13 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Азиз Арианфар: «Единственный выход из тупика - вернуть Афганистану нейтралитет»

20.06.2011 17:06 msk, Екатерина Иващенко

Афганистан Интервью

«Фергана» продолжает публиковать интервью участников международной конференции «Сценарии для Афганистана и трансформация региональной безопасности», которая прошла в Казахстане 9 и 10 июня 2011 года. Корреспондент «Ферганы» Екатерина Иващенко задала экспертам, участвовавшим в конференции, несколько вопросов, которые касаются межэтнических отношений в Афганистане, возможного нейтралитета страны и российско-афганских отношений. Первым на вопросы «Ферганы» отвечал Ахмад Вали Масуд. Сегодня о своем видении афганских проблем рассказывает Азиз Арианфар, глава Центра изучения Афганистана (Германия).

- Насколько остро стоит вопрос межэтнических отношений в Афганистане?

Азиз Арианфар: Очень остро. Это связано с двумя факторами. Во-первых, с внешним вмешательством. В Афганистане проживает около 26 крупных национальностей, самые многочисленные - пуштуны, таджики, хазарейцы и узбеки. Сейчас в Афганистане происходит конфликт интересов крупных держав, которые разыгрывают именно эти карты: религиозные, языковые и этнические. Афганистан - очень бедная страна, где люди готовы за небольшие деньги воевать хоть на чьей стороне.

Азиз Арианфар - глава Центра изучения Афганистана (Германия). Бывший директор Центра стратегических исследований министерства иностранных дел Афганистана, бывший посол Афганистана в Казахстане.
Во-вторых, межэтнические отношения обострены из-за внутриафганской ситуации. Раньше, традиционно, у власти были пуштуны. До середины XVIII века в Афганистане не стоял вопрос межэтнических отношений, потому что многие национальности смешивались, короли, чтобы удерживать разные племена в повиновении, брали в жены представительниц различных национальностей, это были политические свадьбы. Поскольку пуштуны из клана дурани были у власти, и соперничество шло в этом клане, они специально для сохранения власти опирались на не пуштунов. Например, армия состояла из персов. Ситуация осложнилась после того, как началась «Большая игра» и в Афганистан пришли англичане, началась игра на основе национальностей.

Поэтому можно с уверенностью сказать, что национальная проблема возникла в середине XIX века. Но здесь есть два замечания. Во-первых, неправильно, когда говорят, что пуштуны составляют большинство населения Афганистана. Раньше они составляли 40 процентов населения и считались самой большой группой. Но за последние 30 лет картина изменилась, потому что серьезные безвозвратные потери были именно среди пуштунов. Сейчас, по разным данным, пуштуны составляют не более 31 процента, потому что в их рядах потери происходят ежедневно. Также среди беженцев, которые находятся за границей, очень много пуштунов.

Во-вторых, основные промышленные города, административные центры, культурные организации, торговля, сельское хозяйство находятся на севере страны. Там же сосредоточено около 65 процентов населения, а власть находится у пуштунов, но удержать они ее могут, только опираясь на какую-то сверхдержаву. Поэтому они заинтересованы в том, чтобы Афганистан не был самостоятельной державой. Это что касается пуштунской элиты.

Народ же всегда отличался тем, что был свободолюбивым. В этом и парадокс.

Ситуация осложняется еще и тем, что американцы хотят иметь в Афганистане ультранационалистическое пуштунское правительство. Это их стратегия с первого дня. Есть ультранационалистическая партия «Афган-мелад», да и сам Хамид Карзай тоже ультранационалист, то есть они хотят полностью сосредоточить власть в своих руках. Почему американцы хотят этого? С одной стороны, они не хотят уничтожать талибов, наоборот - хотят их привлечь на свою сторону для создания мощного централизованного правительства пуштунов, так как это может быть использовано как инструмент давления на Пакистан и на Иран и сохранить центральную власть. Но проблема и парадокс заключаются в том, что пакистанцы против этого, потому что 10 процентов населения этой страны – это пуштуны. И если пуштунский национализм будет развиваться в Афганистане, это негативно повлияет на Пакистан, потому что пуштуны имеют территориальные претензии к Пакистану, считая, что три четверти территории Пакистана принадлежит им.

