18 Ноябрь 2017

Новости Центральной Азии

Андижанский капкан. Новые свидетельства очевидцев (узбекских беженцев)

В рамках учебной работы «Андижанские беженцы свидетельствуют» опубликована основанная на новых рассказах очевидцев реконструкция трагических событий, произошедших в узбекском городе Андижан в мае 2005 года. Автор исследования Бахтиер Мухтаров был в числе участников майского митинга и впоследствии стал одним из беженцев, получивших убежище в странах Запада. Он является гражданином Узбекистана, имеет резидентский статус в Финляндии, возглавляет отдел по правам человека расположенной в Дюссельдорфе (Германия) неправительственной организации «Андижан – Адолат ва Тикланиш» («Андижан — Справедливость и Возрождение»).

Пройдя курс обучения в польском Хельсинкском Комитете по правам человека, Мухтаров подготовил курсовую работу, в которой подытожил данные проведенного его НПО опроса 220 беженцев из Андижана, в основном, тех, кто проживает в США, Канаде, Австралии, Германии, Швеции, Голландии и других странах Европы.

Интервью, как правило, проводились по телефону или по Skype, в редких случаях удавалось пообщаться с респондентами очно. Работа представляет собой личные взгляды на произошедшее и субъективные мнения, но они ценны как свидетельства очевидцев и участников тех трагических событий, тем более что никакого объективного расследования произошедшего в мае 2005 года так и не было проведено.

Во вступлении к своей работе Мухтаров отмечает, что в первые годы жизни на чужбине андижанские беженцы боялись публично рассказывать о пережитом в те трагические дни. Боятся и сейчас, но многие поняли, что молчать больше нельзя, «справедливость состоит, прежде всего, в установлении истины. Без этого не может быть возрождения страны». «Мы, наконец, поняли: только говоря правду, мы можем по-настоящему помочь своей родине, а значит и своим родным и близким, своему родному городу, всему народу Узбекистана, который нуждается, прежде всего, в правде и свободе», - считает Б.Мухтаров.

В целом, беженцы подтверждают неофициальную версию произошедших 13 мая 2005 года событий, изложенную, в том числе, в статьях информагентства «Фергана.Ру» и в докладе международной правозащитной организации Human Rights Watch «Свинцовый дождь».

Андижан, пятница, 13-е

Напомним, в пятницу 13 мая в Андижане правительственные войска расстреляли массовый митинг, участники которого собрались, чтобы поддержать 23 преуспевающих местных бизнесменов, над которыми с апреля шел судебный процесс по обвинению в религиозном экстремизме, организации преступного сообщества и так далее. 12-13 мая ожидалось оглашение приговора, родственники и сторонники подсудимых ежедневно выходили на мирные пикеты возле здания суда, протестуя против выдвинутых обвинений. В конце концов, милиция стала арестовывать участников акций протеста, что вызвало у пикетчиков желание освободить подсудимых.

Как утверждает Human Rights Watch в своем докладе, в ночь на пятницу от 50 до 100 человек захватили батальон патрульно-постовой службы и расположение 34-й бригады Министерства обороны, им удалось завладеть значительным количеством оружия, а также грузовиком ЗИЛ-130. По официальной версии, при этом были убиты четверо сотрудников милиции и дежурный по части. Нападавшими были освобождены не только 23 бизнесмена, но и несколько сотен других заключенных, многие из которых также проходили по делам о «религиозном экстремизме».

После захвата тюрьмы заключенные направились на площадь Бобура в хокимият (администрацию), чтобы рассказать, что им пришлось пережить. По дороге к ним присоединялись другие люди, в том числе приглашенные по мобильному телефону. Так был организован стихийный митинг, участники которого рассказывали о своих проблемах и несправедливом отношении к ним властей, а также выражали надежду увидеть президента Ислама Каримова и попросить у него помощи. Но дождались лишь града пуль.

По официальной версии, озвученной 17 мая президентом Узбекистана Исламом Каримовым, «во время беспорядков в городе погибли 10 милиционеров, около 100 пострадали, столько же раненых со стороны нападавших, число убитых боевиков уточняется» и «вся ответственность за кровопролитие лежит на местной религиозной группировке «Акромийлар», считающейся отделением исламской партии «Хизб ут-Тахрир», а также на просочившихся из Афганистана и Киргизии «международных террористах». Погибшими объявлены 187 человек, ранеными – 287. Правозащитники и андижанские беженцы заявляют, что погибших было в несколько раз больше, но точные цифры установить невозможно, многие пропали без вести.

