30 Май 2017

 

Загрузка...

Новости Центральной Азии

Ошская резня 1990 года. Хронология трагедии

08.06.2010 13:32 msk, Фергана.Ру

История Кыргызстан

Двадцать лет назад, 4 июня 1990 года, началась так называемая Ошская резня (иначе – «ошские события, «узгенские события») – когда противостояние узбеков и киргизов на юге Кыргызстана перешло в погромы, убийства, изнасилования и грабежи с обеих сторон.

В первые годы независимости Кыргызстана в республике было опубликовано несколько исследований причин кровавых событий. Однако впоследствии в киргизском обществе этой темы старались не касаться. И сегодня только узкий круг специалистов достаточно хорошо знает о том, что тогда произошло в Оше и Узгене.

Один из таких специалистов - Нурбек Ашимканович Омуралиев, глава центра методологии и социальных исследований Академии наук Кыргызстана. «Фергана.Ру» предлагает вам краткую хронологию того, что произошло в июне 1990 года в Оше и Узгене, основанную на публикации 2007 года, в которой Н.Омуралиев комментирует документы того времени. Полный вариант этой работы доступен на сайте московского журнала «Новое литературное обозрение».

* * *

Весна 1990 года - время подъема национального самосознания как узбеков, так и киргизов. Одновременно обостряются социально-экономические проблемы, особо чувствительной становится нехватка земельных участков для жилищного строительства. Как правило, землю требовали выходцы из сельской местности – этнические киргизы, живущие во Фрунзе (Бишкеке) и Оше. Законодательство СССР запрещало выделять земли под индивидуальную застройку в столицах союзных республик. Москва не разрешала выделять землю, и недовольство киргизской молодежи, живущей во Фрунзе, росло.

Всю весну 1990 года в столице Киргизии шли митинги киргизской молодежи, требующей земли. В пригородах столицы не прекращались попытки самозахвата земельных участков.

В Оше с ранней весны 1990 г. активизируются неформальное узбекское объединение «Адолат» и киргизская общественная организация «Ош-аймагы», которая ставила задачу обеспечить людей земельными участками для строительства домов.

Май 1990 года

Фрунзе. Митинги идут на центральной площади города почти постоянно. Образовывается несколько молодежных объединений, одни требуют только разрешения жилищной проблемы, вторые выдвигают политические требования (например, ускорить темпы реформ), третьи озабочены сохранением и развитием киргизской национальной культуры и языка.

7 мая проходит встреча руководства Киргизской ССР с представителями молодежи в Доме политпросвещения ЦК КПК. Встреча продолжалась восемь с половиной часов с одним 20-минутным перерывом.

Джалал-Абад. Группа узбекских аксакалов из Джалал-Абадской области обращается к руководству СССР (Председателю совета национальностей Верховного совета СССР Р.Нишанову, первому секретарю КПК А.Масалиеву и др.) с требованием предоставить автономию узбекскому населению юга Киргизии. Возмущение узбеков вызвал принятый закон о языке, в котором государственным языком признан киргизский, а языком межнационального общения – русский.

Из текста обращения: «Коренным населением области фактически являются узбеки, численность которых в области насчитывается в пределах 560 тыс. человек. Если в целом по республике численность узбеков составляет 30 процентов от общего населения республики, то в Ошской области, то есть в зоне компактного проживания, составляет больше 50 процентов… Язык компактно проживающего большинства населения узбеков остался ущемленным. Вместе с тем следует отметить, что киргизское население области по сложившейся веками укладке жизни, традициями и обычаями, по диалекту речи и по роду производственной деятельности, по семейно-бытовым переплетениям весьма схожи с узбеками, поэтому киргизы северных районов республики шутливо называют своих южных сородичей-киргизов сартами. Во всех 119 школах области, в которых обучение ведется на узбекском языке, свободно обучаются дети и киргизов, не испытывая никаких затруднений в языке.

Коренные жители узбеки чувствуют себя чужеродными этническими группами населения Киргизии.

Неприязненные отношения между киргизами и узбеками в нашем регионе существуют… Эти отношения не раз всплескивались в виде небольших стычек между студенческой молодежью в гг. Джалал-Абаде, Оше, Узгене в прошлом 1989 году, что свидетельствует о существовании определенного дефицита в равенстве и равноправии народов населения нашей республики, каковы не могут быть решены при существующей ныне системе управлении.

