20 Сентябрь 2018

Новости Центральной Азии

Узбекистан: Известная в Коканде семья стала жертвой мафиозных силовых структур

13.09.2010 21:31 msk, Фергана.Ру

Права человека Узбекистан

На фото: Ирода, Рахбархон и Мухайё Адиловы. Снимок предоставлен правозащитницей Е.Урлаевой

В редакцию «Ферганы.Ру» поступило письмо от отчаявшихся добиться справедливости жителей Коканда – семьи Адиловых, которая стала жертвой произвола коррумпированных сотрудников силовых структур, «крышующих» местную мафию. Невероятная история этой семьи является еще одним доказательством безнаказанности милиции и продажности узбекской Фемиды, покрывающей мафию, жертвой которой становятся не только подсудимые, но и их адвокаты.

В беседе с корреспондентом «Ферганы.Ру» Адиловы рассказали о том, как, полностью разоренные, они подвергались унижениям, пыткам и насилию со стороны нелюдей в погонах, призванных соблюдать законность в Узбекистане.

Проверить изложенные сестрами Адиловыми и их матерью факты, к сожалению, не представляется возможным. Но то, что глядя в объектив видеокамеры, они не побоялись рассказать шокирующую историю своей семьи, поведать о том, что им пришлось пережить, как сотрудники милиции насиловали младшую сестру, после чего у нее был выкидыш, как покушались на жизнь старшей сестры и брата, а в результате всю семью посадили и отобрали имущество, получив благословение «сверху», как они потеряли своего отца, - дает основание серьезно отнестись к их рассказу. Передаем эту трагическую историю со слов Рахбархон, Мухайё и Ироды Адиловых, оставляя правдивость всего сказанного исключительно на их совести.

По словам Адиловых, их знали в Коканде как состоятельную, знатную, принадлежащую к старинному аристократическому роду семью. Глава семейства Рахимжон Адилов работал на руководящих постах в правоохранительных органах Узбекистана (что не уберегло его семью от бед, поскольку, оказавшись в 1995 году на пенсии, он утратил свое былое влияние). Его жена Рахбархон Адилова некогда заведовала магазином, который приватизировала в период рыночных реформ, организовав успешный бизнес. К началу описываемых событий она уже была хозяйкой целой сети магазинов.

Не хуже шли дела и у двух дочерей – Ироды и Мухайё. Ирода закончила Фрунзенский политехнический институт и работала по специальности сначала инженером-технологом, а затем начальником цеха Кокандского мясокомбината. Мухайё, закончив Кокандский пединститут, трудилась на скромной должности психолога в детском саду. Ей, по мнению окружающих, повезло больше всех не только в семье, но, пожалуй, и во всем городе: она вышла замуж за богатого бизнесмена из Пакистана, который купил своей супруге шикарную трехкомнатную квартиру и буквально осыпал ее золотыми украшениями.

Недвижимость и золото Адиловых у многих вызывали зависть и желание прибрать к рукам чужое богатство. По мнению Адиловых, в их нынешнем положении сыграло роль и то, что в свое время куратор МВД по Ферганской области Шукур Рузматов сватался к Мухайё, а та отказала ему, выбрав иностранца, чем нанесла куратору смертельную обиду, что в итоге и привело всю семью на скамью подсудимых. Но серьезные проблемы у Адиловых начались все же с конфликта Ироды, работавшей начальником цеха на Кокандском мясокомбинате, с директором предприятия Ибрагимом Таджибаевым, являющимся дальним родственником Рузматова.

По словам Ироды, в 1994 году началось акционирование Кокандского мясокомбината. Госкомимущество Узбекистана тогда определило, что четверть акций должны были выкупить иностранные инвесторы, еще четверть собирались пустить в свободную продажу, двадцать пять процентов должны были достаться трудовому коллективу, а оставшиеся двадцать пять нужно было распределить между сельхозпредприятиями, чтобы те были заинтересованы поставлять комбинату качественное сырье.

