвовать в выборах».

Зачем талибам срывать выборы, которые, по их мнению, в любом случае будут нелегитимны, раз власть в Афганистане избирается не по законам шариата? Талибы не признают нынешнюю власть Карзая, но они точно так же не признают и власть следующего президента. Почему они так стараются сорвать процесс, который презирают? Международный обозреватель газеты «Время новостей» Аркадий Дубнов считает, что талибам важно признание их в качестве политической силы, хотя они и декларируют полную независимость от того, что о них думает Запад и мировое сообщество. Поэтому проведение легитимных, с точки зрения Запада, выборов в Афганистане может еще на пять лет вычеркнуть талибов из списка тех, кто обладает реальным политическим весом и влиянием в мире.

Жизнь после выборов

Вопрос, состоятся ли выборы, до последнего момента остается открытым. Талибы могут устроить теракты, запугать избирателей - уже сегодня известно, что 700 из семи тысяч избирательных центров не откроются 20 августа по соображениям безопасности. Независимая избирательная комиссия утверждает, что десять уездов правительством не контролируется, в 124 уездах безопасность не обеспечена должным образом. Непонятно, смогут ли принять участие в голосовании женщины – Eurasianet.org пишет, что «почти в четверти провинций страны структура, отвечающая за организацию выборов, никак не может набрать достаточное количество женщин для работы на избирательных участках, где необходим женский персонал для осуществления досмотра женщин, пришедших отдать свой голос за того или иного кандидата. Пока соответствующий персонал не будет набран, причем в кратчайшие сроки, во многих областях женщины не смогут принять участие в голосовании (дело в том, что на избирательных карточках, оформленных для женщин, нет фотографий, поэтому по их карточкам вполне могут проголосовать мужчины, надев паранджу – ред.)».

Если большая часть населения не придет на выборы или на половине территории страны голосование проведено не будет, вопрос о признании легитимности выборов встанет перед Западом и Америкой в полный рост.

И наверное, американцы боятся этого больше, чем сами афганцы, потому что законность избранной власти – один из столпов демократического пути развития, по которому США пытаются направить Афганистан. Для самих же афганцев приоритет демократических процедур неочевиден. Традиционное этническо-клановое устройство общества, необходимость постоянных маневров, возможность соединения бывших врагов и смертельная вражда бывших союзников – все это свидетельствует о том, что для афганцев внутреннее чувство справедливости (которое, конечно, у каждого свое) важнее права.

Это трудно для американского понимания, и это очень понятно русским. Но близость взглядов на жизнь не означает, что русским будет позволено указать Афганистану светлый путь развития. Стратегия, которую когда-то предложил СССР, тоже провалилась - Советский Союз строил дороги, дома, заводы и электростанции в Афганистане «под сенью дружеских штыков» ограниченного контингента, и сейчас все, что построено Советами, разрушается.

Некоторые эксперты, например, председатель Движения развития и Наблюдательного Совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов, продолжают считать, что советский опыт индустриализации был успешен и может быть применен в Афганистане. Однако другие эксперты считают, что советский опыт насильственного промышленного развития Центральной Азии привел к демографической, культурной и даже экологической катастрофе региона в целом, и потому он неприемлем для Афганистана.

Однако спор экспертов о том, годится российский опыт для Афганистана или нет, носит исключительно умозрительный характер. Россия пока вообще не собирается вкладывать деньги в развитие Афганистана, предпочитая «разрешать» НАТО наводить порядок в регионе. Интересно, что и Россия, и страны Центральной Азии, которые, казалось бы, должны лучше понимать, чего хотят афганцы и как с ними «работать», предпочитают выступать в роли наблюдателей и критиков, метко подмечая ошибки американской стратегии.

Замечания эти, видимо, идут на пользу – во всяком случае, сами американцы тоже начали открыто говорить, что их действия в Афганистане неэффективны. Энтони Кордесман из американского Центра стратегических и международных исследований заявляет: «Мы оказались неспособны к адекватной реакции, мы не направляли в Афганистан достаточное количество войск и денег, не создавали структуру и, согласно всем независимым оценкам, тратили впустую огромные суммы денег и энергию людей, занимавшихся послевоенным восстановлением в то время, как страна неуклонно сползала к кризису и войне. Самое поразительное – это то, сколько людей спустя семь лет после того, как мы начали войну, все еще действуют так, будто это наш первый год в Афганистане, действуют вразнобой, теоретизируют, экспериментируют, не вникая в смысл своих действий, оторванных от общего хода реальных событий. И эти проблемы имеют гораздо более критическое значение в гражданской сфере, нежели в военной. Фактически все усилия носили ограниченный характер и были неэффективны, но эта неэффективность, разобщенность усилий, нехватка координации гораздо хуже проявили себя в гражданской сфере».

Однако даже если действия американцев и стран коалиции станут более скоординированными, а денежные потоки серьезно увеличатся, это все равно не заставит афганцев полюбить Запад, антиамериканские настроения растут. Все правильные и экономически продуманные рекомендации американцев, которые должны превратить Афганистан в цивилизованную страну по западному образцу, вызывают у афганцев серьезное сопротивление, которые видят в США не спасителей, а оккупантов.

Отношение к предлагаемым американцами изменениям довольно противоречиво. Так, по мнению Азиза Ниязи, старшего научного сотрудника Института востоковедения РАН, «форсированное внедрение зарубежного неолиберального капитализма подрывает все базовые начала поступательного развития Афганистана. Военные делают свое дело, иностранные адепты свободного рынка - собственное. Одна рука не ведает, что делает другая. Зарождающийся экономический мутант в виде смеси дискредитирующего себя на глобальном уровне неолиберального инструментария и местного кланового управления сводит на нет военные успехи. На глазах рушится основа основ афганской экономики – сельское хозяйство. Жалкие остатки промышленного капитала перетекают в торгово-спекулятивный. Слепое следование рекомендациям МВФ и Всемирного банка по либерализации цен и внешней торговли, монетаризации и приватизации дают результаты противоположные ожидаемым. В проектах экономика тяготеет к периферийной сырьевой специализации, внутренний рынок не развит, растет поляризация общества по имущественному положению, наблюдаются застойный характер бедности, массовая маргинализация».

А это значит, что Афганистан не превращается в безопасный регион, несмотря на все усилия НАТО и США, и дело не в вооруженных отрядах «Талибана», с которыми, наверное, афганская армия и силы коалиции когда-нибудь справятся. Дело в национальном, ментальном неприятии Запада – и вообще, любых чужих, которые по своим чертежам пробуют построить рай на афганской земле. Силы коалиции могут лишь объединить афганцев «против себя» - что, может быть, тоже неплохо для рождения единой нации, которая сегодня «разорвана» на узбеков, таджиков, пуштунов, хазарейцев… Но это рождение нации, замешанное на ненависти к «благодетелям», тоже не приведет к безопасности региона, ради которой уже погибло больше полутора тысяч западных военных и специалистов.

И очередные выборы президента, даже если они состоятся, мало что изменят.

Мария Яновская




  • РЕКЛАМА