16 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

«Врачи без границ»: Стать мостом между двумя общинами

02.07.2010 12:21 msk, Мария Яновская

Кыргызстан Ферганская долина

Андрей Славуцкий, руководитель программ «Врачей без границ» на юге Кыргызстана. Фото © François Dumont

На юге Кыргызстана сегодня работают несколько бригад «Врачей без границ»: в Оше, Джалал-Абаде и в пунктах, расположенных вблизи границы с Узбекистаном. Кроме оказания непосредственной медицинской помощи, «Врачи без границ» привозят в больницы лекарства, медицинское оборудование, раздают людям гигиенические наборы и предметы первой необходимости.

Международная медицинская гуманитарная организация «Врачи без границ» (Medecins Sans Frontieres, MSF) поддерживает работу 12 медицинских учреждений в регионах Ош и Джалал-Абад, направляя туда лекарства, медицинское оборудование и проводя обучение персонала. В первую неделю работы MSF раздала 1000 наборов и других предметов первой необходимости на 5000 человек в местах скопления временных переселенцев возле киргизско-узбекской границы. В поликлинику Онадира (микрорайон на юго-востоке Оша, 50 тысяч жителей) MSF пожертвовали 2000 упаковок препаратов для лечения хронических заболеваний.

За первую неделю работы в клинике Онадира врачи MSF провели 169 перевязок раненым и 535 консультаций. Кроме психологических и психических расстройств, основные выявленные заболевания - инфекции дыхательных путей, высокое артериальное давление и диарея. MSF также организовала в клинике хирургическую службу, проводила поставки воды и санитарные работы.

В приграничной деревне Сураташ медсестра MSF провела 86 медицинских консультаций.

MSF к настоящему времени раздала 714 гигиенических наборов (с мылом, шампунем, полотенцами и различными гигиеническими материалами), 1898 одеял, 149 наборов с кухонной утварью, 470 канистр и 450 коробок с питательным печеньем.

Работу организации в южном Кыргызстане сейчас координируют 25 международных сотрудников MSF.

MSF работает в Кыргызстане с 2005, а в Узбекистане с 1997 года, проводя лечение больных туберкулезом, в том числе с наиболее устойчивыми формами этого заболевания.
«Фергана.Ру» связалась с Андреем Славуцким, который возглавляет программы «Врачей без границ» на Юге Кыргызстана, и попросили рассказать о работе MSF.

- Мы начали работу в Джалал-Абаде – спустились туда на машине из Бишкека, привезли медикаменты, а потом уже поехали в Ош. В Джалал-Абаде мы доставили материалы и лекарства в Центр семейной медицины – его услугами пользовались и узбеки, и киргизы; потом сделали поставки в областную Джалал-Абадскую больницу: необходимые препараты, хирургические наборы и так далее.

Ситуация на юге быстро меняется. Сначала много людей ушло к границе с Узбекистаном или в сам Узбекистан, потом они довольно быстро вернулись. Возвращаясь, люди обнаружили поврежденные, сгоревшие дома, при этом ситуация в Оше выглядит значительно острее, чем в Джалал-Абаде. Ош сильней разрушен.

Мы опасались, что возможно повторение провокаций, и боялись, что в этом случае махалли были бы «отрезаны» от больниц и госпиталей. Поэтому мы в первую очередь раздавали в махаллях портативные операционные наборы, с помощью которых можно было бы стабилизировать состояние раненых.

- В махаллях есть свои врачи?

- Да, в одной махалле мы видели поликлинику, правда, она была не приспособлена для оказания помощи раненым. Небольшая больничка, с одной операционной, есть в Наримане, там был хирург. Мы решили, что в этой больнице постоянно должны присутствовать «Врачи без границ». В Онадире – там большая махалля – тоже есть поликлиника, она в дни событий оказалась доступна для большинства раненых, привезенных из Фурката, и там мы тоже помогали. Когда мы приехали в Онадир, медперсонал уже был девятые сутки на постоянном дежурстве, они с ног валились, и врач почти все девять дней не спал, был жутко уставший. Нас очень эмоционально встречали, все плакали… И мы почти силой заставили этого врача пойти домой отдохнуть, выспаться, а сами заступили на дежурство – просто из медицинской солидарности. Вообще, в Онадире наши врачи видят все больше пациентов, страдающих психическими расстройствами.

И потом мы в Онадире построили маленькую операционную – на всякий случай, вдруг будут снова возникнут какие-то провокации… И там можно будет оказывать помощь раненым.

- Что значит – «построили маленькую операционную»?

- У них в поликлинике было заброшенное крыло, в нем – большой зал. Не знаю, что они раньше хотели там делать – но мы за два дня сделали из него операционный зал. Конечно, серьезных операций там проводить нельзя, но если, не дай бог, что-то случится – то небольшие операции проводить можно. И палату интенсивной терапии сделали, может, и пригодится. Не дай бог.

Наши медсестры реорганизуют там аптеку, сортируют поступающие лекарства и медикаменты.

- Правда, что узбеки не пускают киргизских врачей в махалли?

- Это было в самом начале.

- А сейчас этого нет? И киргизские врачи хотят прийти в махалли?

- Здесь обе стороны очень боятся друг друга. Мы работаем с обеими сторонами – мы работаем там, где видим, что в нашей помощи нуждаются. Так сложилось, что в больницах работает, в основном, киргизский медперсонал, и в эти больницы и госпитали не боятся обращаться жители киргизской национальности. Поэтому мы помогаем местным больницам.