По нашему глубокому убеждению, для успешного решения проблем реального равноправия и равенства национальности нужен новый механизм государственного управления в рамках Киргизской ССР в виде автономии Ошского региона в рамках республики… Практика существования автономии Кара-Калпакской АССР в Узбекистане, Абхазской и Аджарской АССР в составе Грузинской ССР и Нахичеванской АССР в Азербайджанской ССР показывают жизненность таких государственных формирований в рамках союзных республик».

В обращении приводились официальные статистические данные о составе населения Кыргызстана: в 1990 году население Киргизии составляло 4258 тысяч человек, из них киргизов - 2223 тысячи, или 52,3 процента, русские – 917 тысяч, или 21,5 процента и «другие национальности» - 1113 тысяч, или 26,2 процента. При этом узбеков, занимающих руководящие посты в республике, было около 7.3 процента, а русских – 24.5 процента.

Ош. 17 мая проходит встреча областных и городских властей с представителями 7-тысячной киргизской организации «Ош-Аймагы». Молодежь требует решить земельный вопрос до 25 мая, иначе с 17 июня начнется самозахват земель. Власть игнорирует требования, и «Ош-Аймагы» проводит 25 мая в Оше митинг.

Фрунзе. 24-25 мая 24 общественные организации объединяются в «Демократическое движение Кыргызстана» (ДДК). Цели движения: укрепление независимости Киргизии, установление демократической многопартийной политической системы, введение различных форм собственности, свободное функционирование частного сектора и т.д. На учредительном съезде ДДК были избраны пять сопредседателей (К.Акматов, Т.Дыйканбаев, Ж.Жекшеев, К.Матказиев, Т.Тургуналиев), Совет и Правление движения.

Ош. 27 мая на территории средней школы №38 в колхозе им.Ленина, чьи земли вплотную прилегали к городу, на митинг собирается около 5 тысяч киргизов. Туда же прибывают руководители Ошской области. Митингующие давят на руководство области, и председатель облисполкома объявляет, что для застройки будут выделены 32 гектара хлопковых полей колхоза им.Ленина.

Собравшиеся отмечают свою победу традиционной церемонией, зарезав на месте будущего поселения жертвенную лошадь и поклялись не отступать от «завоеванной земли».

Начиная с 30 мая, киргизы постоянно проводят митинги и собрания на этом поле колхоза им. Ленина. Представители «Ош-Аймагы» выдвигают требования сместить с должности первого заместителя председателя Верховного Совета Киргизской ССР, бывшего первого секретаря обкома партии, который, по их мнению, не решал социальные проблемы молодежи и способствовал тому, что в сфере торговли и обслуживания населения города подавляющее большинство оказались лица узбекской национальности. Требовали от руководства области довести общую численность лиц киргизской национальности в указанных сферах до 50 процентов, урегулировать внутреннюю миграцию, решить проблемы прописки, трудоустройства и жилья киргизской молодежи.

Жители колхоза им.Ленина воспринимают принятое решение о выводе из оборота 32 га поливных земель как оскорбление узбекского народа: «Вот пришли киргизы с гор, сегодня захватили нашу землю, завтра выгонят из собственного дома, а послезавтра надругаются над нашими женами и сестрами».

30 мая на поле колхоза им.Ленина, предназначенном под застройку, начинается многочисленный митинг узбеков (по другим данным – 31 мая). На митинге принимается обращение к руководству Киргизии и области. Среди выдвинутых требований - создание ошской автономии и придание узбекскому языку статуса одного из государственных. Избрана инициативная группа в составе 24 человек, в нее вошли народные депутаты Киргизской ССР и местных советов.

На митинге узбекские жители требуют создания узбекской автономии, предоставления Ошской области самостоятельного статуса, создания узбекского культурного центра, открытия узбекского факультета при Ошском педагогическом институте, требуют сместить с должности первого секретаря обкома, который якобы защищает интересы лишь киргизского населения. Свои требования узбеки передают руководству Ошской области и назначают срок ответа – 4 июня.

