16 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Три истории. «Киргизский» взгляд на трагические июньские события

14.07.2010 21:37 msk, Мария Яновская

Кыргызстан Ферганская долина

Пытаясь составить полную картину того, что происходило в трагические дни июня на юге Кыргызстана, «Фергана.Ру» расспрашивает очевидцев: и узбеков, и киргизов. Еще не начато независимое расследование с привлечением международных экспертов, нет данных о точном количестве погибших, раненых, изнасилованных и избитых – как нет и опубликованных данных об их этнической принадлежности. Но уже сегодня можно – и нужно - выслушать истории живых людей, услышать их голоса – и попытаться составить собственное представление о том, что происходило, вчитываясь в детали, сравнивая и вслушиваясь в интонации. Сегодня «Фергана.Ру» публикует три истории, рассказанные этническими киргизами - очевидцами и участниками трагических июньских событий.

«Я еле выпросил БТР и 20 солдат, чтобы вытащить своих из махалли…»

Рассказывает Сапар.

- В 12 ночи 10 июня мы с другом выехали на машине в Западный микрорайон, а обратно домой уже попасть не смогли – узбеки перекрыли дороги. И мы до утра торчали на улице в Западном микрорайоне, а потом утром, часов в шесть, наверное, я приехал к обладминистрации. Там полковники, генералы стояли. И я ходил за ними, упрашивал, чтобы мне дали БТР и человек двадцать солдат. У меня семья всю ночь на крыше завода провела, они каждые пять минут ночью мне звонили, говорили, что и как. А на крыше ночевать – как вы себе представляете?

Наши киргизские дома – около двадцати – в узбекском районе стояли, мы в середине махалли жили. И когда началось, кто-то убежал, а кто остался, собрались вместе – и залезли на ночь на крышу завода. У нас позади дома большой завод стоял.

И мне дали БТР, часов в десять или в пол-десятого утра, не помню точно, и солдат. Мы подъехали – видим, дорога перекрыта, контейнер стоит 40-тонный. Мы объясняем: мол, пропустите, мы стрелять не будем. Старший, кто солдатами командовал, им стрелять не давал, говорил, чтобы автоматы вверх держали. А узбеки на БТР нападать начали, чего хотели – не знаю. Оружие хотели. И тогда наш водитель поехал – контейнер толкнул БТРом, и мы проехали.

Мне дали три минуты, чтобы я семью вывел – и я пошел и привел человек тридцать: женщин пожилых, девушек, детей. Они раз-раз, быстро собрались, и на БТР, а солдаты нас охраняли. Мы своих вывезли. Наших около тридцати человек было, а узбеков вокруг – около пяти тысяч.

ИЗ ПИСЕМ ЧИТАТЕЛЕЙ

«Кыргызстан - суверенное государство, в котором живет больше чем 80 наций. Здесь винить кыргызов отдельно нельзя - они здесь не убийцы. Но узбекам тоже лучше не горячиться и не поддаваться в эмоцию. Кыргызы тоже пострадали, есть немало убитых. У нас только одна дорога: то, что было - уже позади, надо с надеждами идти вперед. Жить дружно как раньше. Война только испортит отношения, и не нам воевать. Мы хотим, чтобы Кыргызстан был и остался островком демократии…»
Мы выехали оттуда часов в 10-11 утра, а днем соседка наша – у меня соседка-узбечка была хорошая – позвонила моей жене и сказала, что наш магазин грабят. У нас магазин был, небольшой, продукты там продавали, еще разное. Потом соседка снова позвонила, сказала, что домой занесла все, что осталось в магазине. А после обеда она уже телефонную трубку не брала. Мы сами к вечеру пошли туда, близко подошли – и увидели, что оттуда, где наш дом стоял, дым поднимался. Вечером 11 июня наш дом загорелся.