Узбекское население не доверяет местным врачам – из-за того, что они киргизы, причем недоверие очень сильно. А с другой стороны - киргизские медработники хотят помочь тем, кто находится в узбекских районах, сделать подворовые обходы, но при этом очень боятся заходить в махалли. Мы видим очень сильный страх и недоверие, вокруг ходит много слухов.

Так, узбечка, мама заболевшей девятимесячной девочки, не хотела, чтобы ребенка смотрел киргизский педиатр, боялась. Из-за страха и недоверия узбеки не желают идти в больницы, предпочитая отлеживаться и лечиться по домам.

В первые дни в Джалал-Абаде я подошел к мечети, вокруг меня собрались узбеки, узнали, что мы врачи: «Мы вам покажем больного». Приводят. Раненый, огнестрел, перевязанный. «Когда тебя перевязали?» - спрашиваю. «Сегодня утром». – «А зачем ты хочешь, чтобы я посмотрел?» - «Посмотри на всякий случай». Я вскрыл повязку, посмотрел – там все было нормально. Он переспросил: «Нормально? Ну и хорошо», - и ушел. А через пять минут подошел еще один раненый, и потом еще человек десять. У всех огнестрелы. И я всем вскрывал повязки и подтверждал, что обработка раны сделана правильно, что ее делали профессиональные врачи. Успокаивал, говорил: не бойтесь, делали нормальные хирурги, они давали клятву Гиппократа. И многие успокаивались.

Меня поразил высокий уровень недоверия к тому, что сделали киргизские хирурги. Сейчас этого уже меньше, узбеки снова начали обращаться в государственные больницы.

Мы договорились с главврачом Ошской городской больницы, что «Врачи без границ» могут способствовать переводу в нее больных из махаллей, нуждающихся в госпитализации. Пришли в больницу, прошлись по отделениям, познакомились с врачами-киргизами. Они очень приятные ребята, у нас начался профессиональный разговор – чего не хватает, что нужно. Они ответили: вот, мол, инструменты устарели, того нет, этого нет… Мы привезли в больницу все, что могли, в каждое отделение. Завязались хорошие отношения с этими врачами. И потом мы начали переводить в Ошскую горбольницу узбекских больных, в сопровождении нашего персонала.

И первый наш больной – сбежал… Потом его нашли, спрашиваем: почему ты ушел? А он отвечает: «На меня солдат смотрел и смеялся».

Второй наш больной, которого мы привезли в больницу, был мальчик со сломанной рукой. Он вообще всего боялся. На нашей машине знак – перечеркнутый автомат Калашникова, он означает, что с оружием в машину нельзя. И мальчишка жутко испугался этого нарисованного автомата. Мы ему стали объяснять, мол, это такой знак, что мы, наоборот, не хотим никакого оружия… Он: «А что у вас в чемодане? Оружие?» - «Нет, - мы открыли чемодан. – Это лекарства, бинты…»

Все дети шокированы, напуганы, они боятся любого громкого звука, убегают сразу. На улицах боятся играть. Все население шокировано, травмировано психологически – с обеих сторон.

От стресса у многих женщин происходят выкидыши, но они боятся идти ко врачам. Случаются и преждевременные роды, в Онадире около 30 женщин рожали на дому. Мы сейчас пытаемся завязать отношения с роддомом, чтобы эти женщины не боялись ложиться туда на сохранение. Очень много работы предстоит, мы не успеваем все сделать…

- Вы сказали – «солдат смотрел и смеялся», и раньше «Врачи без границ» сообщали, что в больницах находятся люди с оружием. Что это за люди?

- Охрана. Комендант распорядился, чтобы больницу охраняли, еще в первые дни беспорядков, потому что много криминала было… Но эта охрана, не знаю почему, ходит по коридорам, заходят к больным, сидят с автоматами за столом у врача… Это неправильно, непонятно. Мы пробуем объяснить главврачу, что так неправильно, люди боятся и не соглашаются на госпитализацию из-за этого.

В больнице в Наримане нам рассказали о пациенте с диабетом, которого вооруженные люди дважды арестовывали на больничной койке, забирали из больницы, а потом избивали. Мы уведомили об этом соответствующие службы, поговорили с вооруженными сотрудниками силовых структур, напомнили о медицинской этике. Надеемся, что это приведет к положительным изменениям.

Мы разговаривали и с узбекскими, и с киргизскими врачами – и все говорят, что «Врачи без границ» могут сыграть роль мостика, хотя бы на первое время, потому что нам доверяют и те, и другие. Мы медики, мы говорим с медиками, избегаем политики и пытаемся налаживать нормальные отношения.

- Каких больных сейчас больше? С огнестрельными ранениями? Избитых? Или уже пошли кишечные заболевания?

- С обеих сторон есть раненые, я не буду вдаваться в подсчеты. В первые дни были огнестрелы и шрапнельные ранения. Потом, когда начались эти спецоперации, появилось больше избитых мужчин. Но главная потребность сейчас – это своевременная психологическая помощь. Сейчас по линии MSF четыре психолога открывают программу психологической поддержки, которая будет действовать по всему южному Кыргызстану. Они проводят индивидуальные консультации и обучают других врачей оказывать групповую поддержку внутри общин.

В Джалал-Абаде в медучреждения на работу возвращаются узбекские врачи – здесь немного спокойнее, чем в Оше. В Оше тоже, я знаю, узбекских врачей уже отзывают обратно на службу в государственные медучреждения. А раньше они работали в лагерях беженцев, по 9-10 дней там находились неотлучно. Процесс медленно, но идет.

Мария Яновская




Новости партнеров