20 Сентябрь 2017

Новости Центральной Азии

«Стратегические процессы» Кыргызстана стоят на месте

22.08.2011 18:59 msk, Екатерина Иващенко

Политика Кыргызстан

Апрельская революция и трагические июньские события, произошедшие в Кыргызстане в 2010 году, повлекли за собой большое количество судебных процессов. Три из них приковали внимание всего мирового сообщества. Это - суд по апрельским событиям, одним из обвиняемых на котором проходит экс-президент страны Курманбек Бакиев, дело известного правозащитника Азимжана Аскарова, уже приговоренного к пожизненному заключению за участие в июньских беспорядках, а также заочный суд над лидером узбекской диаспоры Кадыржаном Батыровым, считающегося чуть ли не главным виновником июньской трагедии.

Что объединяет все эти процессы? То, что они затягиваются, и, кажется, уже никогда не закончатся. Причина этого, по мнению экспертов, - тупик власти, невозможность принятия однозначного решения: осудить или, наоборот, оправдать обвиняемых.

Три суда – три проблемы для государства, народ которого хочет знать правду о произошедших событиях и жаждем справедливого наказания виновников. «Фергана» обратилась к киргизским политикам, юристам и правозащитникам с просьбой высказать свое мнение по поводу данных уголовных дел и ответить на вопрос, о том, какая у них перспектива.

КРАТКАЯ ИСТОРИЯ КАЖДОГО ДЕЛА

1. Суд по событиям 7 апреля 2010 года

Данный суд начался 17 ноября 2010 года в столице Кыргызстана в городе Бишкек в здании Дворца спорта. Материалы уголовного дела насчитывают почти 60 томов. В качестве обвиняемых по делу проходят 28 человек, 6 из которых — экс-президент Курманбек Бакиев, его сын Максим Бакиев, бывшие начальник Службы государственной охраны Жаныш Бакиев, экс-премьер-министр Данияр Усенов, глава спецслужб Мурат Суталинов и командир спецназа Службы государственной охраны (СГО) «Арстан» Эсенбай уулу Байыш - находятся в международном розыске. Также в розыске находится сбежавшая еще в начале процесса глава Секретариата бывшего президента Киргизии Оксана Малеванная. В их отношении Военный суд рассматривает дело заочно. Остальные подсудимые — сотрудники спецподразделений «Альфа» Государственной Службы национальной безопасности (ГСНБ), «Арстан» СГО. Всем подсудимым вменяется превышение должностных полномочий с применением насилия и соучастие в умышленном убийстве двух и более человек.

В судебном процессе принимает участие рекордное в Кыргызстане количество участников - 22 адвоката, 12 прокуроров государственного обвинения, 78 представителей погибших, более 300 потерпевших, их родственники и родственники потерпевших, а также представители гражданского общества и журналисты.

За 9 месяцев, что длится процесс, на суде один раз сменился председательствующий и шесть раз – переводчики. Процесс, даже несмотря на большое количество охраны, отличается своей небезопасностью для присутствующих. Так, в зале суда неоднократно проходили потасовки, подсудимых и их адвокатов забрасывали бутылками и другими предметами.

Крайне агрессивно ведут себя потерпевшие, которые, выражая свое несогласие с тем или иным решением судьи, позволяют себе вскакивать с мест, оскорблять подсудимых и провоцировать драки. Также были случаи, когда вместо судебного процесса потерпевшие вместе со своими адвокатами выходили на различные митинги - в знак протеста против решений судьи.

Дело Кадыржана Батырова

29 апреля текущего года в Джалал-Абадском городском суде начался суд над лидером узбекской диаспоры Кадыржаном Батыровым. Отметим, что уголовное дело против Кадыржана Батырова возобновлялось несколько раз. В первый раз оно было заведено прокурором Джалал-Абадской области 19 мая 2010 года. В ходе следствия 13 августа 2010 года было вынесено постановление об избрании Батырову меры пресечения в виде заключения под стражу. Однако 9 октября 2010 года дело было приостановлено в связи с «неустановлением местонахождения Батырова». 29 января 2011 года данное решение прокуратуры области было отменено, а следствие возобновлено. Уголовное дело было принято к производству следственной группой прокуратуры Джалал-Абадской области, которая довела расследование до передачи дела в суд.

