11 Декабрь 2017

Новости Центральной Азии

Выйти из тени. Фотографы из Центральной Азии и Южного Кавказа приглашаются для участия в проекте «Документальная фотография»

02.11.2010 15:00 msk, Мария Яновская

Центральная азия Разное

Проект «Документальная фотография» и Программа Поддержки культуры и искусства Института «Открытое общество» объявляют о продолжении проекта, впервые проведенного в 2009 году. К участию в проекте приглашаются фотографы из стран Центральной Азии, Афганистана, Монголии, Пакистана и Южного Кавказа. Желающие должны прислать заявку, в которой будет обозначена тема документального проекта, которую фотограф желал бы разрабатывать.

Предпочтение отдается темам, которые представляют интерес для «Открытого общества»: права этнических и сексуальных меньшинств, гендерные проблемы, миграция, проблемы с получением гражданства, предварительное заключение под стражу, военные преступления и преступления против человечности, вопросы религиозной свободы, экология, изменение и обновление городов, вопросы здравоохранения, в том числе распространения туберкулеза, ВИЧ и гепатита, темы наркотиков, эксплуатации, принудительного и детского труда, домашнего насилия, развития мелкого бизнеса, жизнь в традиционных обществах, молодежные объединения и другие. Организаторы проекта подчеркивают, что темы могут быть и другими.

Те фотографы, чьи заявки будут отобраны организаторами, получат стипендию в размере 3500 долларов США, аудио-оборудование и программное обеспечение для производства собственных мультимедийных проектов, побывают на двух обучающих семинарах.

Первый семинар состоится в июле 2011 года, на нем будут рассмотрены предложения стипендиатов и их будущие проекты. Стипендиатов научат работать с мультимедийным оборудованием, снимать и редактировать снимки. Первый семинар продлится семь дней, второй состоится через полгода и займет пять дней, на нем стипендиаты представят уже готовые проекты. Каждому фотографу на время действия гранта (шесть месяцев) будет предоставлена возможность консультироваться с «наставниками» - фотографами с мировым именем. Стипендиаты смогут два раза в месяц показывать своим наставникам выполненную работу, а те будут профессионально их консультировать, говоря, на что следует обратить внимание. Грант начнет действие в июле 2011 года и закончится в конце января - начале февраля 2012 года.

Организаторы подчеркивают, что в конкурсе могут принять участие фотографы из Афганистана, Армении, Азербайджана, Грузии, Казахстана, Кыргызстана, Монголии, Пакистана, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана. Если вы подаете заявку на грант, вы должны жить в одной из этих стран - исключения сделаны лишь для фотографов из Узбекистана или Туркменистана, которые могут жить за пределами родной страны. Если же заявитель - гражданин другой страны, то он должен доказать, что с этими странами его что-то связывало в течение нескольких лет: например, он там жил или работал. Одно из условий - кандидат должен говорить по-английски или по-русски.

Срок подачи заявки - 3 декабря 2010 года. Все подробности можно прочитать здесь.

Для предыдущего проекта «Документальной фотографии» было отобрано девять участников: Ахтар Соомро (Akhtar Soomro), Барат Али Батур (Barat Ali Batoor), Фарзана Вахиди (Farzana Wahidy), Хаик Бианьян (Hayk Bianjyan), Юстина Мельникевич (Justyna Mielnikiewicz), Карен Мирзоян (Karen Mirzoyan), Мэри Агаханян (Mery Agakhanyan), Рена Эффенди (Rena Effendi) и Валерий Калиев. Наставниками выступили всемирно известные фотографы Антонин Краточвил (Antonin Kratochvil) и Юрий Козырев.

«Фергана.Ру» связалась с одним из лауреатов прошлого года, Валерием Калиевым, (Караганда, Казахстан), и расспросила о проекте.


