15 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Эксперт: Китай должен усилить свое влияние в Афганистане для защиты своих инвестиций

30.11.2011 21:18 msk, Е.Иващенко

Афганистан Интервью

Афганистан должен получить нейтралитет до ухода из страны армии США. Это будет означать, что Вашингтон добровольно пошел на ограничение своего влияния и намерен уважать афганский нейтралитет, добиваясь такого же отношения и от других стран. Китай очень заинтересован в превращении Афганистана в нейтральное государство и надеется увеличить свое экономическое и политическое влияние в этой стране. «Только так мы сможем защитить уже сделанные вложения и создать условия для реализации новых экономических проектов», - заявил в интервью «Фергане» директор Центра исследования Южной Азии Циньхуа (Китай) Джанг Ли (Zhang Li).

- Соединенным Штатам Америки пока так и не удалось урегулировать конфликт в Афганистане. Не образуется ли после ухода американцев вакуум власти в стране? И как Китай собирается участвовать в урегулировании конфликта в Афганистане?

- Китай и Афганистан — давние партнеры, и это партнерство началось не вчера, а с приходом к власти Хамида Карзая, который был настроен на сближение с Китаем. Уже тогда были сделаны очевидные шаги наших стран навстречу друг другу: в Кабуле было вновь открыто посольство Китая, начали развиваться экономические отношения.

Китай много инвестирует в Афганистан, наши компании вкладывают свои средства в экономику этой страны, реализуют там важные проекты и в области сельского хозяйства, и в сфере добычи и переработки полезных ископаемых. А так как средства, вкладываемые в афганскую экономику и инфраструктуру китайскими компаниями (как государственными, так и частными) постоянно растут, растут и интересы Китая в Афганистане.

Для Пекина очень важно увеличивать здесь свое политические влияние, в этом есть объективная необходимость, обусловленная потенциальными угрозами для китайских инвестиций. Кроме того, в современном мире политические и экономические интересы не отделить от проблем, связанных с обеспечением национальной безопасности. Однако это не означает, что Китай собирается всеми средствами продавливать собственные интересы, он просто стремится соблюдать определенные правила как в двусторонних отношениях, так и в сотрудничестве в рамках международных организаций. Напомню, что Пекин является активным членом ШОС и других организаций, активно участвующих в урегулировании афганского конфликта. Китайское руководство возлагает большие надежды на координацию усилий всех стран, заинтересованных в мирном развитии Афганистана. Одновременно Китай будет совершать шаги, направленные на расширение сотрудничества с афганским правительством, прежде всего, в экономической сфере.

- Как китайское руководство относится к тому, что отдельные страны и значительная часть афганского общества недовольны правлением Карзая?

- Думаю, что руководство КНР осведомлено об этом недовольстве. Однако правительство Карзая представляет собой именно ту силу, с которой можно и нужно взаимодействовать. Это не значит, что китайское правительство не следит за изменениями, которые происходят внутри Афганистана. Ситуация там меняется очень быстро, особенно после того, как американцы убили Бен Ладена, а затем был убит Раббани. Мне кажется, китайское руководство будет стараться сохранять добрые отношения с действующим правительством Афганистана и не станет вмешиваться ни во внутриполитические игры, ни в межрегиональные противоречия. Китай сделает все возможное, чтобы избежать дестабилизации обстановки в Афганистане.

- Каким образом?

- Прежде всего, увеличивая политические влияние в стране, другого способа обеспечить безопасность для китайских инвестиций нет. Нужно установить тесное сотрудничество с афганским правительством.

Стамбульская конференция показала, что Китай, защищая свои интересы в Афганистане, готов к активной деятельности на внешнеполитическом поле. Однако это не значит, что после 2014 года Китай собирается занять в Афганистане место США или попытается устранить американское влияние на экономическую и политическую жизнь региона. Китай не стремится к открытой конфронтации с США и будет ее всячески избегать, уважая суверенитет Афганистана после 2014 года, помогая этой стране обрести мир и стабильность. В то же время мне хотелось бы подчеркнуть, что если раньше Китай соглашался с лидирующей ролью других стран в урегулировании афганского конфликта, то Стамбульская конференция ясно показала, что теперь КНР хочет быть независимым игроком и действовать самостоятельно. Это, конечно, не значит, что китайское руководство не будет считаться с интересами других стран, участвующих в урегулировании конфликта.

Особую значимость для Китая представляет позиция России, с которой он будет взаимодействовать, особенно в рамках ШОС. Китай хочет быть уверен, что после 2014 года региональная безопасность не будет подорвана из-за резкого сокращения военного присутствия США, и афганский конфликт не распространится дальше, создавая новые угрозы для национальных интересов Китая.

- Что касается региональной безопасности, то, судя по всему, США не собираются покидать регион, а рассчитывают закрепиться в Центральной Азии, прежде всего посредством размещения военных баз. Не расцениваете ли вы это как угрозу национальным интересам вашей страны?

- Конечно же, это угроза. Значительная часть китайской элиты рассматривает этот процесс с такой же точки зрения, поэтому Китай будет возражать против того, чтобы США оставались в Центральной Азии. В этом отношении у Китая есть союзник - Россия, с которой Пекин уже выступал совместно по вопросу авиабазы «Манас» в Кыргызстане.

