13 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Тур де Казахстан: желаемое, выдаваемое за действительное

04.02.2011 18:23 msk, Андрей Гришин

Казахстан Туризм

На фото - мавзолей Ходжи Ахмеда Яссави в Южном Казахстане

Знакомый, проработав полгода по контракту в Нигерии, живописал свои впечатления, а точнее, шок от увиденного и частично пережитого. Его рассказы вполне совпадают с немногочисленными впечатлениями об этой стране, найденными в Интернете. За шесть месяцев он успел перенести экзотическое кишечное заболевание, едва не стал жертвой повстанцев-похитителей и за все время лишь дважды был вывезен на пару часов из охраняемого лагеря в ближайший город (в силу зашкаливающей преступности и наличия партизан выходить за пределы лагеря было чревато даже под охраной).

Вместе с тем, у этой на самом деле красивой страны туристический потенциал достаточно высок: есть море, горы, кое-какие руины, племена, дикая природа – практически весь спектр для начального рывка. Амбиций у нигерийского Департамента туризма еще больше, там уже сейчас уверены: чтобы вырваться в мировые лидеры по туризму, им не хватает какой-то малости. Три года назад Департамент туризма решил, что не пройдет и года, как Нигерия станет маршрутом номер один для украинцев, оставив позади набившие оскомину ОАЭ, Турцию и Египет. Прошло более трех лет, но пока ни об одном туристе из Украины (по крайней мере, живом), побывавшем с тех пор в этой чудесной стране, не слышно. Хотя на самом деле всего-то и оставалось, что избавиться от запредельной нищеты и коррупции, прекратить межконфессиональные столкновения и разобраться с партизанами, ну и, пожалуй, как-то обуздать преступность, которая чудовищна даже по африканским меркам. И тогда уже перейти к упрощению получения виз и убедить новые авиалинии прилетать в их туристический рай. Но даже если каким-то чудом все эти условия вдруг будут выполнены, то еще лет пять-десять сохранившийся имидж опасной страны будет наступать на горло новой песне.

Проазиадили?

Казахстанское Министерство туризма и спорта чем-то напоминает нигерийских коллег. Хотя бы силой уверенности в том, что Казахстан вот-вот станет одним из важнейших туристических направлений в мире. Но чтобы доказать, что все это не пустые слова (равно как и обосновать многомиллиардные прожекты по развитию казахстанского туристического кластера), Министерство на своем сайте приводит данные Агентства по статистике. Цифры впечатляют.

С сожалением статисты констатируют, что 2009 год оказался самым неурожайным на въездной туризм и привлек страну всего чуть больше 4 миллионов 300 тысяч именно туристов (или 29,3 процента от общего числа посетителей). И с этих позиций 1,5 миллиарда долларов, направленных на продвижение туристических возможностей республики, - вполне ощутимая цифра, за которую стоит побороться Министерству. В то же время туристические ассоциации заявляют, что за тот же период Казахстан почтили своим присутствием еще меньше туристов – не более 800 тысяч.

Для примера, в прошлом году в Индии побывало 5,5 миллиона туристов; если верить цифрам Министерства туризма и спорта. Гоа, Джайпур, Мумбай и Тадж Махал привлекли немногим больше туристов, чем горнолыжный курорт Чимбулак, шокирующий ценами европейцев, не обустроенное побережье Каспия и новостройки Астаны.

Казахстанцы уже в принципе могли бы забросить все остальные ненужные дела, полностью отдавшись туристическому бизнесу. Четыре с половиной миллиона – это уровень Аргентины и Вьетнама, если учесть, что в Казахстане живет всего-то 16 миллионов. Данные туристических ассоциаций куда скромнее, но тоже отдалены от реалий. Миллион иностранных туристов – это нормально для не самых раскрученных, но бурно развивающихся в туристической сферах Камбоджи и Эквадора (имеющих все необходимые составляющие: море – архитектурные памятники – низкие цены). Но вот откуда взяться миллиону туристов в Казахстане?

Возможно, все гораздо проще: гастарбайтеры (которых в Казахстане около миллиона) на границе в графе «цель поездки» пишут «туризм». И то же самое делают «челночники», перекупающие китайский товар на алма-атинских рынках, и все это бесстрастно учитывается статагентством.

Год назад, когда речь заходила про Азиаду, прежнее руководство уверенно заявляло, что Азиада привлечет в Казахстан не менее двадцати тысяч гостей - притом что на летние Азиатские игры в Гуанчжоу приехало почти 10 миллионов туристов. После того как предыдущего директора руководства Азиады сняли за профнепригодность, новые хозяева игр уже более осторожно говорили, что ожидается не менее десяти тысяч зарубежных туристов. Итог – три с половиной.