Получается, что если цели пуштунов будут достигнуты, от Пакистана останется одна четверть, практически Пакистан перестанет существовать как государство. Поэтому Пакистан постоянно использует исламский национализм, фундаментализм и экстремизм для борьбы с пуштунским ультранационализмом.

Когда в Афганистане присутствовал СССР, была аналогичная ситуация, то есть пуштуны, которые были у власти, тоже претендовали на территорию так называемого Пуштунистана, то есть на три четверти Пакистана. Тогда Пакистан защищал свои интересы и был вынужден поддерживать моджахедов.

А сейчас американцы используют пуштунский национализм против Пакистана, а Пакистан всеми средствами противодействует этому. В связи с этим никогда не будет перемирия с талибами. Казахстан сказал, что готов стать организатором конференции по переговорам с талибами и так далее, но я убежден, что талибы ни за что не пойдут на перемирие, потому что пакистанцы этого не допустят.

Сейчас правительство Афганистана полностью контролируется ультранационалистами-пуштунами. Они не хотят ни с кем делить власть, поэтому они недовольны. Армию они почистили и, в основном, привлекают туда людей из пуштунских племен, основные источники доходов также находятся в руках пуштунов. Где деньги – там и пуштуны. Это не устраивает северян.

Это проблема существует и на международном уровне: раз американцы поддерживают пуштунов, то естественно, что Россия и Китай будут против пуштунского национализма, хотя СССР в свое время поддерживал пуштунский национализм.

Что касается регионального уровня, то иранцы против того, чтобы пуштуны управляли страной. Пакистанцы против, недовольны и страны центральноазиатского региона: они хотят чтобы правили их «родственники», скажем, туркмены, узбеки и так далее.

Для выхода из сложившейся ситуации нам нужно созывать Лойя Джиргу и менять структуру власти и Конституцию, которая также направлена в пользу пуштунов. Сейчас это почти копия американской системы, которая не приживется в Афганистане.

На конференции «Сценарии для Афганистана и трансформация региональной безопасности» Азиз Арианфар среди возможных сценариев развития ситуации в Афганистане озвучил следующий: «Отказ американцев от монопольного подхода в борьбе с терроризмом и начало конструктивного диалога с ШОС с целью совместного выхода из тупиковой ситуации. При этом варианте необходимо под эгидой ООН организовать международную конференцию, объявить Афганистан нейтральной страной, прекратить присутствие сил НАТО и поменять их статус под ISAF. Под эгидой ООН создавать условия для подписания соглашения между Афганистаном и Пакистаном по трем пунктам: не вмешиваться во внутренние дела друг друга, не совершать агрессию против друг друга и не предъявлять территориальные претензии друг к другу. Что касается внутриафганского урегулирования, то здесь необходимо опять же под эгидой ООН при участии НАТО и ШОС организовать Лойя Джиргу, изменить Конституции Афганистана, нынешнюю структуру режима и выбрать нового руководителя для страны. При этом варианте необходимо создать антитеррористическую коалицию по борьбе с Аль-Каидой, талибами и другими экстремистами с участием международных и региональных сил. Отказаться от всех видов политических игр с талибами и другими террористами и создать условия для мобилизации всего потенциала страны в этой борьбе до полной победы над непримиримым экстремизмом. А в случае отказа Пакистана совместными усилиями заставить эту страну придерживаться ранее достигнутых соглашений».
- Менять на что? Какая форма правления более других подходит вашей стране?

- В Афганистане необходима такая форма правления, которая была при Наджибулле (Мохаммад Наджибулла, президент Афганистана с 1987 по 1992 годы, - ред.). Тогда президент был пуштуном, и у него было четыре заместителя: пуштун, таджик, узбек и, скажем, туркмен. Одновременно премьер-министр был таджиком, а у него тоже были четыре заместителя разных национальностей. Должности губернатора и глав других местных органов власти были выборными.

Далее - необходимо поменять гимн. Несмотря на то, что почти 80 процентов населения Афганистана знает персидский язык, национальный гимн написан на языке пуштунов. Это никого не устраивает, что за бред, никто не понимает, о чем идет речь, тем более, что основная масса населения безграмотная. Это же национальный гимн!

Другого выхода я не вижу, иначе кризис будет продолжаться до бесконечности.