Вместе с Батыровым по делу проходят еще пятеро представителей узбекской общины - Ином Абдурасулов, Абдрахман Абдуллаев, Махаматрасул Абакжанов, Халилжан Худайбердиев и Жавлон Мирзаходжаев. Всем шестерым предъявляются обвинения по следующим статьям уголовного кодекса Киргизии: ст.233 ч.1,2,3 «Организация и участие в массовых беспорядках»; ст.295 прим.1 «Сепаратистская деятельность, то есть деятельность, направленная на нарушение территориальной целостности государства, в том числе на отделение от него части территории или дезинтеграция государства, совершенные насильственным путем»; ст.299 ч.2 п.1,3 «Возбуждение национальной, расовой религиозной или межрегиональной вражды»; ст.30–97 ч.2 п.1,5,9 (соучастие в убийстве).

Кроме того, Ином Абдурасулов, Халилжан Худайбердиев и Жавлон Мирзаходжаев обвиняются по ст.221 ч.2 «Использование служащим коммерческой или иной организации своих служебных полномочий вопреки интересам этой организации в целях извлечения выгоды для себя». Всем, за исключением К.Батырова, предъявляется также ст.229, ч.1,2 «Незаконное создание вооруженного формирования».

В ходе расследования данного дела Батыров объявлен в межгосударственный розыск и материалы на него переданы в национальное бюро Интерпола. Заметим, что в настоящее время Кадыржан Батыров находится за рубежом (предположительно, на Украине). Остальные узбекские лидеры-«сепаратисты» также находятся за пределами Кыргызстана.

Уголовное дело Батырова рассматривает судья Джалал-Абадского городского суда Токтосун Жоробеков. Это уже второй судья, который занимается этим делом.

Несмотря на то, что процесс начался еще 29 апреля, ни одного полноценного заседания так и не состоялось. Первые три заседания откладывались из-за неявки адвокатов подсудимых. На четвертое заседание явился назначенный государством адвокат Батырова Шадыбек Сопубеков, однако суд был отложен на неопределенный срок из-за заявленного им отвода судье. Процесс возобновился 4 июля, однако, заседание было сорвано снова, теперь уже из-за неявки потерпевших и свидетелей (по данным пресс-службы Верховного суда по данному делу проходит 300 свидетелей и 60 потерпевших. – прим. ред). В итоге 22 июля, спустя несколько заседаний, на которые опять никто не приходил, судья постановил отложить процесс на неопределенный срок. Решением суда из-за неявки потерпевших и свидетелей, а также адвокатов материалы уголовного дела переданы в Джалал-Абадскую областную прокуратуру для обеспечения явки сторон.

Судебный процесс №3: дело Азимжана Аскарова

Азимжан Аскаров был задержан 16 июня 2010 года по подозрению в организации массовых беспорядков и доставлен в изолятор временного содержания Базар-Коргонского РОВД. 17 июня ему было предъявлено официальное обвинение в организации массовых беспорядков, призывах к свержению власти и возбуждении национальной вражды. Ноокенский районный суд 15 сентября 2010 года приговорил правозащитника к пожизненному заключению. Аскарова обвиняют в покушении на удержание лица в качестве заложника, в незаконном хранении боеприпасов, возбуждении межнациональной вражды и организации массовых беспорядков. Джалал-Абадский областной суд, состоявшийся по апелляции подсудимых, 10 ноября 2010 года оставил приговор первой инстанции в силе.

Кроме Азимжана Аскарова, обвинительный приговор был вынесен еще семерым обвиняемым. К пожизненному заключению приговорены еще четверо подсудимых: Мухаммадзакир Кочкаров, Санжарбек Мулавхунов, Элмурат Расулов и Исроилбек Абдураимов. Минюра Мамадалиева и Шукуржан Мирзалимов приговорены к 20 годам лишения свободы. Дилшатбеку Разибаеву суд дал 9 лет лишения свободы.

