21 Август 2018

Новости Центральной Азии

Снос по закону: О чем умалчивают ташкентские власти

01.02.2011 13:12 msk, А.Волосевич

Узбекистан Общество

Снос частных домов и зданий для прокладки новых и расширения уже существующих дорог сам по себе трудно назвать чем-то необыкновенным. Но в Узбекистане особенностями массового сноса жилья и зданий является, во-первых, то, что о предстоящем событии их владельцы узнают совершенно неожиданно, иногда за несколько часов до прибытия бульдозеров, во-вторых, то, что обжаловать эти действия в законном порядке у них нет возможности, поскольку исполнительная и судебная власти действуют заодно, в-третьих, то, что они лишаются собственности не только без предоставления им равноценного возмещения, но и без возмещения вообще или с гораздо меньшим по стоимости и всем остальным параметрам.

В значительной мере этому способствует и действующая законодательная база (составленная и принятая, заметим, нынешней властью). К примеру, земля в Узбекистане считается государственной, хотя постройки на ней могут быть и частными. Поэтому землю, на которой стоит чей-то дом, магазин или предприятие, по указанию того либо иного чиновника в любой момент могут изъять - так сказать «для государственных нужд».

Такое положение непосредственным образом закреплено в Земельном кодексе Узбекистана: «Земля является государственной собственностью – общенациональным богатством, подлежит рациональному использованию, охраняется государством и не подлежит купле-продаже, обмену, дарению, залогу за исключением случаев, установленных законодательством Республики Узбекистан (ст.16)».

При этом Основной закон страны, Конституция, о защите права собственности высказывается чрезвычайно обтекаемо: «Частная собственность, наряду с другими формами собственности, неприкосновенна и защищается государством. Собственник может быть лишен ее только в случаях и в порядке, предусмотренных законом (ст.53)».

В свою очередь, в Жилищном кодексе Узбекистана говорится: «Жилые дома, квартиры, находящиеся в частной собственности, не могут быть изъяты, собственник не может быть лишен права собственности на жилой дом, квартиру, кроме случаев, установленных законом. Принудительное изъятие жилого помещения допускается только на основании решения суда в случаях и порядке, предусмотренных законом (ст. 11)».

Таким образом, все эти документы отсылают к некоему закону, где прописан порядок изъятия собственности, к коей относятся земельные участки, дома, здания и так далее. Закон о земле в Узбекистане, как известно, не принят, а названия того закона, к которому переадресовывают и Конституция и Жилищный кодекс, в них почему-то не приводится.

Тем не менее, существует нормативный документ, принятый на основе Земельного кодекса и регламентирующий порядок предоставления компенсаций в случае изъятия жилья или земельных участков, который представители власти предпочитают не показывать владельцам сносимой собственности. Это приложение к постановлению Кабинета министров Узбекистана от 29 мая 2006 года №97 под названием «Положение о порядке возмещения убытков гражданам и юридическим лицам в связи с изъятием земельных участков для государственных и общественных нужд» (полностью его текст можно прочитать здесь), подписанное не кем иным, как премьер-министром Узбекистана Шавкатом Мирзиеевым.

Оно состоит из 42 пунктов и обрисовывает общие очертания порядка «изъятия земельного участка либо его части, а также порядок расчета размера возмещения гражданам и юридическим лицам за сносимые жилые, производственные и иные строения, сооружения и насаждения в связи с изъятием земельных участков для государственных и общественных нужд».

«Изъятие земельного участка либо его части для государственных и общественных нужд производится при согласии землевладельца или по согласованию с землепользователем и арендатором - по решению соответственно хокима (главы администрации) района, города, Совета Министров Республики Каракалпакстан, хокимиятов (администраций) областей и города Ташкента либо по решению Кабинета Министров Республики Узбекистан. При несогласии землевладельца, землепользователя и арендатора с решением соответственно хокима района, города, области либо решением Кабинета Министров Республики Узбекистан об изъятии земельного участка это решение может быть обжаловано в суде», - говорится во втором пункте этого документа.

Особо отметим, что «Положение» предусматривает изъятие участка лишь «при согласии землевладельца». Несогласие же дает ему право обращения в суд. Конечно, в реальной жизни в Узбекистане суд всегда выступает как послушное орудие власти, но это подразумевает наличие времени – и на процесс обжалования, и на возможную апелляцию. Хотя сегодня про какое-либо обжалование, конечно, не слышно: видимо, по мнению властей, все домовладельцы согласны с тем, чтобы их дома были разрушены без всяких там компенсаций.

Пункт третий указывает, что «Необоснованный снос жилых, производственных и иных строений, сооружений и насаждений на изымаемых земельных участках не допускается». (Можно подумать, что снос коммерческих объектов на «Ташсельмаше», в которые предприниматели вбухали такие деньги, хоть как-то обосновывался, если не считать обоснованием расплывчатый термин «реконструкция улицы».)

