13 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Таджикистан: Живая музыка улиц и площадей

07.12.2009 00:20 msk, Тилав Расул-заде

Таджикистан Интересные люди

На площади Регистан, у знаменитого рынка Пандшанбе северного таджикского города Худжанда с восхода и до заката всегда многолюдно, шумно и оживленно. Каждый человек, приехавший в административный центр Северного Таджикистана, первым делом идет на просторный Регистан: побывать на знаменитом рынке, посмотреть на мечеть и мавзолей Шейха Муслихитдина, памятники середины XIII века.

Должно быть, благочестие великого средневекового богослова так влияет на рыночных торговцев вокруг, что цены здесь гораздо ниже, чем в других районах Худжанда. На площади - тысячи продавцов овощей, одежды, разных хозяйственных мелочей. Здесь же постоянно выступают и музыканты, певцы, дойристы, рубабисты. Каждый находит для себя место на площади – можно сказать, место под солнцем, - и дает сольный концерт. Один из таких музыкантов - 44-летний Абдумамур Хукматов, уроженец Ганчинского района, живущий сейчас в ста километрах от Худжанда, в Зафарабадском районе. Когда он появляется со своим аккордеоном на рынке и начинает играть, его тут же окружает толпа прохожих, которые просят петь еще и еще.

- В моем репертуаре более сорока песен, - говорит Абдумамур. - Из них две песни - авторские. Есть песни на слова поэта Джумабоя Назири, музыку я написал сам. Но чаще всего я пою песни из репертуара народного артиста Таджикистана Афзалшо Шодиева. Эти песни очень близки и мне, и тем, кто меня слушает.

Абдумамур Хукматов
Абдумамур Хукматов

Абдумамур тепло вспоминает о Доме культуры поселка Джами Зафарабадского района, где он проработал более десяти лет:

- В Доме культуры нам платили мизерную зарплату, пришлось уйти, чтобы как-то прокормить семью. Пять лет проработал разнорабочим-мардикором, потерял на этом здоровье. И друзья посоветовали снова заняться музыкой. В 2003 году я взял аккордеон и вышел на улицу… В основном, я играю и пою на рынке «Гули сурх» Истаравшанского района. Однако планирую отправиться на гастроли в Аштский район – говорят, там хорошо можно заработать. У меня в репертуаре есть песни народного артиста Узбекистана Шерали Джураева, а у него в Таджикистане много поклонников.

У Абдумамура двое детей, жена и старая больная мать. Поэтому он предпочитает ездить только по Согдийской области, хотя, как рассказали его поклонники, он мог бы гастролировать и по другим областям страны и зарабатывать нормальные деньги.

Наступали сумерки, торговцы торопливо собирались уходить. Заспешил и Абдумамур: «Нехорошо, когда приходишь к друзьям в гости уже поздней ночью».

Мы с Абдумамуром договорились встретиться на следующий день, я хотел записать, как он поет. Но возле рынка Пандшанбе он больше не появился. «Наверняка в Аштский район поехал», - предположили знакомые Абдумамура.

На рынке «Памир» города Чкаловска я встретил другого певца, который уже около десяти лет поет на улицах. Это Виктор Васильевич Бутенко. Поклонники каждое утро с нетерпением ждут его появления, считая его большим прирожденным талантом, «маэстро».

Виктор Бутенко
Виктор Бутенко

Виктор Васильевич учился на вокально-театральном факультете Бакинской консерватории имени Гаджибекова в 1963-1967 годах, потом его сразу взяли в дважды Краснознаменный Ансамбль песни и пляски имени Александрова.

- Вместе с этим ансамблем я объездил много стран, - рассказывает Виктор Васильевич. – Но однажды, когда мы выступали на одном престижном курорте, меня к себе пригласил бывший директор шестого комбината города Чкаловска и предложил приехать в Чкаловск, обещал работу, квартиру, ежемесячную стипендию сто рублей. И я согласился и «отпел» тут девять лет. А потом по совету брата перевелся в Дальневосточный краснознаменный военный округ, и там тоже пел два с половиной года. А потом добровольцем отправился в Афганистан, у меня же было звание офицера. В Афганистане я прослужил командиром десантно-штурмового взвода. Потом командовал ротой. После Афганистана опять вернулся в Дальневосточный военный округ, а в родной Чкаловск вернулся уже в 1989 году.