- Какое ваше отношение к нейтралитету Афганистана?

- Это, пожалуй, единственный выход из тупиковой ситуации. Афганистан как государство образовался именно на основе нейтралитета. В то время царская Россия и англичане, чтобы не столкнуться, создали буферную зону и сказали, что эта буферная зона должна быть нейтральна. Когда этот нейтралитет был нарушен одной из сторон, Афганистан вошел в тупиковый кризис, который будет продолжаться до тех пор, пока нейтральный статус Афганистана не будет восстановлен.

Сейчас Афганистан стал полем боя: индусы решают свои проблемы с Пакистаном в Афганистане. Саудовская Аравия и Иран соперничают в исламском мире, сейчас к этому процессу также подключилась Турция - и они тоже решают свои проблемы в Афганистане. Есть разногласия между НАТО и Шанхаем, одни хотят остаться, другие хотят их выгнать. Есть и проблемы внутри самого НАТО, европейцы хотят уйти, а американцы остаться, англичане хотят иметь большую долю от прибыли наркотиков, а американцы не хотят им это уступать.

- Но если Афганистан - столь важное поле боя, то как его можно сделать нейтральным?

- В Афганистане много противоречий, поэтому единственный правильный выход – принятие страной нейтралитета. Какой механизм? Под эгидой ООН созвать международную конференцию с участием всех сторон и договориться. Каждый из них должен подписаться под этим. Мы это уже делали. Когда советские войска выходили из Афганистана, были женевские переговоры, тогда Рейган договорился с Горбачевым, что Афганистан должен стать нейтральной страной. Как только СССР распался, свое слово они взяли обратно. Был достигнут консенсус, но американцы разрушили его. Я думаю, что для выхода из ситуации страны региона рано или поздно заставят американцев уйти. Не может же бесконечно продолжаться война?!

Здесь нужен системный, всесторонний подход: глобальный, региональный и внутриафганский. Чтобы был достигнут баланс всех интересов. Сейчас этого нет, американцы присутствуют, а это не устраивает Китай и Россию и так далее. Потом внутри самого Афганистана надо созывать Ассамблею племен и. опять же под эгидой ООН, менять Конституцию и структуру власти, создав такое правительство, в котором будут представлены все национальности. Иначе заварится такая каша, в которой, как говорят русские, без бутылки не разберешься.

- Как вы оцениваете российско-афганские отношения?

- Это давние традиционные отношения. Но даже с самым любимым человеком ты не можешь постоянно жить в дружбе. Обязательно будут какие-то конфликты, споры. Так же и в российско-афганских отношениях были периоды, когда эти отношения были очень тесными. Раньше в Афганистане очень любили русских, потому что было построено много объектов при помощи Советского Союза, многие студенты учились в СССР. Эта дружба была вполне естественной.

Что касается нынешних отношений, то они уже не такие теплые. Во-первых, здесь сыграла роль агрессия СССР против Афганистана. Шла война, люди убивали друг друга, причем очень жестоко. Естественно, что те афганцы, которые потеряли своих родственников, негативно относятся к России. Их можно понять. Что касается интеллигенции, то они признают, что дружба с Россией нужна. Никто не выбирает родителей, как и соседей. Это простая география, мы соседи, живем в одном регионе, конечно, мы должны жить в мире и дружбе, иначе быть не может.

Естественно, что факт присутствия американский войск в Афганистане не устраивает Россию. Но несмотря на это, афганский народ искренне хочет быть с Россией в дружных отношениях и прекрасно понимает, что если мы полностью перейдем на сторону Запада, нам будет плохо. Поэтому когда будет найден баланс интересов, Афганистан станет нейтральной страной, тогда мы будем дружить с тем, кто нам выгоден, а дружба с Россией нам действительно выгодна. Во-первых, построено очень много объектов, много военных специалистов обучалось в России, дороги, электростанции - все от России. Одно дело все уничтожить и построить заново, это просто невозможно, другое дело - отремонтировать, здесь опять-таки требуется российская помощь. Я с оптимизмом смотрю в будущее: рано или поздно, через пять-десять лет мы достигнем согласия, это неизбежно. Я уверен, что оснований говорить о разрыве нет. Отношения будут, и дружить с Россией мы будем.

Беседовала Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»






  • РЕКЛАМА