12 Декабрь 2017

Новости Центральной Азии

Перестрелки в Ташкенте и окрестностях. Новые подробности

07.12.2009 12:54 msk, А.Волосевич

Терроризм Узбекистан

Серия перестрелок в Ташкенте и Ташкентской области в конце августа и начале сентября так и не нашла отражения в СМИ Узбекистана, несмотря на то, что ничего подобного здесь не происходило уже пять лет - с 2004 года. Официальная реакция ограничилась двумя короткими сообщениями о том, что 29 августа в ходе спецоперации вблизи мечети «Кукча» было уничтожено трое вооруженных боевиков, ранее совершивших в Ташкенте ряд убийств и покушений на жизнь граждан. Более подробная информация ввиду шумного празднования 2200-летия Ташкента, очевидно, была сочтена неуместной. Между тем, даже если судить по тем немногим фактам, которые все-таки получили огласку, то выясняется, что на проявления экстремизма нынешний год оказался весьма урожайным.

Завязка истории

26 мая в Андижанской области произошел ряд вооруженных столкновений: сначала в приграничном Ханабаде, где некие вооруженные люди атаковали милицейский блокпост и обстреляли здание МВД-СНБ, а затем и в самом Андижане, где террористы-смертники совершили как минимум два самоподрыва. Ответственность за эти действия взяла на себя радикальная экстремистская группировка «Исламский джихад», отколовшаяся от Исламского движения Узбекистана (ИДУ) в 2002 году. Президент Ислам Каримов громогласно пообещал провести над террористами открытый суд, а 3 июня даже распорядился создать комиссию во главе с Генеральным прокурором Узбекистана Рашидом Кадыровым по подготовке и проведению открытого судебного процесса по фактам событий в Андижане и Ханабаде, однако на деле ничего этого не произошло. Начавшаяся в Андижане в сентябре серия судов над причастными к этим событиям, как и обычно, прошла тайно, в закрытом режиме. В связи с этим выяснить какие-либо подробности событий в Андижанской области так и не удалось.

Летом волна экстремизма докатилась уже до Ташкента. 16 июля при входе в подъезд своего дома семью ударами ножа был убит 37-летний заместитель директора медресе «Кукельдаш» по вопросам просвещения Аброр Аброров. Через две недели, 31 июля, было совершено нападение на главного имам-хатыба Ташкента, известного религиозного деятеля Анвара-кори Турсунова, которого, по неофициальным данным, прочили на пост преемника главного муфтия Узбекистана. Трое неизвестных вызвали его из дома, а затем девять раз ударили ножом. Имам пролежал без сознания пять дней, однако четвертого августа пришел в себя и медленно пошел на поправку.

Любопытно, что, по неофициальным данным, Анвар-кори Турсунов когда-то являлся сторонником запрещенного в Узбекистане религиозного объединения «Хизб ут-Тахрир». Будучи активным пропагандистом этого объединения, он поспособствовал вовлечению в него большого количества молодых людей. Однако позже взгляды Анвара-кори Турсунова изменились, и он превратился в одного из самых ярых борцов с «Хизб ут-Тахрир», благодаря чему нажил среди приверженцев этого объединения много врагов. Сторонники Анвара-кори считают, что нападение на него было вызвано, скорее всего, его резкой критикой исламских радикалов, в первую очередь, членов «Хизб ут-Тахрир» и ваххабитов.


Ориентировка. Фото ИА «Фергана.Ру»

Буквально через несколько дней после нападения на Турсунова, 9 августа, в Ташкенте в своей собственной квартире пятью выстрелами в упор был застрелен заместитель начальника главного управления уголовного розыска и борьбы с терроризмом МВД Узбекистана полковник Хасан Асадов, который в составе объединенной следственной группы МВД, СНБ и Генпрокуратуры занимался расследованием нападений на религиозных деятелей. По информации правозащитной «Группы быстрого реагирования», от рук террористов погиб также и один сотрудник СНБ, входивший в объединенную следственную группу.