А это уже «теплее»: «Хокимияты соответствующих районов (городов) обязаны уведомить собственников жилых, производственных и иных строений, сооружений и насаждений о принятом решении письменно под роспись не позднее, чем за шесть месяцев до начала сноса, с приложением к уведомлению копий соответствующих решений Совета Министров Республики Каракалпакстан, хокимов областей и города Ташкента об изъятии земельного участка, сносе жилых, производственных и иных строений, сооружений и насаждений, расположенных на земельном участке (пункт 4)».


Судя по этому письму, семье Подгорновых, о которых рассказывала «Фергана», на снос дома власти Ташкента отвели всего один день

Как же все это не вяжется с тем, что творится в эти дни и на «Ташсельмаше», и на Тезиковке, и с тем, что происходило в схожих случаях, когда частные дома изымались в считанные дни или недели, а о том, что власти по каким-то необъяснимым причинам решили их снести, люди узнавали едва ли не перед началом сноса. При этом в одних случаях они не получали никаких компенсаций вообще, в других – их рассовывали куда придется, то есть, о полноценном возмещении, предусматривающем предоставление им нормального жилья в этом районе, как это в обязательном порядке делалось в советское время, не шло и речи.

Далее следует одно из самых важных положений правительственного документа: «Не подлежит возмещению стоимость самовольно возведенных жилых, производственных и иных строений и сооружений (пункт 6)».

По словам владельцев домов и дворов, попавших под снос в районе Тезиковке, сотрудники Мирабадского хокимията, очевидно, отталкиваясь от этого пункта, прямо заявляли им, что их жилье является самостроем, поэтому никакая компенсация его хозяевам не положена, несмотря на то, что на него имеется вся необходимая документация, утвержденная в законном порядке. Ситуацию усугубляет то обстоятельство, что, согласно данному положению, размер возмещения за сносимые жилые дома и другие постройки должна обеспечивать та сторона, которая занимается изъятием собственности и сносом домов, – то есть, хокимияты.

Согласно «Положению», для определения размера возмещения должна создаваться комиссия во главе с заместителем хокима района или города в составе различных управлений хокимиятов, различных госчиновников, махаллинского аксакала, землевладельца, у которого изымается земельный участок, представителя организации, которой отводится его земельный участок, и представителей других «компетентных органов», включенных в состав комиссии опять-таки по усмотрению хокимиятов. То есть, голос несчастного владельца собственности в этой комиссии просто тонет среди голосов «оценивающих» ее госчиновников. Отсюда, как очевидно, проистекает масса злоупотреблений.

В пункте восьмом «Положения» указывается, что изъятие земельных участков осуществляется с условием предоставления следующих видов компенсации:

- предоставление гражданам в собственность другого равноценного благоустроенного жилого помещения площадью не ниже социальной нормы площади жилья и выплата стоимости насаждений;

- выплата гражданам стоимости сносимых жилого дома, иных строений, сооружений и насаждений;

- предоставление гражданам земельного участка для индивидуального жилищного строительства в пределах установленной нормы с предоставлением временного жилья на условиях договора найма на период освоения земельного участка сроком до двух лет с возмещением в полном объеме стоимости сносимых домов (квартир), строений, сооружений и насаждений;

- предоставление юридическим лицам равноценного имущества и возмещение иных понесенных убытков, причиненных изъятием земельного участка для государственных или общественных нужд;

- возмещение в полном объеме убытков, причиненных изъятием земельного участка для государственных или общественных нужд.

В общем, намерения декларируются исключительно благие. Далее описывается порядок расчета размера возмещения гражданам и юридическим лицам за сносимые жилые дома и квартиры, строения, сооружения и насаждения в связи с изъятием земельных участков. А определяет размер возмещения заинтересованная сторона – те самые хокимиятовские чиновники, жаждущие, чтобы собственник получил как можно меньше, а то и вообще ничего.

Пункт 9 (краткая выдержка из него уже приводилась выше): «Для определения размера возмещения за сносимые жилые дома (квартиры), строения, сооружения, насаждения хокимияты соответствующих районов (городов) создают комиссии по определению размера возмещения и вида компенсации (далее - комиссия) во главе с заместителем хокима района (города) в составе представителей финансовых и других управлений (отделов) хокимиятов, государственного инспектора по контролю за использованием и охраной земель, органа самоуправления граждан, землевладельца (землепользователя, арендатора), у которого изымается земельный участок, представителя предприятия, учреждения или организации, которым отводится земельный участок, и представителей других компетентных органов по усмотрению хокимиятов».

Пункт 10: «Оценка технического состояния жилых домов (квартир), строений и сооружений, а также определение стоимости насаждений, находящихся на изымаемых земельных участках, производится отделами по земельным ресурсам и государственному кадастру районов (городов) за счет средств заявителя. При несогласии с оценкой, произведенной отделами по земельным ресурсам и государственному кадастру районов (городов), собственник имеет право обратиться для оценки имущества к независимым оценщикам, имеющим соответствующую лицензию. Оплата услуг независимых оценщиков производится за счет средств заявителя. Материалы оценки передаются в комиссию».