С 1 июня узбеки начинают отказывать в найме жилья киргизам, в результате чего более 1500 киргизских квартирантов, проживающих на частных квартирах у узбеков, оказываются на улице и пополняют собой тех, кто требует выделения земельных участков. Митингующие киргизы в ультимативной форме потребовали от властей дать им окончательный ответ о предоставлении земель – тоже до 4 июня.

Тем временем республиканская комиссия во главе с председателем Совета Министров Киргизской ССР А.Джумагуловым квалифицирует выделение под застройку 32 га земли колхоза им.Ленина как незаконное. Для строительства жилья решено выделить 662 га земли на территориях хозяйств «Калининское», «Папанское» и «Кенешское». Большинство узбеков и киргизов, нуждающихся в земле под застройку, согласились с этим решением. Однако около 200 представителей «Ош-Аймагы» продолжали настаивать на предоставлении им именно 30 га обещанной земли колхоза им.Ленина.

4 июня

4 июня все были готовы к межнациональным столкновениям, которые должны были произойти на том самом, спорном, поле колхоза им.Ленина. Согласно докладной записке тогдашнего председателя КГБ Киргизской ССР Джумабека Асанкулова председателю Верховного совета Киргизской ССР Абсамату Масалиеву, люди начали скапливаться на поле колхоза им.Ленина уже с шести утра 4 июня. Киргизов пришло около 1.5 тысяч, узбеков – более 10 тысяч.

К обеду из детских садов и яслей Оша были забраны все дети узбекской национальности, к 16 часам узбеки - руководители организаций - распустили своих сотрудников по домам.

К 18.00 с двух сторон поля колхоза им.Ленина собрались две толпы: узбекская и киргизская. Между ними тонкой цепочкой расположилась милиция, вооруженная автоматами.

По одним данным, первыми начали узбеки: узбекская молодежь, будучи в нетрезвом состоянии, попыталась прорвать кордон милиции и напасть на киргизов, в милицию полетели камни и бутылки. Узбеки захватили двух ОМОНовцев. К 19.00 толпа стала неуправляемой, и милиция начала стрелять. В 19.30 толпа была рассредоточена.

По некоторым данным, после выстрелов на поле осталось 6 погибших (по другой информации, раненых) узбеков. Неся тела (по другой информации – одно тело) на вытянутых руках, узбекская толпа с криками «Кровь за кровь!» хлынула в Ош, по дороге громя киргизские дома. Вели людей лидеры узбекского объединения «Адолат».

В секретной докладной записке начальника управления КГБ по Ошской области А.Мамеева на имя первого секретаря Ошского обкома компартии Киргизии У.Сыдыкова так описываются события 4 июня (отредактировано «Ферганой.Ру»):

К местам скопления на колхозном поле выехали руководство города и члены республиканского штаба. Перед собравшимися представителями «Ош-Аймагы» было заявлено, что том участке земли, на застройке которого настаивает киргизская сторона, решено построить киргизский молодежный культурный центр «Кара-Шоро» и двухсотквартирный дом для тех, кто нуждается в жилье в первую очередь. Остальные получат земельные участки на другой вполне пригодной территории трех хозяйств Кара-Суйского района, которые непосредственно примыкают к черте города Ош.

Данное заявление большинством собравшихся было воспринято одобрительно. Часть участников митинга на 6-7 автобусах направилась для получения земельных участков в колхоз им.Калинина, 450-500 человек также на автобусах на территории совхозов «Кенеш» и «Папан». Однако около 500 человек, в основном, агрессивно настроенная молодежь, не пожелали покинуть поле.

Тех же, кто уехал получать земельные участки, не встретили представители местных властей. Прибывшие простояли на поле и вдоль дороги Ош-Хорог в течение 1,5-2 часов, некоторые из них приступили к самовольному разделу земли на засеянном хлопчатником поле. Затем все вернулись обратно к месту митинга на поле колхоза им.Ленина на тех же автомашинах.

К 18 часам туда вернулась и другие «землеполучатели», выехавшие ранее в совхозы «Кенеш» и «Папан». Количество собравшихся лиц киргизской национальности достигло 1,5 тысячи человек.

К тому времени обстановка на узбекской стороне сильно накалялась. Собрались более 12 тысяч человек.

