14 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Ядовитое дыхание прошлого. СССР умер, оставив в наследство бомбы замедленного действия

18.05.2010 13:34 msk, Тилав Расул-заде

Таджикистан Разное

В годы советской империи в целях увеличения объема производства хлопка-сырца в хлопкосеющие районы Таджикистана централизованно поставлялось огромное количество пестицидов. Сельхозавиация распыляла эти химические вещества над хлопковыми плантациями, а также над огромными площадями, засеянными другими сельскохозяйственными культурами. Борясь с насекомыми-вредителями и с саранчой, никто не думал о последствиях этой борьбы, и в частности, о чрезмерной химизации плодородных земель.

В самом Таджикистане пестициды не производились никогда. Ввозить сюда химикаты начали еще в конце двадцатых годов прошлого столетия, когда началось колхозное строительство, а пик пришелся на 60-80 годы XX века.

В 1990 году в Таджикистане функционировало 372 склада, на которых хранились химические вещества. Склады были подчинены республиканскому государственному предприятию «Таджиксельхозхимия». Однако после распада Советского Союза эти склады один за другим превратились в свалочные станции пестицидов. Химических препаратов было довольно много, а в наступившие годы хаоса и анархии их не использовали, и просроченные ядовитые вещества были захоронены. Таким образом, в маленьком Таджикистане появились три полигона захоронения ядохимикатов, на которых, в общей сложности, захоронено более 16 тысяч тонн токсических веществ.

Канибадам: От очага заражения до центра рукой подать

В юго-восточной части города Канибадама, в семи километрах от центра города и на расстоянии трех километров от трассы Канибадам-Исфара расположен полигон, на котором захоронены ядохимикаты. Он функционировал с 1973 по 1990 год.

Здесь ничего не растет. Фото автора
Здесь ничего не растет. Фото автора

Как объяснил главный врач Центра государственного санитарно-эпидемиологического надзора Канибадама Маъмур Мансуров, в связи с несоблюдением правил захоронения ядохимикатов, их обезвреживания и рекультивации, а также из-за несоблюдения санитарно-гигиенических норм, решением хукумата (администрации) Канибадамского района от 26.06.1990 года за №29 деятельность данного предприятия была приостановлена.

Пока полигон действовал, на нем было захоронено более 4000 тонн ядохимикатов, 1000 тонн биологических веществ и 500 тысяч штук упаковок (тар) от разных химикатов. Просроченные ядохимикаты, собранные со всей Согдийской области и районов республиканского подчинения, а также из приграничных районов Узбекистана и Кыргызстана, были захоронены здесь без соблюдения Инструкции по ликвидации и рекультивации ядохимикатов. Общая площадь полигона составляет 0,8 гектара.

- С самого начала функционирования могильника здесь не соблюдалась технология захоронения, - говорит Маъмур Мансуров. – По правилам, их нужно было поместить в специальные емкости и сжечь в специальных печах. Однако ядохимикаты просто бросали в обычную яму и присыпали одним слоем земли. Халатное отношение к своим обязанностям проявили и тогдашние отдельные руководители области. Они не проконтролировали соблюдение инструкций по захоронению ядохимикатов.

Когда полигон действовал, вокруг него было проволочное ограждение и стояли входные ворота, возле которых дежурил постовой. В настоящее время полигон бесхозный. Природные катаклизмы, сильные проливные дожди, селевые потоки и ветры разрушили верхнюю часть полигона. Повысился риск попадания ядохимикатов в окружающую среду. Полигон находится в месте, где подземные воды проходят на глубине от 2718 до 3400 метров, однако земля вокруг заражается через наземные водные потоки.

В полигоне захоронены группы сильнодействующих ядохимикатов первой категории опасности: арсенат кальция (4732 кг), анабазин сульфата (4393 кг), - вещества третьей степени опасности ДДТ (3260 кг), гексохлоран (5955 кг), бутифос (5828 кг), - вещества четвертой степени опасности (хлорид магния, 5010 кг) и другие токсические вещества.

