16 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Приграничные рынки Кыргызстана и Таджикистана: Дешево и мирно

04.08.2010 12:26 msk, Тилав Расул-заде

Границы Кыргызстан Таджикистан Общество

На приграничных рынках Таджикистана и Кыргызстана торгуют все: таджики, киргизы, узбеки, корейцы, русские, татары… Чтобы познакомиться с жизнью и бытом жителей двух приграничных сел, разделенных одной узкой речкой, корреспондент «Ферганы.Ру» отправился в село Овчи-Калача Бободжонгафуровского района Таджикистана и село Овчи сельской управы Кулунды Баткенской области Кыргызстана.

На нейтральной полосе

В апреле-июне в Кыргызстане было очень неспокойно. В первой декаде апреля был свергнут режим Курманбека Бакиева и власть перешла к Временному правительству во главе с Розой Отунбаевой. Волна протестов против как старого, так и нового режимов охватила почти весь Кыргызстан, набирая силу день ото дня. Локальные противостояния в южном регионе Кыргызстана – городах Ош и Джалал-Абад - в итоге обрели этнический характер.

Трагические события в Кыргызстане повлияли на жизнь не только жителей этой республики, но и их соседей в Таджикистане. Как сильно — это я и попытался узнать, отправившись на таджикско-киргизскую границу.

Прежде чем ехать в село Овчи-Калача, я посоветовался со знакомыми, знающими эту местность: когда лучше оказаться там, чтобы пообщаться с максимальным количеством граждан как Кыргызстана, так и Таджикистана?


На границе. Фото ИА «Фергана.Ру»

Мне посоветовали посетить эти места в субботу. Ранним утром на перегруженном пассажирами маршрутном такси №92 «Худжанд–Овчи-Калача» мы добрались до самой границы. Я решил сначала пересечь границу и посетить приграничный рынок «Овчи».

На нейтральной полосе между границами Таджикистана и Кыргызстана два солдата срочной службы Вооруженных Сил Таджикистана наблюдали за переходом государственной границы. Один регистрировал документы. Личные данные граждан Кыргызстана записывались в одну книгу, граждан Таджикистана – в другую. Категория документа не имела значения: паспорт, удостоверение, водительское удостоверение. Лишь бы был документ.

– Вы по каким делам? – спросил меня регистратор.

– На рынок, – коротко ответил я.

– Пожалуйста, проходите.

Через два метра стояли двое киргизов в зеленой военной форме. Это были сотрудники таможенной службы Кыргызстана. Киргизских солдат или пограничников вокруг не было, или, возможно, я их не видел. Никто с киргизской стороны не спрашивал, кто я, куда иду и зачем иду.

«Каждый торговец должен знать язык покупателя»

Сельский рынок оказался маленьким, покупателей на нем тоже было немного. Я познакомился с торговцами.


Бизиннат Кориева. Фото ИА «Фергана.Ру»

– Я по национальности таджичка, – представляется 78-летняя Бизиннат Кориева. – Родилась в Исфане. Сейчас живу в селе Овчи с сыном Алимардоном Исмаиловым. Ему 20 лет, учится в техническом лицее. Алимардон уже несколько лет занимается каратэ-до у одного хорошего тренера в городе Чкаловске Таджикистана. Там познакомился со своей будущей женой. Три месяца назад мы сыграли им свадьбу. Алимардон – обладатель пяти поясов по каратэ-до. Для достижения пика в каратэ ему осталось получить еще два пояса. Потом он будет заниматься своим любимым делом. Он специалист широкого профиля: газоэлектросварщик, моторист, электрик. Одна моя дочка живет в Овчи-Калача. У нее хорошая прочная семья. Чтобы дома не скучать, торгует товарами ежедневного спроса. Мои товары произведены в Кыргызстане, но есть и вещи, которые я приобретала в Таджикистане.


Мархамат-хола. Фото ИА «Фергана.Ру»

– Я родилась в селе Кайрагоч, – рассказывает 80-летняя Мархамат-хола. – Хотя я узбечка по национальности, как видите, неплохо разговариваю на таджикском языке. В нашем селе испокон веков живут представители трех наций. Живем дружно. Мы почти все без исключения свободно говорим на трех языках: киргизском, таджикском, узбекском. Мои сестры живут в поселке Мичурин Бободжонгафуровского района. Я часто езжу повидать их или они навещают нас. Сейчас я рядом со своим 84-летним мужем и невесткой. Двое сыновей – в трудовой миграции в России. С одной стороны, я переживаю за их жизнь. С другой стороны, рада, что, когда происходили беспорядки в Оше, Джалал-Абаде и Бишкеке, они находились далеко от родины. Ведь никто не может предсказать, затронет ли война тебя или твоих родных. От войны людям остается только горе.