Расстояние между узбекской и киргизской толпами составляло не более 1000 метров. Вдруг из толпы прозвучали провокационные призывы «научить» киргизов, преподать им «урок». Временами толпа экстремистски настроенных молодых людей бросалась в сторону собравшихся киргизов. Однако их с трудом сдерживали цепь сотрудников внутренних дел и кордон ОМОН. С призывом к благоразумию выступил один из руководителей «Адолата», имам мечети, которого забросали камнями. Выступления руководителей республики и города сопровождались выкриками из толпы и свистом. Толпа потребовала, чтобы руководители республики выступали на узбекском языке.

Последним слово взял председатель Ошского горисполкома, который известил толпу о разрешении требований узбекской стороны, выдвинутых на митинге, состоявшемся 31 мая. Он отметил, что почти все пункты требований выполнимы, и рассказал, какие проблемы каким образом будут решаться. Камнем преткновения стал последний пункт требований о создании узбекской автономии на территории Ошской области. Председатель горисполкома в категоричной форме заявил, что согласно Конституции СССР данный вопрос несостоятелен.

После этих слов толпа, выкрикивая слова: «Автономия! Автономия!» - стала еще более агрессивной. Она очередной раз атаковала кордон правоохранительных органов с целью прорыва к толпе киргизов. Отряду ОМОН выстрелами в воздух удалось остановить толпу.

В это время толпа киргизов, услышав выстрелы и почувствовав агрессивность противоположной стороны, стала вооружаться палками, камнями, металлическими прутьями, люди ломали растущие на краю поля деревья. Хотя в толпе находились экстремистски настроенные лица, тем не менее люди пока держались. Прозвучали призывы не поддаваться провокации, не двигаться в сторону узбекской толпы. Некоторые активисты «Ош-Аймагы» призывали собравшихся к спокойствию и отметили, что их цель – добиться выделения земельных участков, а не драться с узбекским населением города. Вместе с тем заявили, что если узбеки подойдут к ним и начнут их атаковать, то они получат достойный отпор. Руководители области и аксакалы призывали собравшихся расходиться, чтобы успокоить противоположную сторону. Часть митингующих согласилась разойтись, но их останавливали, обвинив в трусости.

К тому времени на узбекской стороне обстановка все более накалялась и стала взрывоопасной. Одной из причин стало появление небольшой группы людей в районе пересечения шоссе, ведущего в аэропорт города Ош, с кольцевой дорогой. Часть узбеков, увидев людей на шоссе, стала выкрикивать, что к ним пришла подмога из Андижанской области, и бросились в их сторону, обходя правый фланг цепи правоохранительных органов. (Асанкулов в своей докладной записке говорит, что поступала информация о прибытии на помощь собравшимся групп поддержки из соседних Наманганской, Ферганской и Андижанской областей Узбекской ССР – ред.) Выстрелами в воздух, с использованием дымовых шашек, прорвавшихся удалось вернуть в основную толпу. После этого разбушевавшаяся толпа инспирировала столкновение с силами общественного порядка. ОМОНовцев толпа забрасывала камнями, бутылками и другими подручными предметами. Пьяные молодчики, пританцовывая, кричали, что в них стреляют холостыми патронами, призывали решительнее атаковать кордон ОМОНовцев. В этой ситуации один из сотрудников был затащен в толпу, к нему была применена физическая сила. Стоящими солдатами сзади кордона ОМОН были сделаны несколько предупредительных выстрелов в воздух. Однако и это не остановило толпу.

В этот критический момент ОМОНовцами был открыт огонь. Увидев лежащих раненых, несколько человек узбекской национальности одного раненого подняли на вытянутых руках вверх и с криками «Кровь за кровь» направились в сторону города. За ними хлынула в город и часть толпы, в основном, молодежь. Остальная часть с криками начала расходиться. Толпа, устремившаяся в город, совершала погромы, двигаясь к центру, переворачивая и поджигая личный и общественный транспорт.

Киргизы тоже ушли с поля. Большая часть киргизской толпы шла пешком по улице Касымбекова и по переулку Юбилейный, а затем начала двигаться в сторону Юго-Восточного микрорайона с целью сопровождать студенческую молодежь в студгородок. Но увидев по дороге следы погромов, учиненных узбеками, тоже начали громить.