Да, наш дом сгорел 11 июня. А 13-14 июня уже узбекские дома загорелись. Толпа подошла – и подожгла, наверное. Мы 13-го не смогли к дому подойти, только 14-го я пришел. У меня там машина оставалась, оказалось, ее соседка-кореянка охраняла. И я 14 июня машину забрал. А дом полностью сгорел, и все разграбили. Я только один чайник нашел, одно ведро и штук десять пиалушек, больше ничего нет. А от магазина осталась пачка спагетти, 400 грамм, упаковка. У меня маленький магазин был.

Я каждый день прихожу к моему дому, час-полтора побуду, огород полью, - и ухожу. Мы с семьей живем в палаточном лагере, там узбеков нет, только киргизы. В лагере у нас живут семьи, у которых дома сожгли, один слепой живет, инвалиды. Они тоже бежали из узбекских махаллей. Снабжение в лагере нормальное, все есть, вода есть. Завтрак, обед, ужин дается. Мы получили палатку, но ехать домой и жить в огороде не получится – мы же в махалле узбекской, там везде узбеки. Если днем еще кое-как заходим, то вечером уже комендантский час наступает, и страшно оставаться.

- Дело возбуждено по факту поджога?

- Да, дело завели.

- Говорят, будут строить новые дома или давать компенсацию для строительства тем, кто пострадал. Где вы будете ставить новый дом?

- Сейчас слышно, что будут этажные дома ставить. И я согласен на квартиру в этажном доме, только чтобы они смешанные были. В смешанных домах (где живут и узбеки, и киргизы – ред.) ничего не произойдет, на этаже можно вместе жить. А в частных домах рядом жить страшно. У меня через дом сосед без вести пропал, уже месяц. Говорят, сейчас в Фергане, в Узбекистане, из реки около сорока киргизских трупов извлекли…

«И убили братишку моего. Почти в упор»

История Мирлана.

- Знаете, там есть гора, возле нее ГАИ. Там у узбеков с киргизами была стычка, и в результате в моего братишку попала пуля. И погиб мой братишка. Экспертиза показала, что стреляли метров с семи-десяти. Если бы стреляли издалека, метров с 20-30, то он не умер бы, врачи сказали. А они почти в упор стреляли.

Наверное, видели наших (киргизов – ред.) и поджидали. И сразу, как наши подошли, стрелять начали. Они (узбеки – ред.) из махаллей не выходили, как будто оборонялись. И когда подпустят поближе – сразу автоматной очередью, или из дробовика, или из пистолета. Я сам не видел, мне рассказывали.

ИЗ ПИСЕМ ЧИТАТЕЛЕЙ

«Все сволочи, кто убивает, несмотря на то, узбек он или кыргыз, или еще кто, нелюди не имеют национальности, они просто нелюди. Хватит негатива!!! Убитых не вернешь, за живых страшно, не допустите это, надо детей учить любить, а не резать. Не нужно учить детей драться с малых лет, нужно говорить им, что дерутся неумные отсталые люди. Нужно воспитывать уважение к другим нациям и народам. Шайтан, Сатана, называйте как хотите, это он и его приспешники на земле делают так, чтоб брат на брата шел, национализм - козырная карта его, не нужно поддаваться! Хватит обвинений, мудрый человек сделает вывод и не станет накалять обстановку. Я узбек, мать моя кыргызка…»
- Ваш брат был среди тех, кто шел на махаллю?

- Да. Это было 12 июня.

- А зачем они шли на махаллю?

- Да узбеки уже надоели, как говорится! Вот сейчас 14 июля, а до сих пор наших девочек, и старых людей, и пожилых – избивают и оставляют у себя. И те, кто это все делал, сейчас сидят как пострадавшие. У нас много погибших, официально больше трехсот. А в Алайском, Советском, Узгенском, Ноокатском, других районах – тоже, оказывается, много погибших. Вы на интернет-сайте фотографии видели? Я тоже видел, у меня волосы дыбом встали.

У узбеков до сих пор наши спецслужбы оружие находят! Узбеки зарывали оружие, а сами говорили, что там могилы. Начинают рыть – там оружие. По телевизору показывали, там автоматы, дробовики, еще что-то нашли…

В одной узбекской махалле есть кладбище – там в одном месте восемь киргизов похоронено, а ведь их все родственники искали! И сейчас говорят, что в Узбекистане киргизские трупы находят. Узбеков от киргизов не очень-то сложно отличить: мы узкоглазые, а они еще на европейскую нацию похожи. И трупы из Узбекистана киргизские приходят.