Подхожу к другим продавцам. Спрашиваю о ценах на фрукты и овощи. Они такие же, как на рынке «Панджшанбе» административного центра Северного Таджикистана, который славится своей дешевизной. Конечно, по сравнению с другими городами и районами области.


Шанбебозор. Фото ИА «Фергана.Ру»

– Я торгую овощами и фруктами, – говорит просившая не называть ее имя девушка примерно 25 лет, говорящая на узбекском языке. – Все, что вы видите на прилавке, закуплено на оптовом рынке «Панджшанбе» города Худжанд. Привозим, добавляем несколько копеек к цене и реализуем. Продаем как за сомы, так и за сомони (национальные валюты Кыргызстана и Таджикистана. - Прим. ред.). Кроме меня, почти все торговцы, которые занимаются реализацией продуктов, товар привозят их Таджикистана. Удобно и сравнительно дешево.

– Языковой барьер не мешает? – спрашиваю свою собеседницу.

– Что вы! Я свободно говорю на таджикском языке. Нет никаких проблем. Я думаю, для того, чтобы бизнес развивался, каждый торговец должен знать язык покупателя.

– Я Бурибай Таджибаев, киргиз по национальности, – представляется владелец магазина «Мадина». – Родился здесь, но вырос в селе Овчи-Калача. Учился в средней школе №37 Бободжонгафуровского района. После ее окончания вернулся в свое родное село. До распада Советского Союза работал сантехником и мотористом водяных насосов. Потом сменил профессию и торгую в своем магазинчике. Товары у меня смешанные. Есть вещи, которые привезены с оптового рынка Карасу Джалал-Абадской области. Посуду привожу, в основном, из Худжанда. Там получила высшее образование моя дочь Толгунай. Сейчас она успешно работает в сельской школе.


Бурибай Таджибаев. Фото ИА «Фергана.Ру»

– Были ли в вашей жизни такие случаи, когда вас в Таджикистане задерживала милиция? – спрашиваю Бурибая.

– Нет, никогда. Я часто хожу по разным городам и районам Таджикистана в белой национальной киргизской шапке. Никто не интересуется, кто я такой. Между нами никогда не было проблем, и надеюсь, в дальнейшем тоже не будет.

– Я намеревался поговорить с гражданами Таджикистана, которые торгуют на вашем рынке, но смотрю, их нет…

– Да вы бы приехали завтра. В воскресенье в селе Кулунда будет большой базар. Туда свой товар привозят и таджики. Они на своих машинах свободно пересекают границу, проблем с ними никогда не было и не будет, – уверил меня Бурибай-эке.

Вражду могут спровоцировать только чиновники

Мне хотелось посетить местную мечеть, школу, социально-бытовые объекты Исфаны, побывать в сельской управе. Но так как время шло быстро и я опасался остаться без потенциальных собеседников из числа граждан двух республик, я решил вернуться в Таджикистан.


Роль такси выполняют повозки, запряженные ослами. Фото ИА «Фергана.Ру»

На обратном пути повторилась та же процедура, что и час назад. Киргизы ничего не спрашивали, а таджикские пограничники опять оформили регистрацию в книге граждан Таджикистана.

Субботний рынок «Шанбебозор» села Овчи-Калача находился примерно на расстоянии двухсот метров от границы. По дороге я встретил многих киргизов, довольных покупками. Когда я пришел на рынок, люди уже постепенно собирали свои вещи и готовились уходить.

Я зашел в лавку, где продают селитру. Хозяин лавки, мужчина 40-45-ти лет, рассказал, что каждый раз покупает по четыре-пять мешков селитры и затем распродает их в розницу.

– Сейчас один мешок селитры стоит 100 сомони ($23), – сетует продавец. – Этот же мешок четыре месяца тому назад оценивался в 60 сомони. Видите, почти в два раза повысилась цена на важный для дехканина товар. Во всем виновата война в южных регионах Кыргызстана. Раньше товар поступал каждый день, теперь - редко, причем он стал слишком дорогим. Видимо, водители грузовиков пока не хотят рисковать. Есть страх за свою жизнь, за сохранность груза. Так как товар стоит слишком дорого, не каждый покупатель может приобретать его мешками. Поэтому продаем в розницу: один килограмм - по 2,2 сомони (0,50 центов).