По дороге в Ош толпа громила и поджигала дома и магазины на центральных улицах, машины и автобусы. Около 30-40 узбеков попытались напасть на здание Ошского ГОВД, СИЗО-5, УВД Ошского облисполкома. Нападение не удалось. 4 июня сотрудники милиции задержали около 35 активных погромщиков.

Дни после 4 июня

Ночь с 6 на 7 июня в Оше обстреляно здание УВД и наряд милиции, двое сотрудников получили ранения. На границе с Андижанской областью Узбекской ССР появилась многотысячная толпа, прибывшая для оказания помощи узбекскому населению города Ош.

Утром 7 июня происходят нападения на насосную станцию и городскую автобазу, сожжено 5 автобусов. Начинаются перебои в снабжении населения продуктами и питьевой водой. Из Фрунзе (Бишкека) прибывают 59 киргизских активистов. Выявлены случаи, когда на двери узбеков или киргизов ставят специальные метки для погромщиков.

В Ферганской, Андижанской и Наманганской областей Узбекской ССР отмечены факты избиения лиц киргизской национальности, поджоги их домов, что вызвало поток беженцев киргизов с территории Узбекистана.

В Оше создаются отряды самообороны. Для наведения порядка используются силы милиции, войск и военная техника. В городе – разгул мародеров, драки с применением холодного оружия. Массовому грабежу подверглись кварталы узбекских беженцев.

12 июня в Оше группа узбеков с ножом нападала на киргиза – сотрудника милиции.

В ночь на 13 июня зафиксирована попытка забросать бутылками с зажигательной смесью колонну с мукой, выезжающую из Оша. Предупредительными выстрелами нападающие были рассеяны.

Беспорядки в других районах области

Из секретной докладной записки начальника управления КГБ по Ошской области А.Мамеева на имя первого секретаря Ошского обкома компартии Киргизии У.Сыдыкова:

«Массовые беспорядки начались и в других районах области. 4 июня к 19 часам в село Кара-Кульджа Советского района прибыли водители рейсовых автобусов, начавшие распространять среди жителей села слухи о происходящих в Оше физических расправах узбеков над киргизами. Один из водителей был вызван в здание РОВД для профилактической беседы. В это время у здания РОВД собралась толпа и потребовала отпустить водителя.

Часть толпы захватила четыре автобуса местной автобазы и намеревалась выехать в Ош на помощь киргизам. Принятыми мерами накалившуюся обстановку на время удалось нормализовать. Однако к 24 часам того же дня в селе Кара-Кульджа стали появляться киргизы, проживающие в Узгенском районе, которые распространяли слухи об избиениях в Узгене лиц киргизской национальности.

Утром 5 июня на границе с Узгенским районом собралось большое количество жителей Советского района с намерением напасть на проживающих там узбеков. Настроение толпы активно подогревал …, бывший ответственный работник района. Несмотря на принятые меры, толпа примерно к 17 часам устремилась в Узген, совершая на своем пути погромы, поджоги и убийства лиц узбекской национальности. Общее количество прибывших в Узген на автомашинах и конным порядком жителей Советского района достигало приблизительно одной тысячи человек. Первоначальный натиск прибывшей толпы узгенскими узбеками был отражен.

В течение 5-6 июня хулиганствующие и экстремистские элементы предприняли в селе Кара-Кульджа 8 попыток нападения на здание РОВД с целью захвата оружия, причем в первые ряды людской толпы ими выставлялись женщины. В местном отделении ДОСААФ ими были похищены винтовки.

В ночь с 6 на 7 июня вооруженная часть экстремистов из числа киргизской национальности Советского и Узгенского районов совершила в селе Мирза-Аки убийства, изнасилование, грабежи и погромы местных жителей.

Примерно в 12.30 в город Узген начали прибывать на автомашинах (в основном, грузовых и автобусах ПАЗ) группы лиц киргизской национальности, вооруженные ножами, металлическими прутьями и палками, а в ряде случаев оружием. По показаниям очевидцев, действиями групп руководили конкретные лица. После этого в различных районах города, близлежащих селах начались драки, погромы и грабежи. Местная милиция не смогла взять на себя роль организатора по предотвращению массовых беспорядков.