Заявленные цифры слабо логически вяжутся с данными Министерства туризма. Если без каких-либо примечательных событий за год Казахстан мечтают увидеть четыре с половиной миллиона иностранцев, то три с половиной тысячи на такое масштабное мероприятие больше напоминают саботаж. При этом только «белая» касса стоимости Азиады превысила миллиард долларов - этой суммы, как рассчитали, хватило бы на выплату минимальной месячной зарплаты 8088652 казахстанцам. Напомним, что когда-то, при подготовке Азиады, заявлялось, что туризм значительно покроет затратную часть.

Край, не совсем напоминающий рай

Несмотря на свою патриотическую риторику, казахстанские чиновники предпочитают «отрываться», насколько позволяет им фантазия и бюджет, в Эмиратах, Турции, Испании, Швейцарии и во всех иных местах. Но почему не у нас или не в экзотической Нигерии или Туркменистане, тоже заявившем о своих претензиях на статус туристической державы?

Думается, все очень просто. Массовый туризм базируется на нескольких составляющих. Летний требует наличия морских пляжей, архитектурно-исторических памятников и приемлемых цен при высоком уровне сервиса и безопасности. Зимний - хороших горнолыжных курортов, разумных цен, сервиса и безопасности. А еще должно быть удобное авиасообщение, отсутствие визовых проблем (или их минимализация на границе). С этих позиций вряд ли пляжи на Каспии, пара-тройка мавзолеев, удаленных друг от друга на огромные расстояния, и несколько горнолыжных курортов по цене Куршевеля выведут Казахстан в мировые лидеры.

Существуют и другие разновидности туризма. Но Казахстан и тут остается «за бортом».

В области исторического туризма Казахстан проигрывает не только общепризнанным мировым центрам Европы и Азии, но и своему соседу Узбекистану.

В битве за альпинистов-экстремальщиков позиции сданы неспокойному Кыргызстану, где революционная «романтика» вполне ощутимо компенсируется ценами и относительной нетронутостью природы.

Лыжные курорты под Алма-Атой на самом деле хороши, да вот только сами алма-атинские любители лыж предпочитают зимой ездить на дешевый киргизский курорт Караколь, а то и в узбекский Чимган. Дальность поездки оправдывается экономией средств.

Любители этно-туризма и дикой природы с бОльшим удовольствием поедут в Монголию, которая, ничего не предпринимая, смогла «раскрутиться» только за счет естественной жизни монголов. В то же время можно усомниться, что этно-аулы с европейскими ценами могут составить ей достойную конкуренцию.

Есть еще религиозный и паломнический туризм. В каких-то странах именно эти направления приносят золотые горы. Но мавзолей Яссави так и не стал центром притяжения в тюркоязычном мире. Что же касается второго, то никаких культовых персонажей, помимо Бората, Казахстан не представил.

Секс- и алкотуризма тоже нет, и хорошо.

Да, есть Байконур. Но цены такие, что лучше немного подкопить и стать полноценным космическим туристом. Можно развивать темы сталинских лагерей, семипалатинского полигона и зоны аральской эко-катастрофы, но на всем этом у нас не принято акцентировать внимания.

Остается охота и рыбалка. Раз уж природа и все живое в Казахстане все равно истребляется, то уж на этом можно делать деньги, пока ресурсы не исчерпаны. И в этой сфере еще что-то, на самом деле, происходит.


Красота казахстанской природы - еще осталось, на что посмотреть…

Зарубежные туристы в Казахстане - это, в первую очередь, работающие здесь иностранцы, а во-вторых, члены зарубежных правительственных и бизнес-делегаций. В основном в Казахстане развивается «гостевой туризм» - родственные связи с Россией сохранены у многих, а усиленная эмиграция казахстанских немцев (а вместе с ними евреев, греков, поляков и русских), помимо последующего посещения родственников, породила туризм ностальгирующий. Пожалуй, как раз «бывшие наши» и вносят свою лепту в туристическую статистику, хотя красочные буклеты и дорогостоящие ролики по Евроньюс вряд ли рассчитаны на этих клиентов.

Тем удивительней непонятное упорство развивать именно въездной, а не внутренний туризм. К тому же и казахстанцы, и те, кто здесь работает, уже знают, чего можно ожидать в плане сервиса, цен, равно как в плане коррупции и безопасности.