Свободный доступ посторонних лиц на полигон, возможность достать тары из могильников расширяет возможную зону заражения людей и животных. Опустевшие тары реализуются на рынках области, их могут приобрести граждане других регионов и областей республики, а также те, кто приезжает из Кыргызстана.

- В конце прошлого года были проведены лабораторные анализы на наличие ДДТ как на полигоне, так и на расстоянии до 2000 метров, - говорит ведущий специалист Управления по охране окружающей среды Согдийской области Яхёхон Темиров. - При ПДК (предельно допустимой концентрации) 0.1 мг/кг, обнаружено превышение нормы в 5-8 раз, иногда концентрация ДДТ доходила до 0,8 мг/кг. Следы ядохимикатов обнаружены и в селесбросе.

Вокруг полигона не выкопана траншея, и проливные дожди могут проникать глубоко в почву. В целях уменьшения катастрофического воздействия ядохимикатов данного полигона на окружающую среду в рамках Проекта PEHPA со стороны Министерства окружающей среды Италии было обещано выделить 200 тысяч долларов. К итальянцам хотели присоединиться и представители НАТО. Однако уже минуло три года, а обещанные средства так и не поступили.

По мнению Яхехона Темирова, все находящиеся на Канибадамском полигоне ядохимикаты необходимо перезахоронить в саркафаге, закрыть нейтральным грунтом, затем забетонировать и после контролировать состояния водоемов и почв региона.

Вахшский могильник: раскопанные ямы, гибнущий скот

Освоение Вахшкой долины началось в конце двадцатых годов ХХ столетия. Степи, покрытыми камышовыми зарослями, крестьяне превратили в плодородные земли. Этот уголок земли можно было превратить в рай: хорошие климатические условия, изобилие воды создавали благоприятные предпосылки для выращивания разных тропических культур, например, для развития садоводства. Но центру нужен был хлопок особо тонковолокнистых сортов. Центр не интересовало, что потом может случиться с этими землями.

Вахшский могильник
Вахшский могильник

Особую опасность для здоровья людей и окружающей среды представляет Вахшский могильник ядохимикатов, который расположен на юге страны. Он расположен на расстоянии 17 километров от центра района и занимает 6 гектаров земли. Функционировал могильник с 1973 года, на нем захоронено более 7000 тонн пестицидов, из которых около 3000 тонн составляет опаснейший яд для человека - ДДТ (дуст).

Состояние этого могильника вызывает особую тревогу. Этот могильник до начала 1992 года охранялся, и его территория была ограждена, круглосуточно дежурила охрана. Сейчас от домика охранников, проволочного ограждения и бетонных столбиков следов не осталось. Эта огромная и опасная территория полностью открыта для животных и людей.

- Когда мы приехали на территории этого могильника, - рассказывает руководитель НПО «Хамкори бахри тараккиёт» (Сотрудничество ради развития), кандидат сельскохозяйственных наук Курбонали Партоев, - было 9 часов утра. Было прохладно. Но уже за два километра от могильника мы почувствовали очень неприятный токсичный запах, который разносился ветром. Почти все 45 могильников, каждый размером три на двадцать на пять метров, были раскопаны. Часть ядов была вывезена населением, которое использует яды для уничтожения вредителей сельскохозяйственных культур, грызунов и переносчиков болезней. В результате образуются овраги, в которых ранней весной, зимой и осенью собираются дождевые и талые воды. Они становятся источником заражения и гибели коров, коз, баранов и других животных, принадлежащих населению близлежащих сел.

По рассказам пенсионера, жителя Вахшского района Назира Бердиева, который более двадцати лет работал охранником этого могильника, о запущенном состоянии захоронения уже много лет знают не только руководство района или области, но и руководители вышестоящих организаций. Ведь они не раз приходили и исследовали ситуацию на месте…

Таджикабад и беспризорные склады химических удобрений

Как сообщают СМИ, в советское время на территории Таджикабадского района Раштской долины были захоронены 5 тонн химических веществ, 3 тонны из которых составлял ДДТ. Однако пока по непонятным причинам об этом полигоне предпочитают не упоминать.

