17 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Джамшид Каримов как человек, журналист и VIP-племянник

28.11.2011 14:25 msk, Алексей Волосевич

Права человека Узбекистан

Джамшид Каримов, независимый журналист и племянник президента Узбекистана Ислама Каримова, проведя пять лет в Самаркандской психиатрической больнице, отпущен на свободу. По данным «Ферганы», он вышел на волю 2-го ноября и ныне находится в г. Джизаке, где жил до этого. Предположительно, его освободили в результате визита Госсекретаря США Хиллари Клинтон, посетившей Узбекистан в конце октября. Незадолго до ее прибытия был также освобожден 60-летний правозащитник Норбой Холжигитов из Самаркандской области (о нем можно прочитать здесь и здесь), отсидевший еще больше - шесть лет.

Джамшид Каримов – сын старшего брата президента Узбекистана Ислама Каримова, Арслана. Сейчас ему 43 года. Известно, что дядя-президент дистанцировался от своих родственников, и, за исключением небольших привилегий, семья Джамшида, его мать, а также брат и сестра, были предоставлены сами себе, проживая в провинциальном Джизаке. У Джамшида есть жена Наргиза и дочь, которой сейчас около 13 лет.

Однажды, вспомнив, как в Интернете обсуждают тему этнической принадлежности президента Каримова - узбек ли он, таджик, или, может быть, иранец, я спросил об этом Джамшида. Ответил он не сразу. С минуту подумал, затем сказал, что узбек. Не знаю, слукавил он или нет.

Сам же Джамшид, хоть и знал узбекский, а еще лучше таджикский, общаться предпочитал по-русски. Это был его родной, точнее, второй родной язык. На нем он прочитал великое множество книг. В хорошем настроении цитировал стихи, прозу, прекрасно знал литературных классиков; остроумный, эрудированный, он производил неслабое впечатление, особенно, если в компании присутствовали женщины: что-что, а нравиться Джамшид любил. (Пишу о нем в прошедшем времени только потому, что давно его не видел).

В отличие от двоюродных сестер, известность он получил не из-за тусовочной жизни и разного рода неприглядных проявлений близости к власти, а благодаря тому, что стал независимым журналистом, да еще критически настроенным. Он сотрудничал с Институтом по освещению войны и мира (IWPR), где публиковался под разными псевдонимами, с веб-сайтами «Арена» и «Uznews.net», с другими интернет-изданиями. Был членом Джизакского областного отделения Общества прав человека Узбекистана (ОПЧУ).

Работая независимым журналистом в Джизаке (кроме него там был только один такой журналист – Улугбек Хайдаров, сейчас он живет в Канаде), Джамшид автоматически посягал на вотчину одиозного хокима Джизакской области Убайдуллы Яманкулова, который после выхода очередной разоблачительной статьи, очевидно, получал грозные звонки из Ташкента, поскольку страшно злился по этому поводу. Джамшид за глаза называл его «Ямамото».


Джамшид Каримов изображает одного из общих знакомых

Периодически Яманкулов, чтобы избавиться от этой «занозы», предлагал Джамшиду ту или иную работу в местных СМИ, надеясь, что там у него не будет времени писать в Интернет. Джамшид, которому нужно было на что-то жить, вроде бы не возражал, но возражали в Ташкенте – то ли в аппарате президента, очевидно, имея на то соответствующие указания, то ли в другом, не менее влиятельном ведомстве. И Джамшид продолжал сотрудничать с независимыми веб-сайтами.

Каждая его статья вызывала «шухер» в Джизакской области среди яманкуловцев, чем Джамшид искренне наслаждался. Поскольку тронуть его Яманкулов не мог, побаивался все-таки, то он решил платить ему, чтобы тот нигде не публиковался – что-то около 400 долларов. По тем временам это были неплохие деньги, значительно больше, чем он мог бы получить, работая независимым журналистом. Поразмыслив, Джамшид согласился. Так он стал единственным в Узбекистане человеком, получающим зарплату за отказ от работы. Впрочем, иногда он не выдерживал безделья и разражался новой обличительной статьей, после которой Яманкулов вновь рвал и метал. В результате эта идиллия продлилась недолго.