Валерий Калиев родился в 1975 году в городе Сарань (Казахстан), сейчас живет в Караганде. Фотокорреспондент газеты «Новый вестник». Фото Ахтара Соомро (Akhtar Soomro)

Рассказ Валерия Калиева

«О том, что объявлен конкурс, мне написали друзья: была рассылка от НПО, потом еще друзья-художники сообщили… Я и сам разослал информацию о конкурсе всем, кто мог бы участвовать. Как нам потом сказали, было прислано около 130 заявок, и мне кажется, что это не такой большой конкурс. А выиграли два человека из Афганистана, один - из Пакистана, трое из Армении, одна девушка из Грузии и одна - из Азербайджана.

Я решил делать проект о трудовых мигрантах, которые приезжают в Казахстан из соседних Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана. Снимал в Астане, Алма-Ате, Карабасе, Шымкенте, Джетысае, Таразе, Сарыагаше, Абае, в Карагандинской области, Бишкеке, Ташкенте… Я снимал на стройках, на рынках, на хлопковых полях и даже в стриптиз-клубе в Алма-Ате, там две девчонки работают, гражданки Узбекистана, одна из Ташкента, другая - из Чирчика. И обе этнические русские. Идея была - показать уязвимость трудовых мигрантов, тяжелые условия, в которых они живут и работают. Мне хотелось снимать нелегальных мигрантов, но все, с кем я говорил, утверждали: мы тут легально, - хотя вели себя довольно робко, не так, как люди, у которых все в порядке с документами. Но документы я не проверял - мне нужно было, чтобы люди мне доверяли, и проверки были неуместны…


На стройке в Джетысае, Южный Казахстан. Бригада узбеков строит дом местному предпринимателю. Фото Валерия Калиева

Вообще-то я инженер по образованию, закончил Карагандинский политехнический институт (сейчас это Карагандинский технический университет). На третьем курсе у нас была практика, мы работали в шахтах, - и мне это ужасно не понравилось. Я сказал родителям, что в шахту работать не пойду. Это их расстроило, конечно. А сейчас отец - он шахтер - даже рад, что я не пошел в шахту… Я все-таки закончил институт и даже искал нормальную работу инженера… Но в тот год - это был 1997-й - некоторые шахты взяла под свой контроль компания «Арселор Миттал», там хорошо и вовремя платили, добыча шла нормально - и свободных вакансий на этих шахтах не было. А на другие шахты, где задерживали зарплату и ситуация была хуже, я идти не хотел…

У отца дома был фотоаппарат, увеличители… В советские времена это почти у всех было. И я еще в школе стал интересоваться фотографией, друзей снимал на память, потом печатал… В 1997 году открылась газета «Карагандинский вестник», и мой друг, который там работал, сказал, что редактор ищет фотографа - молодого человека, который прислушивался бы к его мнению. Редактора утомили профессионалы, они вечно отвечали: «Ну что ты меня учишь, я и сам все знаю!» В общем, меня взяли.


Валерий Калиев. Автопортрет

А через год я ушел, все-таки газете понадобился кто-то более опытный. Я устроился в «Криминальные новости», газету, учредителем которой было ГУВД Карагандинской области. В девяностые много новых газет открывалось. Я уходил из газет, снова возвращался… С 2004 года я вернулся в «Карагандинский вестник», который теперь называется «Новый вестник», и там работаю.

На проекте «Документальная фотография» нас дважды собирали на семинары. На первом семинаре нам помогли обозначить конкретные направления работы, в каком русле двигаться, как лучше делать. Это сильно помогло в работе. А на втором - завершающем - семинаре в июле мы уже показывали сами проекты, отчитывались. В мой проект вошло 82 снимка. Но я в сентябре еще доснимал уборку хлопка в Южном Казахстане, и теперь думаю, что эти кадры тоже надо вставить в слайд-шоу.


Утро сборщиков хлопка. Данияр заканчивает завтрак, а женщина у тандыра с утра начинает выпекать лепешки, чтобы днем отнести их в поле. Фото Валерия Калиева

Моим «наставником» на проекте был Юрий Козырев, я ему очень благодарен. Например, он заметил, что не хватает полиции: говорит, попробуй в рейдах полицейских поучаствовать, сразу возникнет конфликт, появится сюжет, драматургия. Или замечал, что у меня не хватает деталей - а детали иногда «делают» кадр. Комментарии ментора заставляли думать, его вмешательство было очень результативным.