Мы, киргизы, сейчас работаем, в магазин ходим. А они в махаллях сидят и никуда не выходят. До сих пор обороняются. А ведь их никто не трогает…

«Узбеки поставили старика повыше, надели на него колпак и подожгли»

Талант работает менеджером компании «Кыргызмунай».

- В районе Фурката, где идет круговая дорога и проходят дороги Узген-Ош и Алай-Ош, на въезде в город стояла наша АЗС. 11 июня утром там собрались киргизы, примерно тысяча человек. Метрах в двухстах в сторону города собрались узбеки.

Сначала ведь народ (имеются в виду киргизы – ред.) просто стоял, не наступал, но узбеки поймали одного молодого и одного старика. Молодого сразу забили насмерть, а старика поставили сверху, чтобы киргизы видели, надели на него колпак и подожгли. И тогда киргизы начали наступать. У них оружия не было, только камни, а у узбеков было оружие, они начали стрелять – и отогнали народ.

ИЗ ПИСЕМ ЧИТАТЕЛЕЙ

«Много погибло узбеков и немало кыргызов, я бы сказал 60% узбеки и 40% - кыргызы. Много трупов кыргызских видел и узбекских. Если кто-нибудь не видел, не говорите, что трупы кыргызов можно пальцами пересчитать. Говорите правду. В следственном изоляторе ГСНБ г.Ош столько же арестованных кыргызов, сколько узбеков. Не знаете, зачем здесь пыль в глаза пускаете. Фергану.ру я уважал, но видимо, объективности и здесь нет. Все статьи односторонние…»
Тогда киргизы побежали назад, узбеки за ними – и дошли до АЗС. Взяли одну колонку и подожгли. Но довольно быстро пришла пожарная машина, и как только пожарные потушили огонь, водителя и одного пожарника-киргиза поймали, остальные из пожарной бригады успели убежать. А этих двоих взяли – и пожарной машиной раздавили, переехали. Прямо на заправке. Это многие видели, могут подтвердить. За нашей заправкой школа есть, и директор школы все видел своими глазами.

- Вы тоже это видели?

- Мои сотрудники, которые дежурили на АЗС в тот день, видели и рассказывали. Я на АЗС не работаю, я в офисе сижу.

- Узбеков много было?

- Да, толпа большая. Они кричали и танцевали свои национальные танцы.

- Дела заведены по факту поджога и убийств? Не знаете, кто-то задержан?

- Да, этим занимаются. Есть и очевидцы, и участники. Говорят, да, задержаны.

- А ваш дом остался цел?

- Я живу в центре города, в многоэтажке. Кафе, рестораны вокруг поджигали, у нашего дома весь первый этаж – магазины, салон связи – все полностью разграблено. Но мы – жильцы дома – выходили и охраняли сами, говорили: берите, только не поджигайте. И дом цел остался.

У нас ведь еще нефтебаза была в селе Нариман, мы арендовали для хранения дизтоплива. Там у всех были нефтебазы: и у нас, и у МПА, и Газпромовская, и даже у МЧС… И туда несколько дней никого не пускали: вокруг узбекская махалля, и туда подойти несколько дней было нельзя, узбеки говорили, что все заминировано и что все могут взорвать. Вроде, и снайпер там был. Даже Газпром подъехать не мог, и МЧС не мог…

И когда к нефтебазе, наконец, прошли, то мы недосчитались 157 кубов дизтоплива – пропали, своровали. Говорят, МПА все 300 кубов потеряла, но точно не знаю. По грубому расчету, только на нефтебазе мы потеряли больше пяти миллионов сомов, а всего – с АЗС и другими потерями – «Кыргызмунай» потерял больше одиннадцати миллионов…

Записала Мария Яновская




Новости партнеров