Торговцы-террористы

Ответом со стороны властей стали массовые аресты всех, кто, по их мнению, мог быть причастен к этим нападениям. В конце августа оппозиционный сайт «Харакат» сообщил, что по подозрению к покушению на Анвара-кори Турсунова были задержаны 16 торговцев стройматериалами с Паркентского рынка столицы. По информации сайта, ссылавшегося на окружение имама, силовики считают арестованных торговцев членами радикальной религиозной группировки «Джихад». Примечательно, что ответственность за события в Ханабаде и Андижане в конце мая взяла на себя группировка с почти таким же названием – «Исламский джихад». Имеют ли арестованные торговцы какое-либо отношение к этому самому «Джихаду» либо «Исламскому джихаду», неизвестно: следственные органы по этому поводу не дают никаких комментариев. В то же время стало известно, что часть торговцев с Паркентского рынка разбежалась.

В первой половине сентября практически все общественные места Ташкента оказались заклеены розыскными ориентировками «особой важности», содержащими изображения, в общей сложности, 33 человек и снабженными припиской о том, что их разыскивают за совершение особо тяжких преступлений и что при их задержании необходимо соблюдать меры повышенной безопасности, поскольку «преступники вооружены огнестрельным оружием».


Ориентировка. Фото ИА «Фергана.Ру»

Следует отметить, что на этих ориентировках, по-видимому, изображались представители двух совершенно отдельных экстремистских группировок. Фотографии и фамилии девяти человек были развешаны только на массиве Чиланзар; о них сообщалось, что «управлением внутренних дел Чиланзарского района разыскиваются совершившие преступления против Конституционного строя Республики Узбекистан» (следовал перечень имен и фамилий). Больше эти лица и фамилии нигде не всплывали.

Представителей второй группировки, имевшей отношение к Паркентскому рынку, было существенно больше – 25 человек. В неофициальном порядке сотрудники милиции подтверждали, что большинство изображенных на этих фотографиях – торговцы с Паркентского рынка. «Они там не столько торговали, сколько вовлекали в свою организацию новых людей», - прокомментировал ситуацию один из представителей МВД.

Несмотря на то, что розыскные ориентировки появились в Ташкенте в первой половине сентября, готовились они, судя по всему, еще в августе, поскольку на них присутствовал ряд лиц, речь о которых впереди и которые к моменту вывешивания этих ориентировок были уже мертвы. Это произошло в результате ряда инцидентов со стрельбой в Ташкенте и Ташкентской области.


Ориентировка. Фото ИА «Фергана.Ру»

Эпизод первый. Кукча

Первым известным инцидентом такого рода стала перестрелка в «старом городе» Ташкента – в районе Кукча-Дарбаза, произошедшая 29 августа. В одной из квартир двухэтажного дома №5 по улице Маннона Уйгура оказались блокированы двое объявленных в розыск вооруженных людей – Шавкат и Шухрат Махмудовы, по данным сайта Еurasianet - отец и сын, полгода назад прибывшие в Ташкент из Кашкадарьинской области. Они ожесточенно отстреливались от образовавших вокруг дома кольцо окружения силовиков, в результате чего последние понесли потери: среди них были раненые, а возможно, и убитые. К месту боевых действий были стянуты внушительные силы спецназа и даже бронетехника, перегородившая улицу Маннона Уйгура с обеих сторон, на всякий случай полностью перекрыв по ней автомобильное движение.


Дом №5 на Кукче. Фото ИА «Фергана.Ру»

Махмудовы были уничтожены после того, как, решив прорываться, они, будучи уже ранеными, выпрыгнули в окно со второго этажа и попали под огонь военных. Одного застрелили, второй погиб от взрыва гранаты. Во время этой спецоперации от пуль спецназовцев погибла и хозяйка квартиры, в которой, по версии силовиков, укрывались преступники – 50-летняя Динора Иногамова.

По информации цитировавшегося эсэнбэшным сайтом gorizont.uz «источника, близкого к МВД», убитые были причастны к ряду тяжких преступлений, совершенных в последнее время в Ташкенте. В свою очередь, в сообщении Генпрокуратуры, распространенном 3 сентября, говорилось о ликвидации группы террористов, совершивших в Ташкенте ряд убийств и покушений на граждан республики (в контексте летних событий эти слова читались как прозрачный намек на нападения на религиозных деятелей). «Была установлена организованная преступная группа, причастная к этим преступлениям, получены данные о том, что бандиты прошли боевую подготовку в зарубежных террористических центрах. В ходе спецоперации было уничтожено три террориста, в том числе находившийся ранее в розыске лидер этой группы Махмудов Шавкат Дильшатович. Задержаны и другие члены террористической группы, которые дают признательные показания», - говорилось в заявлении Генпрокуратуры.