Так как подсудимые и их адвокаты были не согласны с решениями судов первой и второй инстанции, они подали надзорную жалобу в Верховный суд, первое заседание которого состоялось 26 января 2011 года. Однако и это заседание, и следующее, назначенное на 27 января, были перенесены из-за ходатайств адвокатов подсудимых, которые заявили, что «по данному делу отсутствовало эффективное расследование, и суд должен изучить документы, чтобы выяснить качество работы прокуратуры и то, как это дело рассматривалось правоохранительными органами юга».

Процесс возобновляется 8 февраля, адвокат Нурбек Токтакунов просит правительство и Государственную службу исполнения наказания (ГСИН) обратить внимание на тот факт, что на юге Кыргызстана действует только один следственный изолятор временного содержания (СИЗО), который находится в Оше. Так как в Джалал-Абаде нет СИЗО, задержанных содержат в ИВС при районных отделениях внутренних дел, которые не предназначены для длительного содержания. Аскаров в течение пяти месяцев содержался в ИВС Базар-Коргонского РОВД Джалал-Абадской области, тем самым было нарушено его право на нормальное содержание в местах лишения свободы. Токтакунов потребовал вынести частное определение правительству и ГСИН по поводу отсутствия в Джалал-Абаде СИЗО. Председательствующая судья Перизат Абакирова постановила отложить рассмотрение дела на неопределенный срок, пока не будет рассмотрено ходатайство Токтакунова. «Во всех СИЗО должны быть проведены расследования, поэтому нам надо будет подождать, пока не будут отправлены запросы в ИВС и получены ответы», - сказала Абакирова.

Мнения экспертов

На первый, формальный, взгляд причины откладывания судов на неопределенный срок вполне весомы. Однако эксперты и политики понимают, что данные процессы слишком политизированы, а власть в силу некоторых причин не может вынести по данным уголовным делам однозначного решения и всячески их затягивает. Чтобы узнать, это за причины, почему данные процессы постоянно откладываются и какую они имеют перспективу, «Фергана» обратилась к политикам, юристам и правозащитникам Киргизии.

Депутат парламента Киргизии Равшан Джеенбеков уверен, что главная причина откладывания судебного процесса по Кадыржану Батырову в том, что «доказать вину Батырова будет очень тяжело, потому что он в то время очень тесно работал с членами Временного правительства». «Я предполагаю, что Батыров имел несколько встреч на высоком уровне. Поэтому если сегодня по его делу будет открытый и прозрачный суд, то все факты встреч, переговоров (не исключено, что во время них даже имели место политические обещания), будут раскрыты. Наверное, кому-то невыгодно, чтобы суд проходил открыто и прозрачно, и чтобы люди узнали обо всех этих секретных вещах. Тогда проблемы возникнут и для членов ВП, поэтому они боятся».

Политик уверен, что перспективы все трех судебных процессов зависят от президентских выборов. «Я думаю, что пока не будет следующего президента, который станет объективно рассматривать все эти проблемы – от апреля и до сегодняшнего дня – судебные процессы или какие-то другие вещи останутся в тайне. Что будет, если следующий президент сам будет из членов ВП? То тогда тупик, вся информация так и будет оставаться закрытой», - сказал Джеенбеков.

Высказывая свою позицию относительно дела Батырова, председатель партнерской группы «Прецедент», адвокат Нурбек Токтакунов отмечает, что обеспечивать явку свидетелей можно и в процессе судебного рассмотрения дела, для этого необязательно возвращать дело в прокуратуру. «При рассмотрении дела важны непосредственные показания свидетелей. По стандартному, справедливому судопроизводству, если свидетели не являются, значит, их нет, а, следовательно, нет и доказательств. В соответствии с презумпцией невиновности судья, по сути дела, должен был оправдать Батырова, а не возвращать дело в прокуратуру для обеспечения явки свидетелей».

«По сути, каждый судья должен исполнять роль арбитра, должен взвесить доводы обвинения и доводы защиты. У нас же все по-другому. Что наши судьи непорядочные и коррумпированные – это одна проблема. А то, что они не понимают сути своей работы, что они – арбитры, вот что гораздо хуже. Наши судьи - инквизиторы (а в международном праве существует и такая терминология, как «инквизиционное правосудие), для них так называемая истина - то, что считают истиной только они».