Ну а то, что страна не является туристической, – в этом нет ничего обидного. Ну что ж теперь поделать, если нет здесь нормального моря, замков и гор на расстоянии однодневной экскурсии? В Катаре или Бахрейне тоже нет ничего особого, и ничего – местные жители особо не страдают и живут себе счастливо в своем нефтяном раю. Более амбициозные, такие, как Эмираты или Сингапур, пошли другим путем: не имея ничего, они создали все с нуля. Но для этого необходимо приложить усилия… По всей видимости, въездной туризм стал в Казахстане еще одной нереализованной национальной идеей.

От любви до ненависти…

За полгода пребывания в Нигерии мой знакомый возненавидел ее всем сердцем, а возвращение домой в Алма-Ату стало наградой куда большей, чем все полученные денежные бонусы. С другой стороны, попроси его в Нигерии поделиться впечатлениями о стране с местной государственной прессой, он бы ответил, что в жизни ничего лучше не видел. Если не из вежливости, то хотя бы из чувства самосохранения.

Отсутствие добровольных туристов в какой-то степени компенсируется работающими у нас иностранцами. И здесь наступает еще один момент истины. Среди них хватает тех, кто по прошествии нескольких лет влюбляется в Казахстан, но есть и другие. Иностранцы отмечают дружелюбие местных жителей, но при этом сталкиваются с коррупцией чиновников и полиции, наглостью таксистов, распоясавшимся криминалом, завышенными для иностранцев ценами…

Вполне может статься, что только моих зарубежных знакомых, оказывающихся у нас, преследует злой рок. Но более вероятно - истина посередине. Приезжие (которые не являются гостями официальной Астаны) так или иначе их стакиваются не с самыми лучшими проявлениями казахстанского гостеприимства, но большинство предпочитает об этом забыть или не заострять внимания – все же Казахстан для Европы и США всего лишь одна из 120-ти стран третьего мира с тревожным окончанием «стан».

Понятно, что на страницах наших газет вы вряд ли найдете негативные оценки, данные гостями Казахстану. Во-первых, не напечатают, а во-вторых, визитеры на всякий случай приберегут свои воспоминания для более безопасных, с их точки зрения, условий, чтобы уже поделиться со своими СМИ или выложить эмоции в личных блогах.

Ниже - о том, с чем приходится сталкиваться моим знакомым и, возможно, не только им.

Виза. Даже для жителей ряда европейских стран получение казахстанской визы – все еще проблема. Рекордной суммой стали 300 долларов, которые отдал эстонский товарищ таллиннской турфирме. Поскольку самому курсировать между Таллинном и Вильнюсом (где есть посольство Казахстана) в конечном итоге обойдется дороже.

Регистрация. Некий атавизм, не стоит об этом даже говорить. Но среди иностранцев вызывает крайнюю степень удивления.

Аэропорт. Уже не единожды мне жаловались, как «разводят» иностранцев сразу по прилету, когда водитель якобы официального такси в конечном пункте требует с пассажира 150-200 долларов. Вроде как тот превратно понял, и сумма, которую обговаривали сначала, была стоимостью за километр. И ведь разобраться с ними властям не стоит ничего, но значит, кому-то выгодно, чтобы с самого начала у иностранцев складывалось впечатление: Казахстан – страна мошенников.

Безопасность. Поскольку официальных такси в городе практически не встретишь, то приходится пользоваться частниками. И здесь - на кого нарвешься. После некоторых поездок девушки-европейки отказываются ездить самостоятельно или идут изучать приемы самообороны. Одна бельгийка решила самостоятельно съездить в южно-казахстанский заповедник Аксу-Жабаглы. До него она так и не доехала – на конечной станции за ней погналась толпа молодежи. Возможно, что и с добрыми намерениями. Но она предпочла снова сесть в поезд и вернуться в Алма-Ату.

И в связи с этим весьма показательны кадры известного документального фильма «Длинный путь» о двух британских звездах, путешествующих по миру на своих байках, когда речь зашла о южном Казахстане. Вечером возле уставших путешественников останавливается авто, открывается окно и кто-то наводит ствол на англичан. Благо, не стал стрелять – просто пошутил так.

Полиция. Места скопления людей у нас традиционно являются пристанищем карманников, а вот иностранцы у нас поначалу слишком беспечны. У знакомой немки в районе зеленого базара украли дорогостоящий фотоаппарат. Еще большим откровением для нее стало то, что пришлось убить почти полдня и использовать весь запас русского, чтобы полиция хотя бы согласилась принять у нее заявление.

