16 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Многоженец Бакиев: История вопроса

29.04.2010 13:34 msk, Санобар Шерматова

Кыргызстан Разное

Опальному президенту его сограждане вменяют в вину «советскую» статью Уголовного Кодекса

Правление Курманбека Бакиева, с гендерной точки зрения, не задалось с самого начала. Уже через год после его вступления на президентский пост Роза Отунбаева резко осудила пришедшую с новыми властями «моду на многоженство». «Жены на стороне теперь есть у чиновников разного калибра, у бизнесменов всех мастей, - заметила сопредседатель оппозиционной партии «Асаба». Одна витринная, для внешних выходов, другие – для домашнего употребления». «В гендерном измерении бакиевское правление - позор в политической истории Кыргызстана…все вернулось на круги своя: общепринятое многоженство, кражи невест как обычай, калым как необходимость, женитьба на сестрах умерших жен».

Нелестных эпитетов удостоились заседавшие в парламенте мужчины (женщин в составе депутатского корпуса не оказалось ни одной). Они, по словам оппозиционного деятеля, «дерутся, ругаются, прогуливают заседания, и на корню рубят гендерные законы». Этот депутатский созыв был особенно нелюбим гражданским сектором, где, в отличие от парламента, командные высоты занимали как раз женщины, чувствительно реагирующие на гендерные проблемы. Депутатов обвинили в целенаправленном наступлении на права женщин.

Правозащитники разоблачают

Сначала «бакиевский» парламент выбросил конституционное положение о том, что Киргизия является светским государством – исключительно для того, как подозревали активистки неправительственного сектора, чтобы открыть дорогу шариатскому праву, разрешающему многоженство. И дальнейшие действия депутатов доказали их правоту. Весной 2007 года в парламенте было инициировано обсуждение запрета 153-й статьи Уголовного Кодекса, предусматривающей два года лишения свободы за многоженство. Неправительственные организации, мобилизовав все свои ресурсы, дали мощный отпор, после чего депутаты отступили. Но весной следующего года вопрос о злополучной статье вновь оказался в повестке дня. Причем «застрельщиком» кампании за легализацию многоженства стал не кто-нибудь, а министр юстиции Марат Каипов.

«Во-первых, с юридической точки зрения, многоженство по своему составу не является преступлением, - перечислял аргументы министр. - Данная статья была навязана в советское время исключительно центральноазиатским республикам. Например, в Прибалтике такой уголовной ответственности не существовало. В многоженстве нет состава преступления, потому что нет объекта преступления, ведь жены согласны, - обращался он к самым непримиримым противникам легализации многоженства. - Во-вторых, существование в нашем уголовном кодексе такого состава преступления приводит к тому, …что многие состоятельные мужчины, де-факто живущие с несколькими женами, уходят в подполье. И, в-третьих, Кыргызстан остался единственной страной на постсоветском пространстве с такой нормой в законодательстве. Наши ближайшие соседи отменили уголовное наказание за многоженство, как только распался Советский Союз».

Уговоры министра на правозащитниц подействовали слабо. Если и было в то время что-то, что могло вызвать в них настоящую ярость, так это гендерная политика властей. И в бой против министра юстиции были пущены все медийные и иные ресурсы: прошли дискуссии, «круглые столы», конференции, активистки НПО не уставали разъяснять обществу, чем грозит ему отмена этой статьи Уголовного Кодекса. На их стороне оказались даже некоторые уважаемые исламские деятели, разъяснявшие, что «многоженство в исламе – это не обязательство, а разрешение, которым можно воспользоваться в определенных условиях и при обязательном согласии супруги». «И вообще, - резонно заметил один из священнослужителей,- вопрос о легализации многоженства поднимают не духовные лидеры, не простые мусульмане, а члены правительства страны».

За разоблачениями высоких чинов дело не стало. Правозащитники усмотрели в инициировании отмены статьи стремление политиков обезопасить себя от возможных судебных исков за многоженство. На организованных у стен парламента митингах активистки гражданского сектора объявили, что потребуют открытого и поименного голосования по отмене 153-й статьи. «И тогда мы увидим, кто есть кто», - многозначительно обещали они.