Скучая в Джизаке, Джамшид с удовольствием общался с заезжими коллегами, помогал им собирать материал для статей. Результатом этого, в частности, стали публикации «Развалины империи», «Шаршара – водопад в степи», «Из всех городов Узбекистана Нурата самый экзотический».

В Нурате, по словам Андрея Кудряшова, произошла примечательная история. В этом древнем городе есть священный источник. Считается, что посетителям обязательно надо попить из него воды. Джамшид заглянул туда, брезгливо поморщился, и пить отказался, сказав «Фу, там рыбы». Смотритель этого места поинтересовался у Андрея, кто это. «А это племянник президента Узбекистана», - объяснил тот. Смотритель внимательно оглядел Джамшида и, видимо, поверил. Потом доверительно шепнул Андрею: «Тут даже евреи пьют, а ЭТИ брезгуют…».

Оппозиционная тусовка Джамшида безоговорочно не любила. Умный, тонкий, саркастичный, не имеющий никакого почтения к авторитетам, иногда он очень едко высмеивал того или иного деятеля, и это, разумеется, бесило тех, кто жил по иным законам. Отсюда неприязнь к нему и всякие россказни типа того, что ночью менты поймали его где-то совершено пьяным. Это была вершина подобного творчества и, конечно, абсолютный поклеп. Начнем с того, что Джамшид совершенно не пил. А заодно не курил и был убежденным вегетарианцем. Так что друзей в этой среде у него было раз-два и обчелся – разве что второй джизакский независимый журналист Улугбек Хайдаров, которого он остроумно именовал «мистер Хайд».

В 2004 году его избили. Вечером перед пикетом, запланированным возле хокимията Джизакской области, к Джамшиду подошли двое неизвестных, вытащили на тротуар, и несколько раз пнули в голову. Впоследствии этот инцидент истолковывался по-разному. Сам Джамшид считал, что это дело рук СНБ или МВД. Другие выражали мнения, что он случайно нарвался на двух пьяных. Суть в том, что никто не осмелился бы напасть на племянника президента без санкции «сверху», так что версий тут могло быть всего две: либо заказ «сверху», либо нападавшие не знали, кто перед ними. (Не помню, чем закончилось эта история, нашли тех двоих или нет.)

За некоторое время до его помещения в психушку он оказался в центре громкого скандала. Специально за этим я не следил, поэтому цитирую статью с «Ферганы.Ру» за 2006 год:

«В начале августа в семье близких родственников президента Узбекистана Ислама Каримова, проживающих в г. Джизаке, уже был скандал, связанный с повышенным интересом спецслужб к происходящему в их доме. Тогда Маргарита Каримова, мать независимого журналиста Джамшида Каримова, вынудила представителей Джизакского УВД ликвидировать все прослушивающие устройства, которые были установлены в ее доме около года назад под видом сигнализации. Начальник Джизакского областного управления Службы национальной безопасности (СНБ), полковник Марат Холтурдиев, отрицал причастность своей службы к установке этих устройств и в грубой форме советовал «не лезть не в свое дело».

«31 августа в гости к семье Каримовых приезжал даже сам хоким (глава администрации) Джизакской области Убайдулла Яманкулов. Без лишних церемоний хоким предложил Джамшиду Каримову занять должность собственного корреспондента ташкентских изданий «Мулкдор» и «Тасвир» в Джизакской области. Однако Д.Каримов отказался от этого предложения».

«За Джамшидом Каримовым ведется непрерывное наружное наблюдение. Две автомашины с четырьмя сотрудниками в каждой дежурят недалеко от дома Каримовых круглосуточно и сопровождают журналиста повсюду неотступно», - говорилось в той же статье.

