12 Декабрь 2017

Новости Центральной Азии

Проблемы анклава Сарвак, или Как выживают изолированные таджики в Узбекистане

09.07.2010 10:02 msk, Т.Расул-заде

Границы Таджикистан Узбекистан

Жизнь в анклаве Таджикистана Сарвак невеселая. Запреты, вводимые узбекскими пограничниками, только усугубляют социальные проблемы. Люди оказались в ситуации бесправия, оторванными от своей страны и даже родного языка. До сих пор неясно, кто и как может их защитить.

Запертые с четырех сторон

Ранним утром 13-го июня нынешнего года на участке «Пунук-Сарвак» (стык границы Таджикистана с Узбекистаном) собралось более четырехсот человек, съехавшихся с разных концов Таджикистана. Они приехали принять участие в собрании, связанном с безвременной кончиной председателя махаллинского (квартального) комитета Сарвакского джамоата (сельской управы) Пунука Бахриддина Нуриддинова, с честью отправить его в последний путь. Однако солдаты пограничных войск службы национальной безопасности Узбекистана запретили им переходить границу, ссылаясь на приказ своего начальства.

Люди во главе с председателем сельской управы Пунука Аштского района Идрокджоном Зохирджоновым попытались разъяснить ситуацию начальству пограничной заставы соседней республики, но просьбу их не услышали. Часть разозленных граждан поздней ночью вернулась в село Пунук. Приехавшие с дальних районов гости, ставшие свидетелями наглости и упертости пограничников соседней республики, были вынуждены вернуться к себе чуть пораньше – в пять-шесть часов вечера.

– Тогда нам удалось только по телефону выразить родным и близким покойного слова соболезнования, – с сожалением вспоминает тот черный день Идрокджон Зохирджонов. – Но, чтобы успокоить народ, разгневанный неадекватностью поведения силовых структур соседней страны, нам пришлось организовать обряд прощания с покойным в доме сестры Бахриддина Нуриддинова, живущей в Пунуке.

– Я родился и вырос в сельской управе Пунук, хорошо знаю ее территорию и территорию прилегающих к ней сел, – говорит 45-летний Марзбон Шодмонов. – Часто ездил в село Сарвак, природа которого меня всегда впечатляла. Никогда не думал и не представлял, что наступит время, когда это красивое село с четырех сторон будет окружено границей Узбекистана. До последних 4-5-ти лет Сарвак не был анклавом. Теперь, чтобы попасть с установленного узбекскими силовиками пограничного поста в Сарвак, необходимо проехать 11 километров по территории Узбекистана. Всякий раз солдаты соседней республики придираются к каждой единице ввозимого и вывозимого товара.

– В настоящее время узбекскими силовиками установлен график перехода госграниц в направлении Сарвака, – говорит Идрокджон Зохирджонов. – Государственную границу Таджикистана с Узбекистаном могут пересечь только жители села Сарвак, и то исключительно в четверг и субботу. В эти дни гражданам якобы дают возможность что-то купить, сходить к родным или в больницу. При этом выезд и въезд, вход и выход разрешают только тем, кто включен в список, предоставленный администрацией сельской управы Пунук, в состав которой входит и село Сарвак. Перед пересечением границы в любую сторону каждый обязан указать предположительное время возвращения в книге регистрации узбекских пограничников. Если же человек не явился вовремя, он должен написать объяснительную на имя начальника заставы.

– В список включены и другие официальные лица: электромонтер, кассиры, которые раздают пенсии и пособия старикам, председатель сельской управы и его заместители, – продолжает Идрокджон Зохирджонов. – Больше никто не имеет права попасть в анклав Сарвак. Даже те, кто там родился, но по стечению обстоятельств поменял место прописки.

Последствия изоляции

В Сарваке, как признают почти все руководители и местные активы, нет культурно-образовательных центров. Хотя со дня провозглашения суверенитета прошло почти 19 лет, до начала июля 2010-го года население не имело возможности слушать радио и смотреть телепередачи Таджикистана.

Девятого июня в административном центре Аштского района поселке Шайдан прошла встреча председателя Согдийской области Кохира Расулзода с местными жителями. Был затронут вопрос о создании условий для доступности радио- и телепередач Таджикистана. Ведь изоляция жителей Сарвака от внешнего мира, жизни и будней народов Таджикистана в конечном счете им обходится очень дорого. Будущие солдаты не могут изучать государственный язык – официальный язык таджикской армии, а простые граждане не изучают таджикский даже на уровне бытового общения.

Почта в Сарвак, в частности газеты и журналы, поступает редко. Когда почтальону не лень, он приезжает в сельскую управу и забирает всю накопившуюся почту.

В селе нет современных медицинских центров. Даже при желании построить соответствующий объект, проблемы, возникающие при переходе границы, охлаждают пыл строителей.