В действительности четверть акций достались трудовому коллективу, а остальные семьдесят пять процентов каким-то «загадочным образом» при помощи влиятельных родственников из силовых структур выкупил местный мафиози Ибрагим Таджибаев, не имевший никакого отношения к Кокандскому мясокомбинату. По мнению Ироды, такое могло случиться только из-за вмешательства младшего брата Таджибаева, работавшего референтом у прокурора города Коканда, или даже самого куратора ферганской милиции Рузматова – его дальнего родственника.

В 1997 году прежнего директора мясокомбината акционеры уволили за то, что он «выплачивал мало дивидендов» трудовому коллективу, насчитывающему несколько сотен человек. Тогда же должность директора предложили Ироде, заведовавшей цехом. Она отказалась, и, как показало время, совершила большую ошибку. Через год комбинат возглавил держатель основного пакета акций Ибрагим Таджибаев, который, по словам Адиловой, «тут же начал разворовывать мясокомбинат, попутно заменяя всех высококвалифицированных специалистов своими родственниками, не имеющими ни малейшего представления о производстве мясной продукции».

Так постепенно были уволены практически все специалисты-технологи, но Ироду с ее боевым характером и состоятельными родственниками, новый директор тогда трогать не рискнул. Более того, он предложил ей переговорить с сестрой, чтобы ее муж-пакистанец выступил в роли «иностранного инвестора» и выкупил акции, принадлежащие Таджибаеву и его друзьям.

Муж Мухайё – успешный пакистанский бизнесмен Али Шах Ижад Ахмад Али Шах Мардан, как и многие его соотечественники, возил в Узбекистан партии изделий из кожи, он не отказался выступить в роли инвестора. В 2000 году он договорился с Таджибаевым о выкупе пакета акций за 150 тысяч долларов, Мухайё даже отвезла залог в размере одного миллиона сумов - деньги по тем временам немалые.

Вот из-за этого миллиона и возник конфликт. Таджибаев неожиданно передумал продавать акции, но и миллион не вернул, попросив Ироду уговорить сестру, чтобы та оставила эти деньги «в обороте комбината». Деньги пришлось «выбивать» через посла Пакистана в Узбекистане, который позвонил хокиму (главе администрации) Коканда. В итоге миллион сумов Таджибаев вернул, но всю свою «досаду» выместил на Ироде, которую уволил в январе 2003 года, заявив, что у нее закончился двухгодичный контракт.

Будучи свидетелем того, как «на глазах у коллектива разворовывается имущество, сплавляется «налево» оборудование мясокомбината и вершатся другие «темные дела», Ирода Адилова продолжала писать во все инстанции, а также подала иск в суд, который в том же году восстановил ее в прежней должности. Но особой радости опальной начальнице цеха это не принесло. Таджибаев не допускал ее до работы, Ирода продолжала писать, что, наконец, возымело действие, и Таджибаева стали «трясти» проверками. Откупаясь, он понес значительные убытки, и решил окончательно избавиться от Адиловой.

«31 октября 2003 года по дороге из школы был похищен мой 13-летний сын. После этого ко мне приехали друзья Таджибаева – Надир Насиров и Джамшид Сатвалдиев, которые помогали ему выкупать акции комбината, а также его шофер Юлдашев. Они угрожали, что убьют моего сына, заставили меня сесть к ним в машину и отвезли сначала к нотариусу, где я переписала все принадлежащие мне как члену трудового коллектива акции на Таджибаева. Затем меня привезли на мясокомбинат, где заставили написать заявление об увольнении, после чего отпустили моего мальчика», - рассказывает Ирода Адилова.

Насиров, зять которого работает в Ферганском УВД, предупредил Ироду: «Если куда-нибудь заявишь, пеняй на себя». Но Ирода все же написала на них заявление в милицию, и в итоге сама стала «виноватой»: по заключению следователя Ферганского УВД Равшана Юлдашева, «она свалила похищение сына на «достойных людей» из-за «неприязненных» с ними отношений». На самом же деле, по мнению следователя, ее сына якобы похитили «неизвестные люди».