Вообще, европейцы, живущие в Алматы, имеют определенную индульгенцию от полицейских: «белых» просто так стараются не трогать, достаточно своих сограждан и приезжих из менее благополучных стран. Однако бывает всякое. Знакомый австриец, хорошо говорящий по-русски, едва не оказался в отделении. А все потому, что вышел со своими немецкими друзьями из ночного клуба, а тут патруль, потребовавший документы. У австрийца (как, впрочем, и у остальных, их не оказалось – в Европе вообще не принято с ними ходить). Тогда с австрийца, как с говорящего по-русски, сначала попытались выбить откупные, а когда не вышло - стали запихивать в «бобик» (полицейскую машину). Хорошо, что вмешались другие, по-русски не говорящие, и звуки незнакомой речи все же вразумили наших стражей порядка.

Полиция дорожная. «Наверное, когда у нас хорошие менты умирают, то попадают к вам», - выдвинул теорию эстонский товарищ после одного дня вождения авто, взятого напрокат. Две «беседы» с гаишниками обошлись ему примерно в 50 евро. «Наши все худые. Зарплаты маленькие, поэтому после работы они идут подрабатывать, кто маляром, кто грузчиком, а ваши…» - уважительно закончил эстонец, проводив взглядом очередного дорожного стража, чей живот на два локтя вперед опережал кокарду.

Бывало всякое, иногда случались и вещи похуже. И в моменты расставания я тоже слышал разное: от «я обязательно вернусь» до «как ты еще живешь в этой стране»…

Но все это в большей степени касается граждан так называемого «золотого миллиарда». Трудно представить, с какими унижениями сталкиваются здесь турки, китайцы, иранцы, индусы, то есть жители менее благополучных стран, где, тем не менее, любой казахстанец чувствует себя желанным гостем.

Находясь в транзитном зале аэропорта Шарджи, меня привлек разговор. Говорили по-русски о наших полицейских и чиновниках, говорили, скажем так, откровенно, вставляя нецензурную лексику, но дело в том, что я никак не мог вычислить говорящих. Как выяснилось позже, один - бангладешец, другой – иранец. Благо, оба обучались в Алма-Ате и освоили русский, так что могли вполне свободно на общем языке обсуждать наши проблемы. Познакомившись с ними, я узнал, что оба женились на алматинках и были бы рады остаться, тем более что полученные профессии позволяли занять нормальную нишу, но полицейские и миграционщики отбили у них все желание. Подсчитав, во сколько им в конечном итоге обошлись поборы (плюс унижения и дискриминация со стороны полицейских, видимо, считающих себя венцом творения), они поняли, что гораздо проще вернуться с семьями к себе домой. И сейчас ни тот, ни другой не жалеют, разве что жены скучают по родным…

Свои не пройдут?

И все же одинаково глупо как позиционировать Казахстан туристической державой, так и вообще отказываться от развития туризма. Есть наглядный пример – США. Туристических аттракционов и достопримечательностей десятки тысяч, на любые вкусы и возможности. Но когда вводится в действие очередная «заманиловка», там меньше всего думают об иностранных гостях. Все, что там возводится, – в первую очередь для себя, любимых. И делается это, надо сказать, с любовью и на совесть (для себя же!). Потому внутренний туризм в США приносит колоссальные доходы, к тому же бизнесмены там уважают и себя, и клиентов, и все рассчитано на поток туристов, а значит, с минимальной наценкой – чтобы хватило и на налоги, и на достойную, как у большинства, жизнь.

Казахстану тоже нужно ориентироваться на внутренний туристический потенциал: казахстанцы и рады бы куда выехать, но обстоятельства таковы, что даже счастливые обладатели работы довольствуются отдыхом на даче или выездом к близлежащему водоему.

А с мыслью стать туристическим раем официальной Астане все же следовало бы постепенно расстаться. Взамен можно придумать другую привлекательную идею: например, сделаться Всемирным научным центром или Центром мировых искусств (раз уж инициатива всемирного миротворческого центра уже перехвачена туркменами). Почему бы и нет?

Развитие туристической отрасли в ближайшие годы может дать Алматы оборот в $1,5 миллиарда в год. Об этом сообщил аким Алматы Ахметжан Есимов. Проект развития туристической отрасли был представлен им президенту Казахстана, который его одобрил. Как считает А.Есимов, если будет развита инфраструктура, у международных туристов появится интерес к высокогорным горнолыжным курортам. «В радиусе трех часов полета от Алматы, оказывается, проживает 600 миллионов человек, и такого уникального места как Шымбулак, больше нигде нет», — отметил он. Как напомнил аким, «в развитых странах 6 процентов ВВП дает туризм, у нас, конечно, пока еще говорить не о чем».

А пока нужно поглядеть, сколько долларов принесет казне Азиада. Надо же после саммита ОБСЕ как-то восстановиться. Иначе снова придется идти проторенным путем: увольнять чиновников и повышать тарифы.

Андрей Гришин

Международное информационное агентство «Фергана»






  • РЕКЛАМА