Утром 8 июня организаторы погромов, собрав все киргизское население города Узгена и села Мирза-Аки, в том числе раненых и убитых, на угнанных с Узгенской автобазы машинах скрылись. Оставшиеся в Узгене киргизы стали подвергаться нападениям и преследованию со стороны местных узбеков. Столкновения были пресечены вошедшими в Узгенский район 8.06. частями Советской армии и внутренних войск.

30 мая в село Гульча из города Ош прибыли четыре человека, назвавшие себя членами общества «Ош-Аймагы». Последние во время демонстрации кинофильма обратились к сельчанам с призывом немедленно выехать на помощь к киргизам в город Ош, где они «страдают» от узбеков, которых большинство. Принятыми в этот день мерами обстановку удалось локализовать, но поздним вечером 4 июня и ранним утром 5-го июня в селе Гульча и других населенных пунктах Алайского района стали распространяться слухи о насилиях узбеков над киргизами в Оше (часть лиц, распространявших слухи, установлена). К 10 часам утра на площади перед зданием райкома собралась возбужденная толпа (около 500 человек), а к 12 часам количество собравшихся превысило 1000 человек. Во время несанкционированного митинга толпа потребовала от руководства района и милиции отправки их в Ош и предоставления им оружия. Руководители района, старожилы села и воины-интернационалисты не смогли облагоразумить толпу.

С раннего утра группа молодых людей в селе Журкун Уч-Добоинского сельсовета начала останавливать автомашины, следовавшие в Ош, избивать водителей узбекской национальности. Затем, погрузив раненых в кузова, на захваченных автомашинах направились в сторону села Суфи-Курган. Здесь собравшиеся также потребовали от администрации совхоза транспорт для выезда в Ош. Возбужденная толпа захватила еще 8 автомашин совхоза, на которых отправилась в село Гульча. После прибытия в Гульчу этой группы обстановка еще более накалилась. Усилились требования предоставить оружие, затем толпа направилась к зданию РОВД, где предприняла попытку его захвата. Не добившись своих целей, хулиганствующие и экстремистские элементы стали учинять погромы и поджоги домов узбеков.

6 июня группы экстремистски настроенных лиц на захваченных автомашинах направились в Ош, громя по дороге дома узбеков, издеваясь над жителями и совершая убийства.

К полудню экстремистские элементы Алайского района на машинах и конным порядком достигли прилегающего к Ошу района Фуркат, где также избивали узбеков и издевались над ними. Прибывшие к месту беспорядков силы Советской Армии и внутренних войск пресекли действия бесчинствующей толпы и рассеяли ее.

5-6-7 июня под влиянием событий в Оше произошли волнения в Ноокатском районе, сопровождающиеся убийством трех узбеков-пасечников Арапанского района. Часть киргизского населения Ноокатского района приняла активное участие в Ошских событиях, предпринимала попытки с жителями ближайших к Ошу киргизских сел прорваться в Ош. Некоторые были вооружены гладкоствольным и нарезным оружием.

Жыпар Жекшеев, ставший в мае 1990 года одним из сопредседателей «Демократического Движения Кыргызстана», бывший генсекретарь национальной комиссии Кыргызстана по делам ЮНЕСКО убежден, что вина за Ошские события лежит на КГБ СССР. В то время по всему Советскому Союзу прокатились межнациональные и межэтнические конфликты: в Фергане, в Баку, в Молдавии, Тбилиси, в Прибалтике и в Душанбе. «Мы пересмотрели множество видео- и других материалов по вильнюсским, кишиневским, тбилисским и бакинским событиям. И я пришел к выводу, что сценарии одни и те же – а значит, и авторы одни и те же, и можно без труда догадаться, кто был в этих событиях заинтересован, - сказал «Фергане.Ру» Ж.Жекшеев. - Я всегда давал и до сих пор даю такую оценку этим событиям: я абсолютно убежден, что ни узбеки, ни киргизы тут не при чем. Это – дело рук коварных политиков, которые сидели в Москве, в Центре. А на местах были очень близорукие политики, руководители как городского, так и областного масштаба.