- Я впервые слышу о существовании данного полигона, - говорит политолог Хуринисо Гаффарзода. – Но знала о Файзабадском хвостохранилище, куда со всех концов СССР привозили для захоронения радиоактивные вещества. Видимо, существование Таджикабадского полигона до сих пор не получило широкой огласки.

После приобретения Таджикистаном независимости учреждение «Сельхозхимия» была упразднена, и все склады, принадлежащие организации, а также складские помещения совхозов и колхозов, где хранились ядохимикаты, оказались приватизированы. Многие из них разрушены. Некоторые складские помещения расположены вблизи жилищ и хозяйственных построек. Существуют склады, рядом с которыми находятся водные источники, посевы сельскохозяйственных культур и плодовые насаждения.

Нередко помещения складов используются для содержания домашнего скота, а также для хранения кормов или различных строительных материалов. Известны факты, когда в бывших складских помещениях живут люди, или там хранятся продукты. Нередко складские помещения разбирают на строительные материалы, которые затем используются населением для хозяйственных построек. Большинство помещений разрушены в разной степени – отсутствуют двери, окна, неисправна кровля, частично разрушены стены. Многие складские помещения не имеют ограждения, охраны и открыты: туда могут свободно проходить и люди, и домашние животные.

В некоторых складских помещениях до сих пор стоят бочки с просроченными пестицидами, а также рассыпаны ядохимикаты – какие именно, теперь уже не поймешь. Иногда эти вещества лежат, смешавшись с землей. На прилегающих к складам территориях тоже есть россыпи неизвестных пестицидов и их смеси с минеральными удобрениями и почвой.

На действующих складах отсутствует документация, учитывающая приход и расход пестицидов.

По имеющейся информации, на руках у населения сегодня находится около 40 тысяч единиц тары из-под пестицидов, из них более 80 процентов - пластмассовые емкости. В республике идет быстрое накопление пластмассовой тары, которая из-за инертности разложения пластмасс не может быть захоронена на полигонах-могильниках, а уничтожить ее простым сжиганием нельзя, поскольку это даст огромный выброс в воздух вредных продуктов сгорания. Тара продолжает использоваться населением в хозяйственных нуждах, в частности, для хранения пищевых продуктов, воды и так далее.

Так валяются пустые бочки из-под ядохимикатов на бывших складах
Так валяются пустые бочки из-под ядохимикатов на бывших складах

До 1990 года в Таджикистане функционировало 140 авиационных площадок сельскохозяйственного назначения. Рядом с площадками строили склады для пестицидов, выкапывали яму для воды, устанавливали емкости для приготовления рабочих растворов и погрузочные механизмы. В настоящее время ни одна авиаплощадка не функционирует. В результате проверок, осуществленных компетентными органами в 2005 году, стало ясно, что из 37 бывших авиаплощадок частично сохранились 13 авиаплощадок с твердым покрытием. Их при необходимости можно использовать по прямому назначению. Практически все временные авиаплощадки сегодня используются под посевы сельскохозяйственных культур, в том числе под овощи, на них пасется домашний скот.

Ввоз пестицидов продолжается

Вызывает серьезную озабоченность нелегальный ввоз в республику пестицидов, в том числе запрещенных к применению в сельском хозяйстве, из соседних государств. Так, в 2005-2007 годах, по неофициальным данным, из Республики Узбекистан только в Согдийскую область было завезено свыше 30 тонн ДТТ. Таможенники области задержали группу лиц, которые попытались ввезти на территорию Таджикистана 7,5 тонны ДДТ с целью их дальнейшей реализации населению. Куда после были отвезены конфискованные пестициды, кто и где захоронил химикаты, узнать не удалось.

Лед тронулся?

По словам Абдусалима Джураева, руководителя Центра по выполнению Стокгольмской конвенции о стойких органических загрязнителях (СОЗ) в Таджикистане, в настоящее время остро стоит проблема переупаковки остатков запрещенных и устаревших ядохимикатов, в том числе обладающих свойствами СОЗ, и дальнейшего их уничтожения. Для осуществления этих мероприятий необходимо проведение детальной инвентаризации мест хранения (складов) и захоронений (полигонов-могильников).