Не ожидавшие столь мощного отпора депутаты отступили. Тем более, что противная сторона продемонстрировала, что для нее неприкасаемых фигур нет. Выступая в прямом эфире одного из каналов, известная общественница Азиза Абдрасулева рассказала, что у президента Бакиева, кроме официальной, имеются еще две жены на стороне, и назвала места их проживания. Инициаторы легализации многоженства, по ее словам, хлопотали, чтобы обезопасить своего «шефа» – президента.

Это был настоящий скандал: Пятый канал считался пропрезидентским, а сама Абдрасулева на то время являлась официальным лицом - заместителем председателя Комиссии по правам человека при президенте Киргизии.

Портрет примерного семьянина

Курманбек Бакиев на прозвучавшие обвинения прямо не ответил. Он вообще вел себя во время всей этой кампании крайне осторожно, дистанцируясь от инициативы своего министра юстиции. «В Кыргызстане есть более серьезные темы для обсуждения, чем многоженство, и для их решения необходимо участие женщин», - заметил он в своей речи во время торжеств, посвященных Международному женскому дню. Затем Бакиев побеседовал с лидером демократической партии женщин и молодежи «Новая сила» Токон Шайлиевой, которая, выйдя из президентского дворца, провозгласила, что Бакиев скептически относится к отмене наказания за многоженство. Ну, на самом деле, что еще ему оставалось делать в ситуации, когда гражданский сектор всухую выиграл раунд этой гендерной битвы?

Бакиев покинул Кыргызстан вместе со своей третьей женой и двумя малолетними детьми
Бакиев покинул Кыргызстан вместе со своей третьей женой и двумя малолетними детьми. Фото © Azattyk.Org

Бакиев всеми силами пытался сохранить создаваемый за время президентства образ примерного семьянина. Он много и охотно рассказывал о двух сыновьях - Марате (занимавшем должность заместителя председателя службы национальной безопасности) и Максиме (подмявшем под себя финансовый сектор экономики), жене Татьяне, с которой познакомился во время учебы в Куйбышеве (ныне Самара). Старший сын якобы участвовал в составе спецназа в боевых действиях в Баткене во время прорыва исламских боевиков. А младший, по скромному признанию отца, является финансовым гением: учась в 6-м классе, из школьной поездки в Москву привез купленные на карманные деньги дефицитные сигареты, которые потом выгодно реализовал, а в последующие годы успешно перепродавал водку, и на вырученные деньги купил отцу туфли фирмы Саламандра.

Бакиев никогда публично не признавал наличие других жен и детей, хотя в республике ходили разные слухи. К примеру, о том, что вторая жена, киргизка по национальности, появилась давно, по настоянию матери, недовольной его женитьбой на русской женщине. Накануне смены власти в Бишкеке была закрыта оппозиционная газета «Ачык саясат» («Открытая политика»), опубликовавшая статью за подписью находящегося за границей известного оппозиционера, в которой Бакиев был назван «троеженцем». Подробности о третьей семье, жене, пятилетнем сыне и девятилетней девочке, стали известны из сообщений из Белоруссии, где сейчас проживает опальный президент.

В список выдвинутых обвинений, на основании которых Бишкек может потребовать выдачи отставленного президента, статья о многоженстве не вошла. Что, в общем, понятно: это мелочь, по сравнению с предъявляемыми ему обвинениями в уводе и отмывании денег в особо крупных размерах. К тому же доказать наличие нескольких жен трудно, если нет заявлений от обиженных женщин. Не исключено, что брачный статус Бакиева может измениться теперь, когда он превратился в частное лицо, и нет нужды иметь официальную первую леди.

Но на родине критический пыл его сограждан не скоро выдохнется, особенно, если бывший президент продолжит «подбрасывать в топку дрова», настойчиво напоминая о себе громкими заявлениями.

Санобар Шерматова