Сценарий ошских событий был заготовлен, написан в недрах КГБ СССР и санкционирован Политбюро ЦК КПСС. Сделано это было для того, чтобы не дать самой тихой и спокойной республике – Кыргызстану – поднять голову, чтобы не допустить создания в ней демократических движений. В этом – глубинные причины произошедшего. А технически это было сделать не сложно – внедрить одного-двух провокаторов, которые начали подталкивать к конфликту… В то время положение было очень тяжелое, достаточно было лишь поднести спичку. Когда люди голодные, им не хватает элементарного – земли, где они могли бы построить дома, - когда люди всегда и во всем нуждаются, ничего не стоит их спровоцировать. Сама советская система заложила эту бомбу замедленного действия, и не требовалось большого ума, чтобы поджечь конфликт».
Зверское убийство узбеков-пасечников в районе Нооката всколыхнуло Араванский район. В результате происшедших здесь столкновений с обеих сторон имелись раненые. К 18.00 8 июня у здания райкома партии собралось свыше 1000 лиц узбекской национальности, которые выдвинули политические и социально-экономические требования. Настроение собравшихся подогревали экстремистски настроенные лица, призывавшие к расправе с проживающими в районе киргизами. Усилиями представителей Советской армии, внутренних войск МВД СССР столкновения удалось предотвратить. Взрывоопасным оказалось положение в Кара-Суйском районе. Так, ранним утром 6 июня на 3-м километре памирского автотракта собралось свыше 800 человек киргизской национальности, имевших при себе огнестрельное и холодное оружие. Толпа, подогреваемая подстрекателями, распространившими слухи о зверствах узбеков в Оше, принялась громить в колхозе им.Калинина дома узбеков, бесчинства сопровождались убийствами и насилием. Резкое обострение обстановки произошло и в городе Кара-Суу. 7 июня на центральной площади города населению были показаны два трупа убитых в Оше узбеков, это привело к новой волне беспорядков, столкновениям противоборствующих сторон и человеческим жертвам.

К 7 июня напряженность в межнациональных отношениях охватила практически всю область и территорию близлежащих районов Андижанской области. Так, в этот день на границе Ошской и Андижанской областей в районе местности «Дустлик» собралось около 15 тысяч лиц узбекской национальности, намеревавшихся прорваться в Ош. Принятыми мерами столкновения удалось предотвратить. Очаг конфронтации отмечался на границе сел Маданият Пахта-Абадского и Бурганды Ленинского районов, где после похорон в селе Маданият погибших в Кара-Суйском районе женщин-узбечек раздались призывы к отмщению со стороны собравшихся – а собралось тогда более 1000 лиц узбекской национальности. Только благодаря своевременному прибытию войск Советской Армии назревающие массовые беспорядки были предотвращены.

В Токтогульском районе местными жителями был блокирован участок дороги Ош-Фрунзе, забрасывались камнями проходящие машины, имелись факты избиения шоферов некиргизской национальности.

Напряженность в межнациональных отношениях возникла в городах Джалал-Абаде, Майли-Сае, Таш-Кумыре. Сузакском и Базар-Курганском районах».

КГБ делает выводы

В секретной докладной записке А.Мамеева признается, что трагические события «явились результатом запущенности работы с населением, особенно с молодежью, серьезных просчетов в безотлагательном решении вопросов землепользования, что породило опасную ситуацию и напряженность в межнациональных отношениях. Вызревающая в Оше конфликтная ситуация на почве земельных притязаний между представителями двух народов руководством города и области не была должным образом оценена и локализована. Это послужило поводом для развязывания массовых беспорядков…

К числу первопричин, предопределивших основной очаг трагических событий в Узгене, по предварительным данным, относятся: разделение проживающего в нем населения по имущественному и материальному положению, в частности появление (преимущественно из числа узбеков) зажиточных групп, что породило негативное отношение к ним малоимущей части киргизского населения, в основном проживающего в сельской местности Советского района. Сложилось среди узбекского населения недовольство тем, что подавляющее большинство руководящих кадров составляют лица киргизской национальности, существующие пережитки земляческой и местнической психологии проявились в возникшем конфликте. Имеющиеся серьезные социально-экономические проблемы как в городе Ош, так и районах, оказали дестабилизирующее влияние на политическую и оперативную обстановку.

Управление КГБ по Ошской области, начиная с 1990 года, письменно информировало обком партии о вызревании негативных процессов и их возможных последствиях, предлагались конструктивные меры по нормализации обстановки, снятию нараставшего напряжения в молодежной среде. Однако по данному вопросу не было принято ни одного конкретного решения».



РЕКЛАМА