11 Декабрь 2017

Новости Центральной Азии

Судьба человека: Жертва риелторов доживает свой одинокий век под деревом возле дороги

29.10.2011 20:48 msk, А.Бенуа

Разное Узбекистан

«Вот уже несколько недель под открытым небом, рядом с дорогой возле дерева, живёт пожилая русская женщина. Всё, что у неё осталось, это несколько хозяйственных сумок со старыми вещами, пара старых одеял на земле, служащих ей постелью, да стопка старых книг. Она с тоской и безысходностью смотрит на девятиэтажку, бывшую когда-то её домом. На дворе поздняя ташкентская осень. Днём ещё не так холодно. Ночью был небольшой дождь. Всё вокруг промокло. Скоро зима. Она никуда не может отойти от своих пожитков. Боится, что украдут. Весь день сидит на мокрых одеялах, читает книги и курит. Мимо ходят люди, стыдливо отворачиваясь в сторону».

Такое письмо пришло в редакцию «Ферганы» несколько дней назад. Мы послали к «бабе Вале» своего ташкентского корреспондента, и ниже вы прочитаете, что ему удалось разузнать.

Честно говоря, мы не до конца понимаем – кто именно виноват в ее бедах: она сама, жестокие проходимцы, равнодушные правоохранители или бездушное общество. Мы также почти не надеемся на то, что эта публикация чем-то поможет одинокой пожилой женщине. Однако, если вы хотите поучаствовать в ее судьбе – пишите в редакцию.

* * *

Она живет под деревом возле автомобильной дороги. И не две недели, а уже четыре года.

Сергелийский район Ташкента считается одним из отдаленных спальных районов столицы Узбекистана. Здесь не проходит «президентская» трасса, не возвышаются Дворцы Форумов и не расположены какие-либо музеи и памятники. Поэтому бомжей здесь меньше гоняют милиционеры, а местные жители, кажется, вовсе не смущены убогим видом бездомных, которых, надо отметить, здесь немало.

Бабу Валю знает почти каждый житель первого квартала Сергелей. Прохожие охотно указывают дорогу: пройдите дальше, там она.

Баба Валя
Баба Валя. Октябрь 2011 г. Фото © «Фергана»

Возле двух рядом стоящих девятиэтажек сидели на земле трое неопрятных людей, жевали свежую буханку хлеба. На мой вопрос, где обитает баба Валя, указали на невзрачный комок возле тонкого дерева, похожий, скорее, на груду мусора: «Вон баба Валя! Только не зовите ее громко, она спит. Может отругать вас», - посоветовала мне женщина лет тридцати с пропитым лицом.

В 2007 году 63-летняя Валентина Николаевна Хохлова решила обменять свою двухкомнатную квартиру на однокомнатную, с доплатой. «Вон там была моя квартира - на седьмом этаже, я жила в ней с 1982 года», - рассказывает Валентина Николаевна, указывая на девятиэтажный дом под номером тридцать один. «К нам пришли люди, риелторы, уже не помню, как их звали. Обещали дать мне однокомнатную квартиру и деньги за разницу», - говорит она.

По рассказу бабы Вали, сумму от разницы она получила на руки сразу и отдала ее своему сыну.

«Я хотела ему помочь, его зовут Олег Николаевич Хохлов, 1970 года рождения. Третьего марта он родился, запишите его имя, ведь где он - я не знаю… Собирался в Россию, работать там. Он у меня хороший…» - и заплакала.

Сын, получив деньги, уехал. Обещанную однокомнатную квартиру Валентине Николаевне по неясным причинам не дали. Так пожилая женщина оказалась на улице, которая встретила ее со своими суровыми правилами.

Баба Валя

А в квартиру въехали другие люди. «Меня близко туда не подпускали. Уже была зима, холодно. Я писала заявления в милицию, жаловалась и в махаллю (махаллинский комитет – орган местного самоуправления. – прим. ред.), но - ничего. Ночевала на улице, потеряла ноги (у Валентины Хохловой нет ступней, и она не может ходить). Ничего у меня теперь нет», - говорит она.

Кроме того, у Хохловой украли паспорт, и она больше не получает пенсию: «Прихожу на почту, прошу: ну дайте, ну вы же меня знаете, это - я! Без паспорта не дают». На вопрос, как и на что она живет, Хохлова говорит, что ей помогают добрые люди – приносят иногда еду.

У Валентины Николаевны покрасневшие глаза и невнятная дикция, она с трудом выдавливала из себя слова. Поэтому я спросил, пьет ли она. На что Хохлова ответила, что не пьет вообще: «Я болею (чем - она не знает, но наверняка букет болезней). И зубов у меня нет, пустой рот, и ходить не могу», - объясняет она.

С памятью у бабы Вали тоже не все в порядке, на многие вопросы она жалобно смотрела на меня и печально говорила: «я не помню»...

Как рассказывает сама Валентина Николаевна, некоторое время назад к ней приезжали какие-то люди, представились работниками Красного Креста, фотографировали ее и обещали помочь. Но никакой помощи в дальнейшем не последовало.

Баба Валя
Баба Валя смотрит на окна своей бывшей квартиры. Октябрь 2011 г. Фото © «Фергана»

Как правило, бездомных ташкентские милиционеры доставляют в реабилитационный центр, называемый в народе «бомжатником». Самый крупный такой центр расположен на массиве «Панельный» в районе Куйлюка, и находится в ведении ГУВД Ташкента. Там бездомным предоставляется крыша и питание. Однако за это им приходится работать.

Валентину Николаевну сотрудники правоохранительных органов даже не пытались туда направить: больная женщина-инвалид никому не нужна. И вынуждена баба Валя влачить свое существование зимой и летом под хилым деревцем возле автомобильной дороги.

Здесь - окраина Ташкента. Из центра города бомжей гонят, чтобы не портили пафосный вид столицы, не позорили своей внешностью город перед приезжими и чиновниками. И тут, на окраине, про них словно все забывают. И власти, и город, и народ.

Международное информационное агентство «Фергана»






  • РЕКЛАМА