По информации сайта EurasiaNet, 45-летний уроженец Ташкента Шавкат Махмудов был объявлен в розыск Главным управлением уголовного розыска и борьбы с терроризмом МВД Узбекистана еще в мае 2003 года – по подозрению в причастности к терактам 16 февраля 1999 года в Ташкенте. После этих терактов, унесших жизни шестнадцати человек, власти начали активную вооруженную борьбу с исламскими экстремистами.

О том, кем был третий уничтоженный террорист, Генпрокуратура ничего не сообщила, как и о том, где и при каких обстоятельствах это произошло. Впоследствии это дало повод говорить, что, возможно, за третьего террориста силовики пытаются выдать застреленную ими во время спецоперации хозяйку квартиры №3 Динору Иногамову.


Дом №5 на Кукче. Фото ИА «Фергана.Ру»

Эпизод второй. «Дружба народов»

Жители домов, расположенных по соседству с подвергшимся штурму спецназовцев, на вопросы о том, кем был третий убитый террорист, упорно твердили, что он покончил жизнь самоубийством, сбросившись с автомобильного моста в районе дворца Дружбы народов (это по прямой дороге два-три километра от места перестрелки на Кукче). В конце концов, удалось прояснить приблизительные контуры этой истории. Оказалось, что силовики вышли на одного из подозреваемых в покушении на Анвара-кори Турсунова и через его знакомого по телефону под каким-то предлогом назначили ему встречу в этом месте. Однако когда тот увидел, что его окружают незнакомые люди, то догадался, что угодил в ловушку, и предпочел сброситься вниз, на проходящую под мостом оживленную автотрассу. Скорее всего, он и был тем третьим, о ликвидации которого объявила Генпрокуратура.

Эпизод третий. Каранкуль

Вначале скажу несколько слов об опубликованной 10 сентября на «Фергане.Ру» статье «Действия сбежавших из тюрьмы преступников стали причиной гибели шестнадцати человек». В ней говорилось со ссылкой на источник в погранслужбе Комитета нацбезопасности (КНБ) Казахстана, что шестого сентября из колонии строгого режима в Бостанлыкском районе Ташкентской области сбежали десять заключенных. «Во время побега были убиты двое охранников и заключенные смогли завладеть их автоматами», - сообщал информатор «Ферганы.Ру». После этого, по его словам, скрываясь от преследования, «в поселке Газалкент (административный центр Бостанлыкского района) под Ташкентом они совершили двойное убийство – воспитателя детского сада и трехлетнего ребенка. Под обстрел этой группы попал и патрульный экипаж Бостанлыкского РОВД, в результате чего двое сотрудников милиции погибли, еще двое получили ранения».

Так вот, надо сказать, что эти сведения не подтвердились. Возможно, некий побег из колонии действительно был, однако в самом Газалкенте, городке в шестидесяти километрах от Ташкента, ни о чем подобном никто слыхом не слыхивал, так же, как о двойном убийстве и нападении на патрульный экипаж Бостанлыкского РОВД. Жители Газалкента напрочь опровергали эту информацию, указывая, что трехлетнюю девочку убили вовсе не сбежавшие заключенные, а неизвестный маньяк, и что никаких перестрелок с сотрудниками милиции ни в Газалкенте, ни в его окрестностях не было – это городок совсем небольшой, и если бы в нем произошло нечто подобное, то об этом давно бы уже все знали. Зато все сообщали, что в начале сентября перестрелка милиции с неизвестными произошла в 10-15 километрах от Газалкента, в предгорном поселке Каранкуль.

В самом Каранкуле выяснилось, что все происходило в дачном поселке, расположенном выше по склону горы. Там, в почти безлюдном в осеннее время «садово-виноградарском товариществе», нам удалось встретить нескольких очевидцев тех событий. Ими оказались мужчина лет 60-ти, назвавшийся Валерой, и живущая в соседнем доме пожилая женщина.

Валера припомнил, что в тот день он ждал возвращения жены из Ташкента. «Вдруг - бах! – выстрел. Смотрю: три омоновца на улице, в бронежилетах. Как, спрашивают, пройти на такую-то улицу? Потом они наверх побежали и там - дддда! - стрельба началась», - рассказал он.

Его соседка, пожилая женщина, тоже вышедшая побеседовать с нами, припомнила, что в тот день у нее в гостях была дочка с ребенком - девочкой шести лет. Когда послышались автоматные очереди, девочка воскликнула: «Ой, бабуля, салют!». Женщина добавила, что ее дочка услышала, как один из засевших в огороде через дом-два спецназовцев сказал другому по-русски: «Смотри, они еще и отстреливаются!»