- В рамках реализации положений Стокгольмской конвенции о СОЗ в 2009 году при поддержке Всемирного Банка проведена инвентаризация ряда складов, находящихся в Хатлонской области, - говорит Абдусалим Джураев. - Хатлонская область, расположенная в Вахшской долине, выбрана как приоритетный объект изучения, потому что является регионом интенсивного землепользования с высоким потенциалом использования ядохимикатов. С этой целью в течение апреля-ноября компании «Таув», «Виттевин+Бос» при сотрудничестве с Комитетом Охраны окружающей среды при правительстве Таджикистана, Центром по выполнению Стокгольмской конвенции и Общественной Организацией «Хамкори бахри тараккиёт» провели обследование 15 складов, на которых хранятся пестициды, и Вахшского полигона-могильника. На Вахшском полигоне-могильнике на анализ были взяты образцы почвы и воды, чтобы определить, есть ли образцах пестициды, относящиеся к СОЗ. Эксперт компании «Таув» в октябре 2009 года провел обучающий семинар, на котором смогли повысить квалификацию 12 специалистов, занимающихся инвентаризацией устаревших и запрещенных к применению пестицидов.

По результатам выполненных работ 19-20 декабря 2009 года в городе Душанбе (Таджикистан) проводился заключительный семинар с участием представителей международных организаций и заинтересованных сторон Таджикистана, Кыргызстана и Узбекистана. В работе конференции приняли участие ученые из Германии, Японии, Канады, Швеции, Дании, России и других стран. Они обсуждали возможности ликвидации СОЗ в Хатлонской области во время первой фазы нового проекта Всемирного Банка, а в последующем - в других зонах Таджикистана и во всех центральноазиатских республиках.

По словам начальника Управления охраны окружающей среды Хатлонской области, для нейтрализации ядохимикатов Вахшского полигона Всемирным банком выделено более одного миллиона долларов. Реализация этого проекта позволит избавиться от могильника, который остался в наследство от советских времен. Но чтобы полностью уничтожить ядохимикаты, оставшиеся в республике с советских времен, потребуется не один год.

По мнению главного специалиста Управления государственного контроля и охраны окружающей среды Согдийской области, кандидата технических наук Аскара Абдувалиева, вопросы, касающиеся химических отходов, накапливались годами, и решить их за один-два дня невозможно. Проекты рекультивации и обезвреживания могильников требуют колоссальных денег, которых в бюджете страны нет. Это значит, что в настоящее время можно надеяться только на помощь организаций развитых стран мира.

Как именно сказалось существование могильников с ядохимикатами на здоровье населения, пока никто сказать не может. Многие эксперты, с которыми корреспонденту «Ферганы.Ру» удалось поговорить, считают, что эти могильники находятся на значительном расстоянии от жилых кварталов.

Однако по мнению ученого Курбонали Партоева, стойкие органические загрязнители являются высокотоксичными химикатами, которые не разрушаются в почве в течение длительного времени, иногда в течение нескольких лет и даже десятилетий. Вода и ветры могут разносить эти соединения по всему миру. Попав в окружающую среду в одном регионе, СОЗ могут переместиться в регионы, значительно удаленные от места первоначального заражения.

- От первоначального места применения СОЗ могут вращаться по следующей схеме: источник - воздушная среда – вода – почва – растения - молочный скот - молочные продукты - человек - грудное молоко кормящей матери - новорожденный ребенок, -поясняет ученый. - В этой цепочке новорожденный оказывается основным потребителем этих опасных токсинов, поскольку на каждом этапе пищевой цепочки происходит увеличение концентрации яда.

Специалисты солидарны и уверены в одном: с каждой минутой, днем, неделей, с каждым месяцем и годом увеличивается риск пагубного воздействия полигонов-могильников и свалок жидких химикатов на окружающую среду. Медлить нельзя. Любая бомба, даже замедленного действия, когда-нибудь взорвется. А может, катастрофа уже произошла – но ее пагубные последствия пока не дали о себе знать со всей очевидностью.

Тилав Расул-заде




РЕКЛАМА