Тогда Ирода Адилова начала писать о творящемся в Ферганской долине милицейском произволе. Много позже сестры и их мать узнали от следователя Ферганского УВД Султана Ташпулатова, что тогда было получено «благословение сверху» на «разорение и отправку в зону всей их семьи». «Техническую работу» взял на себя директор мясокомбината Ибрагим Таджибаев.

Для начала он организовал за семьей Адиловых тотальную слежку. Далее действие разворачивается как в бразильских телесериалах, но с жестокой и страшной кокандской реальностью.

Адиловы, ни о чем не догадываясь и потеряв бдительность, дали объявление на местное телевидение о поиске клиентов для сдачи в аренду принадлежащего Ироде двухэтажного дома. На объявление откликнулась некая Мухайё Ашурова, о которой хозяйка здания даже не удосужилась навести никаких справок и приняла ее в качестве охранницы дома. По словам Ироды, если бы она тогда узнала, что Ашурова была неоднократно судимой за мошенничество племянницей Таджибаева, не пустила бы ее на порог своего дома.

Вскоре Ирода решила отказаться от услуг Ашуровой, а та, недолго думая, направилась к маме Ироды – Рахбархон Адиловой - и стала плакаться, что ей, мол, «негде жить». Рахбархон-опа – женщина добрая, отзывчивая, сердце у нее дрогнуло, и она взяла тезку своей младшей дочери домработницей.

«Внедрившись», таким образом, в семью Адиловых, Ашурова обо всем виденном и услышанном в их доме докладывала Таджибаеву. Однажды домработница узнала, что 28 сентября 2005 года у Мухайё день рождения, и именинница попросила сестру и маму сходить с ней на базар, чтобы выбрать себе в подарок золотые украшения.

Придя на базар, сестры зашли в какой-то магазин, мать на некоторое время осталась одна. К ней подошла «приветливая и добрая женщина» (как потом оказалось, сваха Таджибаева). Она сказала, что «уже часа два наблюдает за их покупками, и что золото они берут не очень хорошее», а «действительно хорошее золото» можно купить только у ее знакомой, которая находится здесь же на базаре, чем заинтересовала Мухайё и ее мать.

Незнакомка привела их к некоей чеченке Асме Султановой, и та сразу же втерлась в доверие к женщинам своей «отзывчивостью и добротой» (как выяснилось позже, Султанова - профессиональная мошенница-рецидивистка, имеющая несколько судимостей).

Султанова «подтвердила», что золото Мухайё купила «нехорошее», продала женщинам кольцо и сережки и обещала как-нибудь еще привезти на продажу «хорошего» золота. В то время муж Мухайё Адиловой отсутствовал дома: вместе со своими сородичами он подался в другие страны из-за возникших в Узбекистане сложностей с конвертацией доллара, поэтому с деньгами у Мухайё было не так густо, как прежде, и о предложении новой знакомой в семье благополучно забыли. Но им вскоре напомнили.

«Через несколько дней Султанова появилась у меня дома, - рассказывает Рахбархон-опа. – Обычно домработница Ашурова никого из посторонних в дом не пускала, а Султанову вдруг пустила, даже не спросив у меня разрешения. Я думала, что Асма принесла на продажу золотые украшения, но вместо этого она стала просить у меня денег в долг, чтобы «купить и привезти» эти украшения».

Рахбархон-опа в тот день отказала Султановой, но та приходила еще несколько раз и так расписывала перспективы их «дальнейшего сотрудничества», что, в итоге, Рахбархон-опа уступила и наивно дала сладкоречивой торговке девять с половиной миллионов сумов. При этом она взяла с Султановой расписку «на всякий случай» (забегая вперед, скажем, что ни сотрудники милиции, ни судьи даже не стали читать эту расписку).