«Торгуем фруктами, так и живем». Фото ИА «Фергана.Ру»

– Я киргизка и живу в Исфане, – говорит продавщица лепешек Нозгул. – Но каждое утро еду в город Худжанд. Покупаю лепешки, привожу их на маршрутном такси и продаю здесь на рынке. Что остается - реализую уже в Овчи. Муж продает насвай (жевательный табак. - Прим. ред.). Так вот крутимся-вертимся и живем вроде бы неплохо.

Молодой кузнец Джамшед из Бободжонгафуровского района рассказал об инциденте, произошедшем в позапрошлом году. По совету друзей он съездил на рынок Кулунды Лейлекского района Баткенской области, в трех километрах от границы Таджикистана. Хотел реализовать свои кузнечные изделия: серпы, кетмени, топоры, кирки, ножи. На них большой спрос в селах Баткенской области – население здесь в основном занимается земледелием.

– Однако в разгар торговли к нам подошли два милиционера и потребовали выплатить им их «долю». Когда мы им отказали, они забрали документы у нашего таксиста. Я был вынужден им дать 30 сомони (По тогдашнему курсу около $10. – Прим. авт.). Больше я туда не ездил. Все равно людям нужны эти хозтовары и они вынужденно едут в Таджикистан, чтобы приобрести их. Чего им это стоит, я не знаю, – сожалеет Джамшед.


«В Таджикистане моя киргизская шапка никого не смущает». Фото ИА «Фергана.Ру»

На рынке «Шанбебозор» села Овчи-Калача граждан Кыргызстана можно было встретить на каждом шагу. Они продают одежду, ткани, овощи и фрукты, молочные изделия: курут, творог, молоко, каймак, кефир. Покупают и продают мелкий и крупный рогатый скот, кур, лошадей. «Рынок животных, известный в народе как «мол-бозор», находится чуть подальше отсюда, – объяснили мне жители села. – Он открывается в три-четыре утра, а закрывается уже к девяти часам».

Я решил встретиться с председателем джамоата (сельской управы) Овчи-Калача Бободжонгафуровского района Парвезом Халифаевым и поговорить о насущных проблемах приграничного села, если, конечно, они имеются. Он долго смотрел на мое удостоверение, выданное Министерством иностранных дел Таджикистана. Наверняка подумал, что я иностранец.


Какой базар без сладких орешков, соленых косточек и медовых сухофруктов! Фото ИА «Фергана.Ру»

– Я гражданин Таджикистана, – показал я ему свое удостоверение, выданное Союзом журналистов Таджикистана. Там моя фамилия была обозначена как Расулзода.

– В первом удостоверении ваша фамилия написана с дефисом, то есть Расул-заде, а здесь без дефиса, – придрался к моему документу глава сельской управы. – Я не могу с вами разговаривать и не имею права давать какую-либо информацию. Более того, у вас нет письма или направления от председателя района.

Я попросил Халифаева связаться с председателем района или его заместителем, чтобы разъяснить ситуацию. Глава исполнительного органа извинился и отказал в выполнении моей просьбы. Я больше не стал настаивать и вернулся в Худжанд.

А по дороге познакомился с жителем села Овчи Шарифджоном Олимовым – преподавателем одного из вузов Северного Таджикистана. Он рассказал, что сейчас на территории Овчи проживает много семей, состоящих из граждан Таджикистана, которые приехали несколько лет тому назад для освоения целинных земель Кыргызстана.


Местное «такси» доставит вас прямо до дома. Фото ИА «Фергана.Ру»

– Они строят дома, обустраивают улицы, участвуют в общественной жизни села, - говорит Шарифджон. – Я не слышал, чтобы кто-то с ними ссорился. Эти люди не только ведут себя цивилизованно и дружелюбно, но и уважают других, проживающих рядом с ними. Это настоящая братская дружба.

Моя поездка в приграничные села Таджикистана и Кыргызстана показала: особых проблем во взаимоотношениях между гражданами двух соседних республик, за исключением мелких споров, нет. Их могут спровоцировать только чиновники и бюрократы, склонные создавать проблемы из мелочей. Простой народ живет своей жизнью, не особо вникая в суть большой политики.

Тилав Расул-заде






  • Новости партнеров