Я не курю, - продолжает Виктор Бутенко, - может, поэтому у меня до сих пор такой сильный голос. Я знаю более пятисот песен на таджикском, азербайджанском, арабском, итальянском языках, но основной мой репертуар – русские песни, особенно я люблю русские народные. Я пою «Господа офицеры», «Журавли», «Растет в Сталинграде березка», «Девушка провожала», Ой мороз, мороз», «Подари мне платок» и другие. Русские песни душевные, они сопровождают нас всю жизнь, без песен наша жизнь была бы глуха и мрачна. Но таджикские песни – тоже очень мелодичные, например, песня «Я встретил девушку, полумесяцем бровь…», которую поют уже более пятидесяти лет: «Дидам нигоре, Абру хилоле…»

Таких песен, которые поют на двух языках, я знаю десятки, - продолжает Виктор Васильевич. – Их любят и молодежь, и пожилые люди. Это же песни о любви, и пока существует человечество, такие песни будут пользоваться успехом.

- Раньше Вы пели в сопровождении аккордеона либо баяна? - спрашиваю Виктора Васильевича.

- Да, у меня было два аккомпаниатора, но оба перебрались в Россию. Один из них уже умер, другой работает на одной из станций московского метро, говорят, неплохо зарабатывает. Сейчас хорошие баянисты и скрипачи редко встречаются…

- Мне заместитель начальника Управления культуры Согдийской области Орифджон Набиев сказал, что Вы не согласились работать в театре или доме культуры города Чкаловска…

- Потому что мне семьдесят лет, и я не могу восемь часов находиться на работе. А здесь я поработал полтора-два часа – и иду домой, отдыхаю. Смотрю телевизор, слушаю радио, читаю газеты. В месяц я зарабатываю в среднем 400-450 сомони (около 100 долларов), плюс получаю пенсию 170 сомони (около 40 долларов), так что живу в достатке. В Таджикистане люды очень добрые, в беде не оставят. Раньше моими зрителями и слушателями были, в основном, молодые русские девушки. У них были богатые кавалеры – так называемые «новые таджики», - и они за одну песню могли заплатить от 50 до 100 сомони (13-25 долларов). У меня двойное гражданство, - продолжает Виктор Васильевич, - российское и таджикское, и я люблю и Россию, и Таджикистан. Я родился и вырос в Оренбурге, в моей квартире в Оренбурге сейчас живет мой племянник. Мой сын – музыкант, живет в Саратове. Последний раз я был в России три года назад – там все дорого, да и погода неважная, каждый день проливные дожди. А здесь три месяца – холода, а остальное время тепло. Я знаю, что в России бюджетники тоже мало зарабатывают, семь-восемь тысяч рублей, причем почти половина уходит на оплату коммунальных услуг…

Виктор Васильевич поет «Прощание славянки». Его журчащий голос слышен за сотню метров: «Прощай, отчий край, ты нас вспоминай…»

По словам директора Методического культурного центра исполнительного органа государственной власти Согдийской области Тухфанисо Атохуджаевой, в настоящее время в культурных государственных учреждениях Северного Таджикистана остро не хватает ста пятидесяти трех специалистов. Зарплата мизерная, ставка методиста – 138 сомони (32 доллара), и люди не хотят идти на работу на свободные вакансии.

Слепые музыканты на улицах Худжанда
Слепые музыканты на улицах Худжанда

Они выходят на улицы, идут на рынки и площади таджикских городов – и поют для прохожих, зарабатывая себе на хлеб. Причем поют вживую. И люди их любят, ждут – и каждый раз встречают с радостью.

Тилав Расул-заде




РЕКЛАМА