Затрагивая тему дела Азимжана Аскарова, Токтакунов однозначно ответил, что судьи и власть бояться рассматривать это дело: «У них не хватает духу вынести оправдательный приговор. В то же время они боятся оставить в силе пожизненный приговор, потому что к этому процессу приковано внимание всего мирового сообщества».

«Со своей стороны я сознательно не поднимаю вопроса о затягивании процесса, потому что считаю, что у Аскарова есть маленький шанс получить справедливый приговор, - говорит юрист. - Возможно, произойдет обновление судебной системы (сейчас в Киргизии проводится судебная реформа. - ред.), и я прилагаю все усилия к тому, чтобы система обновилась по-настоящему. Если в систему придут нормальные порядочные судьи, а не те, кто проходит по политическим договоренностям и за взятки, то я надеюсь, что тогда суд более взвешенно рассмотрит дело Аскарова».

«Таким образом, - подытожил юрист, - завершение этих процессов – это вопрос будущего судебной системы. Сейчас судьи боятся принимать и карательный, и оправдательный приговоры. Они сидят на углях, потому что видят, как быстро меняется политическая картина. К сожалению, они только сейчас начали чувствовать ответственность за свои решения».

Ответил на вопросы «Ферганы» и член Временного правительства Азимбек Бекназаров. Он признал, что существуют политические причины для откладывания слушаний. «Все представители НПО-сектора, поддерживаемые Западом, однобоко поддерживают Кадыржана Батырова и Азимжана Аскарова, устраивают шум на весь мир. Ответная реакция имеет место со стороны потерпевших. Поэтому все эти судебные заседания очень политизированы и процессы не могут нормально проходить: судьи боятся. Вспомните, когда только дело Аскарова решили перенести в Верховный суд, было очень неспокойно, стороны нападали друг на друга. И в Джалал-Абаде ситуация была не менее опасная».

«Вторая причина затягивания этих процессов заключается в проводимой судебной реформе: судьи не уверены, останутся ли они на своих постах или нет. Зачем им заниматься такими политизированными уголовными делами, если их могут снять с должности?».

«Я не думаю, что, начав эти процессы, власть зашла в тупик и не знает, что делать дальше, какое решение вынести. Власть не вмешивается, а судьям не хватает политической воли, потому что, как я говорил выше, они сами висят на волоске. Кроме того, на них идет давление – и со стороны подсудимых, и со стороны потерпевших, и со стороны НПО. Сегодня судья вынесет приговор, а завтра его снимут с должности, так лучше же ему пока приостановить дело. Проблема в том, что эти процессы совпали с судебной реформой, а ответственность за решение по каждому уголовному ляжет на этого судью, которого впоследствии смогут обвинить в том, что он вынес не тот приговор. Я думаю, что процессы будут нормально рассматриваться, как только судебная реформа будет завершена», - считает Бекназаров.

«Да, процессы и по 7 апреля, и по июньским массовым беспорядкам затягиваются, а общество ждет, когда кого-то привлекут к ответственности, - соглашается с «Ферганой» лидер партии «Ак-Шумкар» Темир Сариев, который также входил в состав ВП. - Но окончательный вердикт когда-нибудь должен быть вынесен, что послужит и наказанием за совершенные преступления, и уроком будущим правителям, что нельзя допускать и нарушать ради собственной должности права людей и, тем более, расстреливать их».

«Надо выяснять, по какой причине процессы откладываются. Я думаю, что здесь имеет место элементарная безалаберность и некачественное расследование уголовных дел, а также попустительство судей. Не секрет, что сегодня наша судебная система вызывает самую большую и обоснованную критику», - говорит Сариев.