Тучи над ним постепенно сгущались. Напомню, что 2006-й год – это следующий год после Андижана, год выдворения из Узбекистана практически всех международных организаций и ареста ряда журналистов и правозащитников. Атмосфера в стране была самая мрачная.

Джамшид стал наводить мосты на предмет возможной эмиграции. Списался со шведской журналисткой, у которой активно интересовался возможностью получения политического убежища в Швеции. Подал документы, и паспорт в ОВИР для получения выездной визы. Впоследствии некоторые называли это основным поводом для помещения его в психушку. Вот уедет, мол, и начнет интервью раздавать направо и налево, выводить всех на чистую воду… Но это всего лишь одно из предположений.

Заточение в психушку

Обстоятельства того, как он там оказался, весьма туманны.

Со слов его матери известно лишь о том, что он пришел навестить ее в больницу, где она тогда лежала. Там произошла его ссора с врачом. Вероятно, Джамшид выражал недовольство отношением к его матери или ее лечением. Далее версии расходятся: одни говорят, что он подрался с врачом, другие – что избил его. Затем Джамшид сбежал вниз по лестнице и вышел на улицу. Во дворе его уже поджидали. Посадили в машину и увезли в неизвестном направлении. Это случилось 12 сентября 2006 года.

Почти две недели о нем не было никаких вестей. А 25 сентября родственники узнали, что он насильно помещен в психиатрическую больницу в городе Самарканде. Посадили его туда вместо тюрьмы – естественно, по указанию дяди, и, скорее всего, не за публикации, а за всё вместе - за нелояльность, неуправляемость, за намерение выехать за границу, драку с врачом и т.д.

По информации независимого сайта Uznews.net, в середине сентября 2006 года Джизакский городской суд принял решение о его направлении на принудительное лечение в психиатрическую больницу сроком на шесть месяцев. Суд (если он вообще был) прошел тайно, без уведомления его родственников и без привлечения к участию в судебном процессе независимых экспертов, что называется, в порядке разнарядки. «Джамшид Каримов ничего не знал о решении суда, оно принималось без участия Джамшида, а также его защитников и членов семьи. Это решение до сих пор никто из представителей Джамшида Каримова в глаза не видел, но оно продолжает быть основанием для его содержания в психушке», - уточнило позже веб-издание.

Согласно постановлению суда, Джамшид должен был находиться на лечении в психбольнице в течение полугода, после чего решение о продолжении его принудительной госпитализации должно было приниматься на местном уровне судебными инстанциями Самарканда. Впоследствии принимались новые и новые постановления о продлении его лечения.

«Самаркандская психиатрическая больница, где с сентября 2006 года находится на принудительном лечении Джамшид Каримов, не имеет ни официальных оснований, ни медицинских показаний для того, чтобы продолжать держать у себя журналиста, - писал Uznews.net. - Но медики продолжают это делать, потому что им так велено. А кем велено, они не говорят. И, несмотря на то, что ее работники пытаются создать ему максимально хорошие условия в старом, давно обветшалом здании больницы - приносят ему книги и восхищаются его знаниями и интеллектом, он чувствует себя замурованным в темнице и оторванным от всего мира.

По словам матери журналиста Маргариты Каримовой, вся ее семья давно поняла, что дело Джамшида не судебное, а держат его в психушке по указке сверху. Как рассказывает Маргарита Каримова, главный врач больницы называет ее сына – «умным мальчиком», говорит, что он прочитал все книги в имеющейся библиотеке, а некоторые врачи с ним даже советуются».

А это уже из статьи на «Фергане»: «По словам близких Джамшида Каримова, поначалу врачи психбольницы признавались им в том, что их пациент психически абсолютно здоров, и что, общаясь с ним, они увидели в нем умного, образованного человека, но выписать его из больницы они не могут, так как это не в их власти. Однако спустя почти год в записке, которая, по утверждениям, была вынесена из больницы, Каримов сообщал, что в результате принудительного приема психотропных препаратов состояние его здоровья ухудшилось: возникают сложности при попытке сконцентрироваться, случаются провалы в памяти, он частично потерял зрение».