Конец рабочего дня на хлопковых полях в Южном Казахстане. Фото Валерия Калиева

Нас учили делать мультимедийные проекты для интернет-ресурсов, чтобы можно было соединять фото и видео, делать небольшие интервью тех людей, которых снимаешь. Звук расширяет возможности, ты видишь не только двухмерное фото - ты больше узнаешь о человеке, если слышишь, как он говорит, что за звуки вокруг… Нам подарили профессиональную аппаратуру, с помощью которой мы могли записывать интервью. Правда, она оказалась довольно громоздкой…

Люди пугались, когда видели большой объектив. На рынке в Таразе сначала нормально разговаривали, даже на диктофон дали записать. Но когда я достал объектив… Категорический отказ. Слишком все серьезно, они испугались. С тех пор я стал снимать только двумя маленькими объективами, чтобы никого не спугнуть. И кофр для аппаратуры перестал с собой носить… И мне показалось, что людям стало легче со мной разговаривать.

Снимал я, в основном, узбеков и киргизов. Познакомился с одним таджиком, шашлычником. Он рассказал о себе, хорошая история могла получиться. Но он не позволил себя фотографировать.

В Таразе на рынке допоздна снимал, и мне даже предложили остаться ночевать: говорят, ну куда ты поедешь, поздно уже? У этого торговца квартира в Таразе и дом в Бишкеке, он товар из Киргизии возит, женское белье: бюстгалтеры всякие, плавки женские… Я остался, конечно, - интересно было, как люди живут. Оказалась неплохая квартира, четыре комнаты.


Люди из Кыргызстана на рынке в Таразе. Фото Валерия Калиева

А на следующее утро он уезжал, говорит: на рынок в Бишкек еду, не желаете со мной? Я согласился. Когда еще выпадет такая возможность? И мы съездили с ним в Бишкек - а обратно он меня не взял. Границу как раз закрыли, и людей с товаром почему-то не выпускали, или выпускали за очень большие деньги. Ходили слухи, что за провоз одной сумки с товаром брали сто долларов. И торговцы окольными путями вывозили товар через границу. Он мне сказал: «Не могу показать тебе эту дорогу, да и бусик (так называют автобусы - ред.) будет полностью забит товаром!» - «Но я могу в уголке пристроиться, и никому не скажу, мне важно просто посмотреть, как это будет…» - «Нет, извини». И не взял. Мне пришлось на такси возвращаться.

В Узбекистан я приехал через Сарыагач, но там мне ничего снять не удалось. Я хотел проехать по кишлакам, посмотреть, как живет народ, который приезжает в Казахстан на заработки. Но так получилось, что я не зарегистрировался в Ташкенте, а значит, мог находиться в Узбекистане всего три дня. Но у моего друга, который и хотел провезти меня по кишлакам, в эти три дня оказались срочные дела. А ехать одному он мне отсоветовал: говорит, и мы-то, ташкентские, в кишлаках как белые вороны, нас сразу видно. А тебе туда и вовсе соваться не стоит. Он за безопасность мою беспокоился.


На хлопковых полях. В июне этот канал был полноводным и проточным, но в сентябре, когда снят этот кадр, воду уже не качали, работы были приостановлены, и вода стоит. Оттуда пьют коровы, бараны, в эту же воду попадают и продукты жизнедеятельности домашнего скота. Однако умываться надо - и сборщик хлопка утром выходит к этой воде, чтобы почистить зубы… Фото Валерия Калиева

Я хочу сделать выставку фотографий, снятых во время проекта. Я знаю, что организаторы проекта взяли у каждого из нас несколько фото, слайд-шоу из которых будет показано на фестивале в Вашингтоне с 6 по 13 ноября. Хотелось бы на это посмотреть. Но я не в Вашингтоне, к сожалению. Я в Караганде».

Мария Яновская




  • РЕКЛАМА