Однако в китайском экспертном сообществе существует и противоположная точка зрения. Многие полагают, что присутствие США не является угрозой и американцам можно позволить остаться в регионе. Сторонники такой точки зрения утверждают, что присутствие США помогает стабилизировать ситуацию как в Афганистане, так и на региональном уровне. Вывод американских войск крайне нежелателен, поскольку все заботы о безопасности в этом случае придется взвалить на себя китайскому правительству. Однако мне кажется, правы те, кто считает, что Китаю лучше самому заняться обеспечением собственной безопасности. Он должен быть готов к активным действиям в Афганистане, если возникнет угроза дестабилизации обстановки и распространения конфликта на другие страны региона.

Дискуссия, связанная с различным отношением к американскому присутствию в регионе, затрагивает исключительно экспертное сообщество. Внутри политической элиты решение принято, и стратегия китайского руководства предусматривает сохранение партнерских отношений с Вашингтоном, а потому Китай будет избегать конфронтации с США независимо от того, сохранится или нет американское присутствие в регионе.

- Как Китай относится к предложению США включить талибов в будущее правительство Афганистана?

- Подчеркну еще раз, что китайское правительство полностью поддерживает правительство Карзая. Однако никто не может сбрасывать со счетов фактор талибов, и Китай хорошо знает, как себя ведут и чего хотят определенные пуштунские группы. Я не являюсь участником принятия решений на уровне правительства Китая, но, судя по дискуссии в нашей стране, я могу сказать, что, по мнению китайского руководства, включение талибов в правительство поможет стабилизировать ситуацию, однако главенствующая роль Карзая и его окружения должна сохраняться.

Также необходимо учитывать фактор Пакистана - важного игрока в регионе, интересы которого нельзя игнорировать. Китай будет противодействовать превращению Афганистана в арену противостояния между другими государствами, особенно между Индией и Пакистаном. В отличие от США, у Китая нет возможности манипулировать другими государствами. Например, американцы могут манипулировать Пакистаном при помощи риторики о сотрудничестве, сохраняя его на стратегическом уровне, несмотря на серьезные расхождения по тактическим вопросам. У Пекина нет подобных механизмов, поэтому китайское руководство стремится как можно более активно поддерживать страны, с которыми у него общие внешнеполитические цели. И для Китая очень важно, чтобы другие страны не пытались игнорировать позицию Пакистана. Это государство имеет в Афганистане совершенно понятные интересы, которые необходимо уважать.

Нас не сильно тревожит кризис в американо-пакистанских отношениях. США не решатся бросить Пакистан на произвол судьбы и разорвать с ним отношения даже в случае дальнейшего обострения нынешних противоречий. Но мы бы не хотели, чтобы это ослабление связей между США и Пакистаном было использовано Индией. Китай будет делать все возможное для преодоления напряженности в американо-пакистанских отношениях. Надеемся, США осознают, что им не стоит дальше осложнять отношения с Пакистаном, так как эта страна является ключевым элементом региональной безопасности.

- Получается, что Китай заинтересован в обретении Афганистаном нейтрального статуса, который будет определенной гарантией учета интересов всех вовлеченных стран?

- Говорить о действительном превращении Афганистана в нейтральное государство можно будет только в том случае, если соответствующее решение будет принято до 2014 года, то есть - до ухода американских войск. В этом случае нейтральный статус Афганистана будет свидетельством того, что США добровольно пошли на ограничение своего влияния и намерены уважать афганский нейтралитет, добиваясь такого же отношения и от других стран. Приобретение нейтрального статуса после 2014 года лишено какого бы то ни было практического смысла, поскольку не будет никакой гарантии того, что США, крупнейший геополитический игрок, определяющий ситуацию в ключевых регионах мира, будет всерьез воспринимать афганский нейтралитет, который будет либо следствием какой-то тактической комбинации, разыгранной одним из внешних игроков, либо отражением внутренней политической борьбы.

У Китая и США нет общих стратегических интересов в Афганистане, но есть общие тактические цели, создающие основу, в том числе, и для экономического сотрудничества. Как человек, приглашенный в качестве специалиста на временную работу в США, могу с уверенностью утверждать, что и в американском экспертном сообществе есть понимание того, что тактические цели Вашингтона и Пекина в Афганистане близки. Но отсутствие общих стратегических целей также является очевидным фактом. Если их нет, их невозможно придумать или создать искусственно. Нужно лишь стремиться к тому, чтобы это не стало источником конфликта или взаимной напряженности.

Нейтральный статус, полученный Афганистаном до ухода американцев, станет фактором, помогающим сгладить противоречия и найти точки соприкосновения. Этот шаг будет принципиально невозможен, если США не решатся отказаться от части своего стратегического преимущества ради решения тактических задач, связанных с обеспечением мира и созданием условий для экономического развития. Поэтому Китай в настоящее время чрезвычайно заинтересован в превращении Афганистана в нейтральное государство, но только в том случае, если таким его сделают сами американцы. Иначе трудно понять, зачем Китаю нейтральный Афганистан, ведь ему выгоднее бороться за увеличение собственного влияния в этой стране.

Мы не собираемся занимать место США в Афганистане. У нас нет для этого ни финансовых, ни военных, ни информационных, ни внешнеполитических возможностей, которыми располагает Вашингтон. Китай не сможет обеспечить себе поддержку мирового сообщества, если он попытается прийти в Афганистан по примеру США. Однако Пекин должен резко увеличить свое экономическое и политическое влияние в этой стране. Только так мы сможем защитить уже сделанные вложения и создать условия для реализации новых экономических проектов.

Записала Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»