Поэтому жители, не ожидая помощи исполнительного органа государственной власти, своими руками, на собственные всем миром собранные средства построили медицинский пункт. Когда в мае и июне в три этапа проводилась массовая вакцинация детей до 15-летного возраста против вялого полиомиелита, врачи и медсестры столкнулись с большими проблемами. На третьем этапе им сначала вообще запретили вакцинацию, а потом после долгих переговоров с военнослужащими частично разрешили - с ограничением времени.

– Запреты и введение жесткого соответствующего графика перехода границ могут послужить причинами разного рода конфликтов между населением и пограничниками Узбекистана, – говорит Идрокджон Зохирджонов. – Люди хотят жить в нормальной обстановке и имеют на это законное право.

– Для решения вопроса о том, каким образом таджикское село Сарвак оказалось в глубинке узбекской территории, необходимо изучить корни и историю проблемы. Этим серьезно должны заняться представители созданной компетентной комиссии, в состав которой входят представители Таджикистана и Узбекистана, – говорит местный эксперт Рахим Абдуев. – Ведь процесс демаркации и делимитации госграниц между двумя странами еще не завершен. Однако до принятия заключения комиссии на правительственном уровне необходимо предоставить коридор для беспрепятственного перехода границы гражданам Таджикистана в село Сарвак. Создание искусственных барьеров, запрещающее и утруждающее процедуру перехода, может спровоцировать неожиданные народные волнения, выгоду от которых могут извлечь враги обоих народов, проживающих сотни лет бок о бок в атмосфере дружбы и добрососедства.

Более того, население не может долго жить в условиях прессинга, давления, постоянного стресса.

Необходимо отметить, что в Сарваке проживает 130 семей. Общая численность населения составляет 441 человек. Из них более чем двумстам еще не исполнилось двадцать. В селе работает медицинский пункт и средняя школа девятилетнего образца. После ее окончания дети по усмотрению родителей могут продолжить учебу в других общеобразовательных учреждениях, в том числе школе №18, которая расположена в центре сельской управы Пунук.

Капканы на мирных жителей

С 1999-го года, с момента начала минирования, по 2005-й в результате взрыва противопехотных мин, установленных силовиками соседнего Узбекистана, только из числа жителей села Сарвак погибли 8 и получили ранения тяжкой степени 6 человек. Жертвами мин оказались 15-летняя Мавсима Эркаева, 37-летний Магзумджон Кузиев, 26-летний Элмирджон Пардаев, 18-летняя Холиса Кимсанова, 16-летний Хакимджон Ашуров, 22-летний Уралбой Юлбеков, 28-летний Абубакр Джураев и 25-летний Мансурджон Бурлиев. Никто из них никогда не был членом какой-то политической партии. Следовательно, они толком не знали, что такое Исламское движение Узбекистана (Туркестана), что такое героин, гашиш, марихуана и другие виды наркотических веществ. Это были школьники или простые люди, которые пасли домашний скот в предгорьях Бобои Ёф и невольно оказались на заминированных полях.

По словам некоторых убитых горем родителей, их родня просто ходила за дровами. Ведь и тогда и сегодня никто не знает, где, на каких участках лежат противопехотные мины, словно капканы, выложенные хитрыми охотниками. Более того, до сих пор линия границы четко не уточнена, нет опознавательных знаков, шиповых проволочных ограждений.

Вдоль границы в равнинных местах, там, где не установлены опознавательные знаки, в конце прошлого года узбекскими силовиками были вырыты траншеи объемом 4х4 метра. На отдельных участках эти траншеи пересекали главную дорогу, ведущую к центру сельской управы Пунук. Шокированные этим люди массово вышли к пограничникам и потребовали зарыть траншеи дальше нейтральной зоны.

Население сельской управы Пунук, живущее в соседстве с Наманганской областью Узбекистана, наконец, видимо, осознало слишком дорогую цену за то, чтобы пасти скот и заготавливать дрова. Люди перестали ходить в приграничные зоны. Судьба невинной 15-летней Мавсимы стала для них уроком. Ведь она взорвалась не одна, а со всем стадом, которое пасла.

– На встрече с председателем Согдийской области Кохиром Расулзода мы затрагивали проблемы Сарвака, в частности жесткого режима перехода границ, установленного пограничниками Узбекистана, – говорит Идрокджон Зохирджонов. – Прошел месяц с того момента, однако сдвигов по данному вопросу пока нет. Но мы все равно надеемся на положительное разрешение проблемы. Так же, как надеемся на разум и гуманность узбекских пограничников. В современном мире, когда все народы и государства стремятся к интеграции, соседи должны жить в атмосфере дружбы и взаимопонимания. Когда от твоей злобы и амбиций страдает сосед, Бог этого не прощает.

Тилав Расул-заде






  • РЕКЛАМА