По словам Валеры, когда приехала его жена, он спустился на дорогу встретить ее, но обратно в дачный поселок их уже не пустили. Все подступы к нему перекрыли, их остановили – нельзя, мол, и попросили подождать за дорогой. Там к ним присоединилась какая-то женщина лет 38-ми, и они вместе дожидались окончания операции. Через час-другой, по словам Валеры, из дачного поселка на дорогу спустилась дюжина омоновцев. После этого им разрешили вернуться в свои дома. Опасаясь, что где-то в засаде еще могут скрываться снайперы, Валера с женой предложили их новой знакомой переночевать у них. А утром она загадочно исчезла. «Смотрим: нашей гостьи уже нет, только две ее сумки остались. День проходит - ее нет, второй проходит - тоже нет».

На следующий день в поселке стало известно, что спецназовцы ошиблись адресом и вломились в большой строящийся дом, где «захватили» двадцать строителей во главе с управляющим стройкой. По словам Валеры, военные напали на дом со всех сторон и уложили всех рабочих на землю («Лежать!» «Руки за голову!»). Подъехала машина и увезла их в Газалкент. Управляющий стройкой на вопросы военных ответил, что люди, которых они разыскивают, живут возле дома местного муллы, выше по склону горы, и показал им этот дом. Они побежали туда и «начали бомбить, стрелять». Оттуда тоже ответили огнем, началась перестрелка.


Дом в Каранкуле, захваченный спецназовцами по ошибке. Фото ИА «Фергана.Ру»

«Потом я узнал, что у них нашли компьютеры и какие-то устройства для связи, - рассказывает Валера. - Они это дело бросили и убежали, на дороге остановили «Жигули», водителя выбросили, развернулись и поехали в Чирчик».

По его словам, возле дома муллы омоновцам удалось захватить лишь одного «террориста» – местного пастуха баранов. Через несколько дней его отпустили. А управляющий стройкой, Сабир, на следующей день поехал в Газалкент, чтобы узнать о задержанных рабочих и, возвратившись, долго ругался: «Я хотел покормить ребят, взял им самсы, передал, смотрю - менты один мой пакет забрали и давай жрать! А рабочие были голодные». Сабир добавил, что видел там задержанную женщину, и Валера сразу вспомнил о той, что ночевала у них, а утром куда-то подевалась. Оказалось, что это жена того самого арестованного пастуха.

Примерно через два дня рабочих выпустили. Пришла и эта женщина, забрала сумки, в которых были дыня и сигареты, и рассказала историю своего пленения. Выяснилось, что утром она ушла в свой дом. В нем царил беспорядок, все было перевернуто вверх дном. Холодильник оказался открыт настежь, на столе лежало масло, банки с вареньем, грязные ложки. Женщина решила зайти в хлев, где находятся бараны. Там ее ожидала засада: трое спецназовцев мгновенно уложили ее на землю, после чего радостно стали докладывать кому-то, что захватили еще одну террористку.

…Дом муллы оказался едва ли не на самом верху дачного поселка. Встревоженный появлением незнакомых людей, навстречу нам вышел бородатый и длинноволосый человек в спортивном костюме. Оказалось, что это и есть местный мулла - Шовкат Расулов.


Дом в Каранкуле, где скрывались преступники. Фото ИА «Фергана.Ру»

Он рассказал, что не так давно дом по соседству купил мужчина по имени Алишер. Он и пустил пожить к себе трех молодых парней. «В начале сентября, на третий или четвертый день уразы, хозяин привел их и сказал, что они здесь будут жить. Сам уехал. Когда они поселились, я спросил их: «Молиться как будем – отдельно, вместе?» «Отдельно», - отвечают». «Тогда я не буду вам мешать».

Во дворе, где поселились парни, находятся два дома, один из которых принадлежит брату муллы. По словам Шовката Расулова, жена брата готовила еду на всех – это было удобнее. «Брат тоже здесь был, и они (представители власти. - Прим. авт.) потом подумали, что он вместе с ними. Но брат не то, чтобы вместе с ними, но даже не со мной - он не молится, выпивает. Его потом тоже забрали, месяц держали», - рассказал он.