Расстрельный капкан

По данным, собранным Бахтиером Мухтаровым в ходе своего исследования, утром 13 мая на площади Бабура собралось примерно 600 человек. Среди них были жены, дети, родные и близкие 23 предпринимателей, над которыми шел судебный процесс. Стрельба началась примерно в это же время: с промчавшегося мимо площади грузовика мужчина в камуфляже открыл беспорядочную стрельбу из автоматического оружия по собравшейся толпе, застрелив 1-2 человек и ранив еще несколько. Затем к площади подъехал милицейский УАЗ, из которого «начали беспорядочно стрелять из автоматического оружия по находившимся вокруг людям, после чего машина резко свернула вправо, в сторону улицы Чолгузар. Там, наткнувшись на баррикаду, автомобиль заглох». Из него выскочили 3-4 человека в камуфляже, которые стали стрелять по толпе из автоматов. «Несколько мужчин на площади тоже имели при себе оружие, из которого был открыт ответный огонь». В результате этого инцидента погибли, по меньшей мере, пять человек, в том числе дошкольник и подросток 12- 15 лет. Позже было еще, по крайней мере, два таких нападения на участников митинга. Примечательно, что, несмотря на реальную угрозу жизни, люди не стали расходиться, а напротив - количество митингующих, «достигло, по моим оценкам, более двадцати тысяч человек», пишет Б.Мухтаров. Люди не оставляли надежду высказать наболевшее лично президенту Узбекистана Исламу Каримову, который, по их мнению, должен был прибыть на площадь.

Около 17.00 началось то, чего никто из митингующих не ожидал. Впрочем, реакция узбекских властей шокировала весь мир.

«Около 17.00 со стороны здания СНБ по проспекту имени Навои в направлении кинотеатра Чулпон на большой скорости проехали две военные машины, сначала бронетранспортер (БТР), а за ним - военный грузовик возможно марки УРАЛ с открытым кузовом и брезентовым покрытием. Они проехали друг за другом, с промежутком в 10-15 секунд. Из военных машин велся интенсивный, прицельный огонь по демонстрантам из автоматического оружия». Мухтаров приводит подробные рассказы очевидцев и участников событий, поведавших о том, как им удалось выбраться из расстрельного капкана, что им довелось повидать и пережить в дальнейшем.

Из рассказов очевидцев Б.Мухтаров делает вывод, что задача властей заключалась не в разгоне митинга, а в уничтожении всех его участников. Об этом намерении свидетельствует то, что снайперы заняли свои позиции до того, как группы людей, пытавшихся поскорее покинуть район обстрела, побежали по проспекту Чулпон.

«Многие свидетели показывают, что, начиная с полудня 13 мая, правительственные войска стали проводить операцию по окружению и блокированию выезда с площади Бобур, на которой шел митинг. Некоторые участники еще задолго до 17.00 попытались вернуться домой, но обнаружили, что почти все улицы, выходящие на площадь, - проспект Навои, улица Камила Яшина, улица Кизил Байрок, - были блокированы БТРами и войсками. При приближении к ним солдаты начинали стрельбу, не давая участникам митинга расходиться. Только проспект Чулпон оставался открытым и, судя по тому, как действовали войска, демонстрантов выталкивали именно на этот проспект. Но и там, на определенном расстоянии, демонстрантов ожидало заграждение из БТР, солдат и снайперов. Таким образом, тактика правительственных сил заключалась в выталкивании демонстрантов на проспект Чулпон, где они были бы все уничтожены», - пишет автор исследования.

По его сведениям, наибольшее количество жертв было на проспекте Чулпон, куда войска загнали участников митинга, - здесь погибли, по меньшей мере, 400 человек. На площади Бобура, где проходила акция протеста, были убиты примерно 30-40 человек, столько же расстреляны в кишлаке Тешикташ на узбекско-киргизской границе, куда в поисках убежища устремились сотни попавших под обстрел людей и где их ждала засада узбекских военных. Позже, во время расследований и в тюремном заключении от пыток погибли, по меньшей мере, еще 25 человек. По данным Мухтарова, 241 человек был осужден на различные сроки лишения свободы и в местах своего заключения подвергается пыткам и жестокому обращению. В отдельных приложениях к своей работе Мухтаров приводит поименный список людей, пропавших без вести или скончавшихся от пыток в тюрьме и СИЗО, а также осужденных участников и свидетелей событий 13 и 14 мая в Андижане.

Ссылаясь на сообщения очевидцев, автор исследования пишет, что служба национальной безопасности (СНБ) и органы внутренних тел Андижанской области превратили областную больницу в следственный изолятор, то есть - в «место проведения допросов с пытками и внесудебными казнями, что является обычной практикой правоохранительных органов Узбекистана». По имеющимся у Мухтарова данным, «тела погибших от пыток и внесудебных казней поступали родственникам в сопровождении сотрудников милиции, которые запрещали проводить экзаменацию тел (вероятно, имеется в виду эксгумация. - Прим. ред.) и даже обмывать их согласно мусульманским обычаям».

С полным текстом исследования Бахтиера Мухтарова можно ознакомиться здесь.




  • РЕКЛАМА