При этом политик исключает, что в данных процессах власть находится в тупике, потому что не знает, как поступить дальше: «Возможно, в тупике находятся следователи или же судьи. Власть не бывает в тупике, в этих процессах должно быть решение суда и все. А вот если кто-то будет с ним не согласен, сможет его обжаловать, но суд в любом случае должен состояться. Многие думают, что эти суды – это политическая игра. Я не согласен. Возможно, какие-то заинтересованные лица здесь есть, но это не говорит о том, что все структуры власти сговорились и тормозят процессы».

В свою очередь экс-секретарь Совбеза Киргизии Мирослав Ниязов твердо уверен, что «прямая ответственность, в данном случае, за события на юге, лежит на Временном правительстве в полном его составе и попытка избежать этой ответственности очевидна».

«Кадыржана Батырова, действительно, судить надо. Но для того, чтобы были объективные показания, необходимо его личное присутствие на суде. Это нужно и для того, чтобы уяснить роль и значение ВП в южных событиях… Более того, с членов ВП не снимается ответственность за гибель людей у Белого дома 7 апреля. Да, много говорится, что это Бакиевы стреляли, но кто подставил этих людей под пули?!».

Ниязов уверен, что какое бы решение не было принято на суде над Батыровым, оно не будет являться объективным, потому что нет самого Батырова, который должен озвучить все то, о чем он говорил в своих многочисленных интервью. «Если мы, в конце концов, хотим встать на более-менее цивилизованный путь развития, мы должны научиться объективно, беспристрастно рассматривать все провалы, которые имеют место в нашей стране. Сегодня мы живем по понятиям, а надо научиться жить по законам. По понятиям живет преступный мир, а по законам – порядочные граждане. Сегодня все смешалось и невозможно провести раздел между преступностью и властью».

«Беда Кыргызстана, - продолжил Ниязов, - в том и состоит, что люди, которые приходят во власть, хотят почета и боятся ответственности. Эта боязнь ответственности характерна для всех руководителей государства за всею историю независимости нашей страны. По большому счету, надо осудить всех членов ВП, они должны ответить за гибель сотен людей, за сожженные дома… Нельзя строить государство так, как это делаем мы: сегодня мы создали систему круговой безответственности, когда никто ни за что не хочет отвечать».

Все три процесса глава правозащитного центра «Граждане против коррупции» Толекан Исмаилова назвала стратегическими уголовными делами. По мнению правозащитницы, ни дело Батырова, ни тем более дело Аскарова не соответствовало принципам справедливого судебного разбирательства.

«Эти дела я считаю политическим сговором. Так, Аскаров изначально был лишен доступа к справедливому правосудию, его дело было сфабриковано. Что касается дела Батырова, то что это за суд без свидетелей и обвиняемых?! Дело выглядит натянутым. И многие факты по его делу уже были опровергнуты как международными, так и национальными экспертами. Здесь должен иметь место многосторонний подход, тем более, потому что Батыров представляет национальное меньшинство. Мы считаем, что для того, чтобы определить, кто был виноват в июньских событиях, показания должны дать все стороны, задействованные в той трагедии».

«Это очень большой минус для Кыргызстана – затягивание этих процессов, и мы требуем только одного – доступа к справедливому разбирательству. Весь мир наблюдает за этими процессами – что будет дальше? Наличие в стране политических узников – негативный фактор для внешнего имиджа Кыргызстана. Понятно, что в стране имел место переходный период, но я считаю, что сейчас киргизская политика созрела для того, чтобы открыто заговорить о стратегических уголовных делах и завершить их на принципах справедливости, законности и соблюдения прав человека, что обеспечит нам доверие со стороны мирового сообщества», - уверена Толекан Исмаилова.

Вместо заключения

Отметим, что многие известные киргизские политики отказались отвечать на вопросы «Ферганы», сославшись на то, что они якобы не отслеживают данные процессы. Кажется, они лукавят, выдавая себя и те причины, по которым они не хотят затрагивать эту очень щепетильную тему. Если же они говорят правду, то хотелось бы выразить сожаление в том, что непосредственные участники громких событий не следят за судебными процессами, которые должны пролить свет на апрель и июнь 2010 года, и за которыми следит все мировое сообщество.

Екатерина Иващенко. Международное информационное агентство «Фергана»






  • РЕКЛАМА