Получив деньги, Султанова надолго пропала. Ее муж по телефону отвечал, что «она уехала к себе в Грозный, когда вернется - неизвестно». Появилась Султанова лишь 6 декабря 2005 года. Накануне домработница Ашурова сказалась больной и легла в больницу, глава семейства находился в доме своих родителей, Рахбархон-опа уехала в гости к знакомым, и Мухайё, которая в отсутствие мужа жила у матери, осталась в доме одна. Именно в этот момент и пришла Султанова. Но золотых украшений или денег не принесла. Она сообщила, что «попала» на таможне, надо там дать «на лапу» тысячу долларов, пусть, мол, эту тысячу даст ей Рахбархон-опа, а «потом все будет очень хорошо».

Чтобы скоротать время в ожидании, пока вернется хозяйка дома, Султанова попросила Мухайё показать ее золотые украшения, мол, «она очень любит смотреть на золото». Все свои золотые украшения семья Адиловых хранила в сейфе в этом же доме. Не удержавшись от искушения продемонстрировать семейные драгоценности, Мухайё вытащила из сейфа сумку, где лежало золото, и стала показывать его прилипчивой гостье.

И тут словно из воздуха материализовались «трое плотных бритых мужчин во главе с крупной женщиной». Физиономии у всех были бандитские, и действовали незваные гости соответственно: оттолкнули Мухайё, вырвали у нее из рук сумку с золотом и были таковы.

При этом Султанова предупредила перепуганную насмерть Мухайё Адилову, что если та будет кричать, то «грабители услышат, вернутся и убьют их обеих». Звонить в милицию Асма тоже не разрешила, а милиционеров вызвала вернувшаяся вскоре Рахбархон-опа.

«В сумке было около трех килограммов золотых украшений, не считая вставленных в них изумрудов и бриллиантов, - рассказывает Рахбархон-опа. – Причем, два из этих украшений особо ценные, они достались мне еще от прабабушки. По оценке экспертов, если бы я продала любое из них за границей, получила бы целое состояние. Так что трудно оценить, на сколько все это тянуло в долларах. Может, на миллион, а может, и на гораздо большую сумму».

Приехавшая на место преступления опергруппа задержала Султанову, у которой при обыске обнаружили несколько золотых вещей Мухайё. Казалось бы, все предельно ясно, но милиция, получив «благословение» на разорение семьи Адиловых, действовала по четкому сценарию. В процессе следствия все перевернулось с ног на голову: грабительницей почему-то была названа домработница Мухайё Ашурова, которая в момент ограбления находилась в больнице. Пострадавшей оказалась Асма Султанова, которой, якобы, и принадлежала похищенная сумка с золотыми украшениями, а организатором разбойного грабежа сделали саму Мухайё Адилову, благополучная жизнь которой отныне превратилась в ад.

Арестованная в январе 2006 года Мухайё, по ее словам, в течение двадцати семи суток непрерывно подвергалась пыткам и групповому насилию со стороны «благословленных» высшим начальством сотрудников правоохранительных органов.

«В следственном изоляторе ко мне в камеру водили по пять-шесть мужчин, которые меня жестоко насиловали. Чтобы я не теряла сознание и не сошла с ума, мне постоянно делали какие-то уколы, как мне потом сказал тюремный врач – кололи героин. Следователь Алишер Хужамкулов неоднократно заставлял меня держать ноги в воде с концентрированным раствором хлорки, что вызывает ощущение невероятного холода. Лишь однажды зашел один из милиционеров, который отнесся ко мне по-человечески, сказал, что если он уйдет, то придут другие, что он со мной ничего не будет делать, что просто посидит рядом, а я должна периодически кричать, чтобы за дверью думали, будто он меня насилует. Из-за того, что меня постоянно насиловали, я забеременела, а когда меня перевели в зону, беременность ликвидировали, сделав укол, и у меня случился выкидыш», - сдерживая рыдания, рассказывает Мухайё Адилова.

Пока Мухайё находилась в изоляторе, к ней никого не пускали, а ее родные не знали о тех чудовищных вещах, которые творили с их сестрой и дочерью «оборотни в погонах».