То есть, пункт 10 подразумевает возможность независимой оценки, и, как и в случае с возможным обжалованием решения об изъятии земельного участка, наличие времени на это самое обжалование, и на независимую оценку (если допустить, что в Узбекистане она возможна). На практике времени на это владельцам сносимой собственности узбекские власти не предоставляют.

Пункт 13. «Конкретные сроки и порядок выплаты денежных компенсаций устанавливаются решением Совета Министров Республики Каракалпакстан, хокимов областей и города Ташкента с выплатой денежной компенсации до начала сноса».


Снос домов в Ташкенте

После этого «Положение» переходит к описанию порядка и условий предоставления жилых помещений собственникам сносимых домов и квартир.

Пункт 14: «В случае сноса жилых домов (квартир), находящихся в собственности граждан, в связи с изъятием земельных участков для государственных или общественных нужд, указанным гражданам, членам их семей, а также гражданам, постоянно проживающим в этих домах (квартирах), по их выбору и по соглашению сторон предоставляется в собственность другое равноценное благоустроенное жилое помещение площадью не ниже социальной нормы площади жилья и выплачивается стоимость насаждений, либо выплачивается стоимость сносимых жилых домов (квартир), иных строений, сооружений и насаждений. Равноценность предоставляемого жилого помещения определяется как величина, равная по цене сносимому жилому дому (квартире) собственника. В случае превышения стоимости сносимого жилого дома (квартиры) над стоимостью предоставляемого жилья собственнику компенсируется разница».

Пункт 15: «Предоставление жилого помещения и (или) выплата других видов компенсаций собственнику сносимых жилых домов (квартир) осуществляется хокимиятами соответствующих районов (городов) за счет средств доходной части местных бюджетов, поступающих сверх прогноза по итогам квартала, средств резервного фонда бюджетов Республики Каракалпакстан, областей и города Ташкента, и (или) за счет части распределяемых средств от разгосударствления, приватизации государственного имущества, поступающих на соответствующие счета Совета Министров Республики Каракалпакстан, хокимиятов областей и города Ташкента».

Пункт 16: «Для получения жилого помещения собственник сносимого жилого дома (квартиры) после получения уведомления о предстоящем сносе в месячный срок должен подать согласованное с членами семьи и другими совместно проживающими (прописанными) лицами заявление в хокимияты соответствующих районов (городов) о выделении ему жилого помещения взамен сносимого жилья с указанием состава семьи, количества постоянно проживающих лиц, а также имеющихся у них льгот на получение дополнительной жилой площади сверх социальной нормы площади жилья».

Пункт 17: «После утверждения хокимиятами соответствующих районов (городов) решения комиссии о размере и виде компенсации, предоставлении жилых помещений собственнику взамен сносимого жилого дома (квартиры) или обеспечении по желанию собственника выдачи компенсаций в денежной форме собственник представляет в хокимият гарантийное письмо об освобождении жилого дома (квартиры), подлежащего сносу».

Пункт 18: «Снос жилого дома (квартиры) может быть осуществлен только по соглашению сторон после предоставления жилых помещений собственнику взамен сносимого жилого дома (квартиры)».

Ну, и, наконец, пара пунктов о порядке и условиях предоставления гражданам для индивидуального жилищного строительства земельного участка взамен сносимого жилого дома или квартиры.

Пункт 21: «В случае сноса находящихся в собственности граждан жилых домов (квартир) в связи с изъятием земельных участков для государственных или общественных нужд указанным гражданам, членам их семей, а также гражданам, постоянно проживающим в этих домах (квартирах), по их желанию предоставляется земельный участок для индивидуального жилищного строительства в пределах установленной нормы. При этом предоставляется временное жилье на условиях договора найма на период освоения земельного участка сроком до двух лет с возмещением в полном объеме стоимости сносимых жилых домов (квартир), строений, сооружений и насаждений».

Пункт 25: «Снос жилого дома (квартиры) может быть осуществлен только после выделения собственнику земельного участка для индивидуального жилищного строительства, а также временного жилья на условиях договора найма на период освоения земельного участка сроком до двух лет».

В заключение стоит отметить, что принятое правительством «Положение» изначально порочно, поскольку ставит собственника и государство в заведомо неравноправные положения, закрепляя за структурами государственной власти обязанности и по изъятию собственности, и по ее оценке, и по выдаче компенсации. Но на практике не исполняется даже это. В случае с подписавшим его премьер-министром Мирзиёевым, видимо, напрочь забывшим о его существовании, вообще создается впечатление, что это какой-то варвар, готовый ради своей карьеры буквально на всё. Напомним, что именно он имеет отношение к вырубке ташкентского сквера, к неподдающемуся логичному объяснению уничтожению чинар по всей республике, разрушению дачных поселков вдоль линии узбекско-казахской границы и массовой «реставрации» образцов старинной архитектуры, в ходе которой они были заменены новыми и красивыми постройками, однако к древности никакого отношения не имеющими.

Алексей Волосевич




Реклама от партнеров

РЕКЛАМА