Все это время он содержался в полной изоляции. Насколько мне известно, только мать была ниточкой, связывающей его с миром. Она ездила к нему в Самарканд каждую неделю. А в марте 2008 года умерла. Ссылаясь на очевидцев, участвовавших в ее похоронах, СМИ сообщили, что власти позволили Джамшиду попрощаться с матерью, для чего привезли его из больницы, а затем сразу же вернули обратно. Связь с ним окончательно прервалась.

Освобождение

Многие международные организации добивались освобождения Джамшида, включив его в списки политических заключенных, но безрезультатно. Предположение, что его отпустили после визита Хиллари Клинтон – в качестве жеста, свидетельствующего о всевозрастающей гуманизации, уважении к правам человека в Узбекистане и т.д., - кажется наиболее правдоподобным.

Главный вопрос – о состоянии его здоровья. Как с этим обстоят дела, судя по всему, станет известно в ближайшее время.

Алексей Волосевич

* * *

Ниже – статья, написанная Джамшидом для сайта «Арена» (там ее немного «пригладили», это – авторский вариант; Андрей Назаров – псевдоним Д.Каримова).

ОДНОАКТНАЯ ПЬЕСА ИЗ ЖИЗНИ ХОКИМОВ И ЖУРНАЛИСТОВ

История о том, как независимый журналист Андрей Назаров встретился с хокимом Джизакской области У.Яманкуловым, предварительно получив «добро» на встречу через его помощника. Цель встречи – прояснение возможности поддержки русского культурного центра.

Начало действия. Кабинет Яманкулова. Он расхаживает по кабинету, Назаров робко примостился на стуле.

Назаров (осторожно): - Убайдулла Яхшибаевич, ну как там насчет интервью для ……?

Яманкулов (недослушав, хмуро): – Ты мне не говорил, я тебя не слышал! Заткнись!

Назаров (как бы пропустив мимо ушей): – Вы недавно обещали поддержку Русскому культурному центру (Ссылается на официальное заявление председателя Джизакского РКЦ А.Скрипкина).

Яманкулов (обрывает): – Ни х… я им не обещал, и ни х… они от меня не получат! Я здесь хоким, я сам знаю что мне делать! И передай там своему Бирюкову…

Назаров (тихо поправляет): – Кислову…

Яманкулов – Передай им, чтоб шли они на х… со своей Москвой!

Назаров: – ОК!

Яманкулов (как бы в раздумье): – Все это политика, а я член команды Каримова (с улыбкой показывая на портрет Великого вождя) и я провожу здесь его политику… (Внезапно кричит) Ну-ка, вставай!

Назаров встает. Яманкулов тщательно обшаривает карманы Назарова.

Яманкулов: – Где твой диктофон?!

Назаров (С той же яманкуловской улыбкой): – А по дороге потерял, Убайдулла Яхшибаевич! (Про себя) - Слава богу, не нашел!

Яманкулов (удовлетворенно огрев журналиста по плечу): – Мне вообще нравится, как ты настырно работаешь! На х… тебе это оппозиция? Что ты там видел хорошего? Лучше работай на меня!

Назаров (растерянно): – «Фергана» - не оппозиция. Президент (указывая на портрет Великого вождя) лично высказался за «Фергану».

Яманкулов (смешавшись, с сомнением в голосе): – Да?…Тогда так. До того как посылать в Москву, статьи клади мне на стол!…

Пауза. Над безмолвной сценой парит черная фигура Предварительной Цензуры.

Яманкулов: – Иди!

Назаров молча уходит.

ЗАНАВЕС

Международное информационное агентство «Фергана»




  • Новости партнеров