Родные всеми силами старались вытащить Мухайё. Глава семейства пенсионер Рахимжон Адилов неоднократно просил за свою дочь, но все было напрасно. Рахбархон-опа за бесценок продала свой дом и магазины, дала 10 тысяч долларов следователю Алишеру Хужамкулову и еще 5 тысяч «знакомому их семьи», вышеупомянутому «куратору» Ферганской области Шукуру Рузматову. Те «обещали» выпустить дочь, но ничего для этого не сделали. Мало того, следователь Хужамкулов попросил Рахбархон Адилову показать ему оставшееся у нее после ограбления золото, и она по простоте душевной показала 12 золотых украшений с драгоценными камнями на общую сумму в 100 тысяч долларов. Украшения были тут же описаны, занесены в протокол. Семь из них на суде Султанова признала как, якобы, похищенные у нее, а еще пять исчезли неизвестно куда.

Когда же Рахбархон-опа стала требовать освободить свою дочь, Алишер Хужамкулов просто избил пожилую женщину. Рахбархон Адилова получила соответствующее заключение судмедэкспертизы, но дело быстро замяли.

Суд, как и следствие, проходил по заранее определенному сценарию. Показания свидетелей игнорировались, то, что Ашурова и Султанова были ранее судимы за мошенничество, не бралось в расчет. В результате отданная на поругание, многократно изнасилованная, с подорванным здоровьем Мухайё Адилова была осуждена по статье 164 «Разбой» ч.4 на семь лет лишения свободы с отбыванием наказания в женской исправительной колонии (УЯ 64/7) в Ташкенте.

Пытаясь добиться справедливости по отношению к своей оклеветанной сестре, Ирода Адилова в отчаянии писала жалобы, в которых, в частности, рассказывала, как «потерпевшая» Султанова «привозит из Чечни в Узбекистан контрабандой золотой песок, а отсюда везет контрабандную платину», писала о мафии, в которой завязаны все – от Таджибаева и кокандских «оборотней в погонах» до «куратора» Ферганской области Шукура Рузматова, «крышующего» преступный бизнес в области. Но самой Ироде уже недолго оставалось находиться на свободе.

«Пострадавшая» Султанова выставила Мухайё Адиловой иск на семь миллионов сумов, который был тут же удовлетворен судебными органами за счет имущества Рахбархон и Ироды Адиловых. Их квартиры, и все имущество, которое следовало передать «пострадавшей», было оценено в «копеечные суммы». (Забегая вперед, надо сказать, что как только Ироду посадили, из этих квартир буквально выкинули на улицу несовершеннолетнего сына Ироды и ее 95-летнюю бабушку). Реакцией на беспредел со стороны властей стал увеличившийся поток жалоб от Ироды во всевозможные инстанции, что вызвало незамедлительные ответные действия Султановой.

«17 мая 2007 года Султанова подкараулила меня неподалеку от дома и нанесла три ножевых ранения в ногу, руку и под лопатку, - рассказывает Ирода Адилова. – Я написала заявление в милицию. Было возбуждено уголовное дело, которое опять перевернули с ног на голову. В итоге следствие «выявило», что ножевые ранения я «нанесла себе сама, чтобы оговорить «уважаемую» предпринимательницу Султанову». Слова эксперта на суде о том, что «человек не может сам себе нанести ранения в спину», разумеется, судом во внимание приняты не были».

Ироду и Рахбархон Адиловых обвинили также в том, что они якобы вымогали у Асмы Султановой и ее подруги с уголовным прошлым Рахимы Ахмаджановой 2,5 миллиона сумов за отобранные у семьи Адиловых квартиры.

«Во время следствия, несмотря на то, что у меня уже были два своих адвоката, следователь Султан Ташпулатов насильно приставил мне еще и государственную защитницу – некую Зилолу Охунову. Та сочиняла и подписывала за меня признательные показания, всячески топила, более того, обвинила меня в оскорблениях и в итоге сделала так, что мой двухэтажный дом был продан за бесценок».