Пятого сентября, когда здесь появился ОМОН, Шовкат Расулов находился в Ташкенте - зять пригласил его в гости. Перестрелки он не видел и знает о ней только по рассказам соседей: что эти парни убежали от спецназовцев, на дороге поймали машину и поехали в сторону Ташкента. Шум от проводимой операции был изрядный: «Трассу перекрыли, вертолеты кружились». Мулла рассказал, что в соседнем доме еще два дня прятались спецназовцы, нити везде протянули, чтобы если что – поднимался грохот. «Потом говорили, что у них компьютер был, что они выходили на связь, что у них было оружие и они отстреливались, но сам я этого не видел».


Дырка от пули в стене дома в Каранкуле, где скрывались преступники. Фото ИА «Фергана.Ру»

Он сообщил, что одного из этих трех парней звали Бахром; позже его застрелили на улице Сагбан. Что было с остальными, он точно не знает, но вроде бы одного из них взяли. Позднее изображения этих людей развесили по всему Ташкенту. Среди них была и фотография нового хозяина дома – Алишера (вероятно, Алишер Хашимов, единственный человек с таким именем на всех ориентировках. - Прим. авт.).


Отверстие от пули в ограде дома в Каранкуле. Фото ИА «Фергана.Ру»

По словам муллы, в тот же день в Ташкенте его задержали: «Я пришел домой после молитвы, там меня уже ждал участковый». Быстрый суд под предлогом того, что он якобы нагрубил милиции, дал ему 15 суток. Расулов рассказал, что всех, состоящих на учете по религиозным мотивам, задерживали и сажали на этот срок. Сам он состоял на учете, даже сидел по 159-й статье («Посягательства на конституционный строй»): «Нашли у меня гранату. А откуда она у меня? У меня ведь только дочери…»

Через две недели его отпустили, однако оказалось, что под шумок у него изъяли всех баранов. «Тут было общее стадо в 75 баранов, после перестрелки их всех забрали, потом всем вернули, а мне моих 15 баранов – нет. Знаю, что районная СНБ или милиция их временно передали какой-то фирме. Я ходил туда, но баранов мне так и не отдают. А это был мой доход», - сетует Расулов.

Эпизод четвертый. «Центр Луначарского»

Следующее после неудачной операции в Каранкуле утро было отмечено вооруженным нападением на сотрудников милиции в кафе «Зайтун», расположенном на улице Шукура Бурхонова (центр бывшего шоссе Луначарского) в ста метрах от здания областного УВД. В неофициальном порядке сотрудники милиции рассказали, что в их коллег стрелял один из убежавших от спецназовцев в Каранкуле. «Даврон его звали, кажется» (вероятно, Даврон Исманходжаев).

По их словам, дело было утром, часа в четыре. Милиционеры зашли перекусить в это кафе, работающее и по ночам. В это время к столу, за которым они сидели, подошел человек и открыл по ним огонь. По словам сотрудников милиции, нападавший никого не убил, а только ранил. Затем он каким-то образом оказался на Дархане, где в очередной раз захватил машину. Хозяин не хотел ее отдавать и получил удары ножом. Догнали террориста уже в районе улицы Сагбан, где, по словам сотрудников МВД, «взяли на таран». Машина загорелась, а когда бандита стали оттуда вытаскивать, он опять-таки ранил двоих милиционеров ножом. Застрелили его или все-таки взяли живым, мои собеседники не сказали.


Кафе «Зайтун». Фото ИА «Фергана.Ру»

Сотрудники кафе «Зайтун» в ответ на расспросы «включают дурака», твердя лишь одно: «Меня тут тогда не было». И, наконец, просто мотают головой: мол, не будем ничего говорить. Зато их соседи тихо сообщают, что «ментов не убили, а ранили – одного в руку, другого в ногу». И что стрелявший сбежал на машине. «Зайтун» потом на пятнадцать дней закрыли – проверяли. А на двери магазинов наклеили фотографии «вот этих ваххабитов».

Поскольку рассказы о перестрелке в кафе «Зайтун» несколько расходятся, приведу здесь два основных варианта.

Согласно первому, нападавших было трое; пока один стрелял, двое других сидели в машине через дорогу и наблюдали. Потом за ними погнались, и они удрали. Был задействован план «перехват» и где-то в махалле (квартале) под Ташкентом одного из них убили, а второй скрылся. Самого нападавшего тоже застрелили.