Следствие сфабриковало обвинение, мать и старшая дочь были осуждены по целому «букету» статей: 165 ч.3 («Вымогательство»), 237 («Ложный донос»), 238 («Лжесвидетельство») и другим. Рахбархон-опа получила шесть, Ирода – восемь лет заключения с отбыванием наказания в колониях УЯ 64/7(Ташкент) и УЯ 64/1 (п. Зангиата под Ташкентом).

На воле оставался младший сын Адиловых Нажот, который в то время находился за пределами Узбекистана. Когда же он вернулся, расправа над ним последовала незамедлительно. По словам родных, Нажота собирались убить, но по ошибке погиб похожий на него парень. Вскоре его все же «подставили», обвинив в грабеже (сотрудники милиции заставили одного из таксистов написать заявление, будто Нажот отнял у него 15 тысяч сумов), против него было сфабриковано дело, его пытали, выбив передние зубы, и в итоге в 2008 году осудили на шесть лет и отправили в колонию.

Одуревшая от своей безнаказанности милицейская мафия не церемонилась и с адвокатами Адиловых. По их рассказам, немало повидавший на своем веку адвокат Акоп Петросян был настолько потрясен беспределом «коллег», что пообещал предать все гласности в Интернете. Однако вскоре Петросян был арестован, затем его судили. Дальнейшая судьба адвоката неизвестна, как говорят Адиловы, «он просто исчез».

Спустя два года пять месяцев Мухайё Адилова была амнистирована. Больная раком Рахбархон-опа, отсидев из назначенного ей срока один год и шесть месяцев, была отправлена на поселение, где пробыла еще год и четыре месяца. Младшего брата Нажота, отсидевшего два года и три месяца, тоже амнистировали. Ирода отсидела два года и десять месяцев и была освобождена из колонии в конце июля этого года на так называемые «ИР» – исправительные работы. Теперь несколько лет она должна работать уборщицей (так определил ей суд) с вычетом четверти заработка в пользу государства.

Между тем, не выдержав потрясений, в 2009 году умер от инфаркта Рахимжон Адилов. Семья лишилась своего главы, осталась без крыши над головой и средств к существованию.

Пока Адиловы находились на отсидке в колониях, следователь Алишер Хужамкулов, организовавший пытки и изнасилования Мухайё, сменил фамилию, куратор ферганских милиционеров Шукур Рузматов был арестован СНБ и осужден на десять с половиной лет заключения. Сидит в тюрьме за взятку и один из следователей Кокандского ОВД Хусан Юлдашев, в числе прочих фабриковавший дело на Рахбархон и Ироду Адиловых: подыскивал свидетелей, готовых дать ложные показания.

Адиловым неприятно и страшно возвращаться в Коканд. Их там не только опозорили (против них работали даже местное телевидение и пресса, публиковавшая статьи под заголовками типа «Змеиная душа»), но в городе по-прежнему процветает мафия, а, значит, существует и угроза для их жизни. По словам Рахбархон Адиловой, сотрудники правоохранительных органов снова ищут ее младшую дочь Мухайё. Ироде Адиловой в ближайшие дни предстоит ехать на «исправительные работы» в Коканд, ее пожилая мать не знает, что делать, и очень боится за свою дочь.

В настоящее время, оставшись без средств к существованию и возможности снять квартиру, семья Адиловых вынуждена перебиваться в Ташкенте у своих знакомых. У женщин, по их словам, нет даже сменной одежды, потому что у них отобрали не только жилье, но все их личные вещи. Однако потеряв абсолютно всё, семья Адиловых не собирается сдаваться. Обратившись через независимое СМИ напрямую к широкой общественности и привлекая, таким образом, внимание «компетентных органов», которые, по их мнению, смогут восстановить справедливость, они надеются когда-нибудь вернуть то, что принадлежит им по праву. Адиловы также намерены обратиться в международные правозащитные организации, и сообщают свой контактный телефон: +998909551400 begin_of_the_skype_highlighting              +998909551400      end_of_the_skype_highlighting.





Реклама от партнеров








РЕКЛАМА