Согласно другой версии, на милиционеров в кафе напали два человека, тяжело ранив их. Когда бандиты покидали кафе, то столкнулись с выходящим из-за угла сотрудником милиции, который то ли услышал выстрелы, то ли что-то увидел, в общем, он выхватил пистолет и уложил одного из нападавших. Второму удалось убежать.

Один из рассказчиков обратил наше внимание на то, что сразу после этих событий двухметровую бетонную стену сбоку от областного УВД надстроили кирпичом еще на 70-80 сантиметров, а сверху обмотали колючей проволокой. Мы осмотрели стену - это действительно было так.

Эпизод пятый. Сагбан

Жители домов возле перекрестка Софийского проспекта (в последние годы его переименовывали не менее двух раз, так что будем называть его по-старому. - Прим. авт.) и улицы Сагбан сообщили, что в начале сентября (точной даты они не помнили и называли шестое, седьмое и восьмое сентября), примерно в 4-5 часов утра раздались звуки выстрелов, и, выйдя на улицу, они обнаружили, что возле светофора горит легковая машина – белый «Матиз».


Перекресток Софийского проспекта и улицы Сагбан. Автомобиль преступников стоял и горел как раз на месте вот этого синего «Матиза» возле светофора. Фото ИА «Фергана.Ру»

Выяснилось, что милиция преследовала ее по Софийскому проспекту от центра города и, наконец, открыла по ней огонь, в результате чего «Матиз» остановился и загорелся. К тому моменту, когда люди вышли на улицу, водитель был уже убит. Некоторые утверждают, что, возможно, в автомобиле был не один, а два человека. Постепенно собралась толпа. Потом приехали пожарные и потушили машину.

По словам одного из таксистов, сотрудники милиции преследовали преступников от «центра Луначарского» до самого Сагбана, запрашивали по рации разрешение открыть по ним огонь, и когда получили его, застрелили обоих находившихся в этом «Матизе» мужчин.

Предварительные итоги

Уже после всех этих событий, примерно во второй половине сентября, в Ташкенте появились новые розыскные ориентировки. Составлены они были всего на трех человек, до этого присутствовавших и в общем списке: на Даврона Исманходжаева, 1977 года рождения, Бахрома Саипова, 1983 года рождения, и Абдуазимходжу Якубова, 1982 года рождения. Их фотографии были более крупными и дополнялись словами о необходимости соблюдать меры повышенной безопасности при их задержании, поскольку они вооружены. Судя по всему, это и были участники перестрелок в Каранкуле, в «центре Луначарского» и на Сагбане. То обстоятельство, что розыскные ориентировки на них были расклеены уже после гибели как минимум одного из них, может говорить либо об инертности следственного аппарата, либо о том, что кому-то из них удалось скрыться.


Ориентировка. Фото ИА «Фергана.Ру»

Сегодня на многих ориентировках изображения Даврона Исманходжаева и некоторых других перечеркнуты ручкой крест накрест. То же относится к фотографиям убитых на Кукче отца и сына Махмудовых. На момент написания этой статьи из 25 фотографий разыскиваемых участников «паркентской» группы было зачеркнуто уже семь (Шовкат Махмудов, Шухрат Махмудов, Кахрамон Мухтаров, Даврон Исманходжаев, Мухторжон Мухторов, Ихтиёр Чориев, Анвар Рахматов). Это свидетельствует об одном: их уже не разыскивают.

Надо сказать, что здесь описаны далеко не все вооруженные столкновения и перестрелки, произошедшие в последние месяцы. В частных разговорах сотрудники спецслужб откровенно говорят, что количество инцидентов такого рода значительно возросло.

Что касается виновных в нападениях на ташкентских имамов, то, по неофициальной информации, их уже задержали. В свою очередь, родственники некоторых задержанных торговцев с Паркентского рынка жалуются на аресты их близких, и уверяют, что те не имеют никакого отношения к этим преступлениям. Стало известно, что в разных областях республики (Кашкадарьинской, Сырдарьинской) прокатилась волна арестов. Однако действительно ли в ходе нее удалось задержать кого-либо из причастных к нападениям на имамов, или силовики, что называется, решили пройтись широким неводом, судить сложно. Высказываются предположения, что ради хорошей отчетности они могли кого-то насильно заставить признаться в совершении этих преступлений. Подтвердить или опровергнуть все эти сообщения не удается: представители силовых структур, как обычно, молчат. Ведь иллюзия стабильности и спокойствия – это главное.

Алексей Волосевич






  • РЕКЛАМА