16 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Взрывы 1999 года в Ташкенте: Теракт исламистов или спецслужб?

16.02.2012 15:13 msk, Фергана

История Узбекистан

Взрывы в Ташкенте, произошедшие 16 февраля 1999 года, раскололи новейшую историю Узбекистана на «до» и «после», кардинально изменив судьбы тысяч жителей этой страны. И однозначный ответ на главный вопрос - кто стоял за этими первыми в постсоветской Центральной Азии громкими терактами - до сих пор не найден.

Официальная власть обвиняет во взрывах «Хизб ут-Тахрир», «Исламское движение Узбекистана» и членов партии «Эрк» во главе с соперником Ислама Каримова на первых выборах президента республики, ныне лидером «Народного движения Узбекистана» (НДУ) Мухаммадом Салихом (Салаем Мадаминовым), который, в свою очередь, причастность к терактам категорически отвергает.

В канун тринадцатой годовщины февральских взрывов НДУ распространило заявление, в котором упоминает альтернативную версию о причинах и устроителях терактов в Ташкенте.

«Не успел разойтись дым от взрывов, как И.Каримов сразу же стал заявлять прессе, будто это дело рук религиозных экстремистов. Секрет подобной «находчивости» открылся позднее. В 2003 году политический узник Зайниддин Аскаров в интервью радио Би-Би-Си подробно рассказал, что эти взрывы были организованной и скоординированной спецоперацией СНБ. Каримов совершил эти взрывы для укрепления своей власти и устранения оппонентов. С того дня в Узбекистане начались массовые репрессии, аресты оппозиционеров и верующих», - заявляет НДУ.

По данным оппозиционного движения, за последующие за терактами полгода за решетку по обвинению в религиозном экстремизме и терроризме были отправлены 18 тысяч человек — главным образом практикующие мусульмане, правозащитники, религиозные и политические деятели (московский правозащитный центр «Мемориал» приводит детальные данные о шести тысячах граждан Узбекистана, репрессированных начиная с декабря 1997 года, а также около 1000 человек, объявленных в розыск. - прим. ред.).

«Действующие места исполнения наказаний в стране были взяты под жесткий контроль. Был построен печально известный концлагерь «Жаслык», где разрабатывались и разрабатываются новые и более изощренные методы пыток. Эта репрессивная машина продолжает работать и по сей день. Сотни безвинно осужденных погибают от пыток в этой машине смерти», - отмечает НДУ.

В память о первых терактах, повлекших за собою начало массовых репрессий против инакомыслящих, Народное Движение Узбекистана объявило 16 февраля Днем памяти жертв репрессий. «Отныне в этот день будут поминать жертв каримовских репрессий. НДУ выражает свое глубокое соболезнование семьям жертв репрессий. Жертвы репрессий непременно будут оправданы, а палачи понесут справедливое наказание», - заверяет НДУ и призывает «мировую общественность принять меры для того, чтобы прекратить государственный террор каримовского режима».

Взрывы 1999 в Ташкенте

Одно из правительственных зданий в центре Ташкента, разрушенное взрывом. 1999 г., Фото © Reuters

Под знаком борьбы

Вторая половина 90-х годов ХХ века в Узбекистане прошла, отчасти, под знаком борьбы с так называемыми исламистами. В соседнем Таджикистане шла война, которая не могла не тревожить узбекскую власть и усиливала страх перед оппозицией, в том числе, исламской.

Укрепилась роль Духовного управления мусульман Узбекистана и Комитета по делам религий при Кабинете министров. Те, кто отказывался соблюдать установленные этими двумя органами рамки,получали ярлык «ваххабитов» вне зависимости от того, действительно ли они исповедовали ваххабизм или были сторонниками исламского государства и шариатского правления, вспоминает правозащитное общество «Мазлум».

В декабре 1997 года в Наманганской области были убиты несколько сотрудников милиции и обезглавлены два человека, один из которых был чиновником местной администрации. Это стало поводом для усиления репрессий против ваххабитов. За первые четыре месяца после этого в Наманганской и Андижанской областях было арестовано по меньшей мере несколько сотен мусульман.

В 1998 году в Узбекистане утверждается новая редакция закона «О свободе совести и религиозных организациях», содержащая более жесткие ограничения в религиозной сфере. В стране еще в начале 1990-х запрещены оппозиционные партии, их лидеры, подвергшись нападениям и репрессиям, были вынуждены эмигрировать, многие члены оппозиции и религиозные деятели оказались за решеткой или пропали без вести.

По сообщениям «Мазлум», с 1998 года от спецслужб, местных чиновников и махаллинских (квартальных) комитетов стали настойчиво требовать, чтобы они отслеживали поведение граждан, в особенности — их «подозрительную» религиозную деятельность.

Между тем, на горизонте замаячили новые президентские выборы: в 2000 году истекал срок президентских полномочий Ислама Каримова, продленных по итогам референдума 26 марта 1995 года.

Ислам Каримов

Ислам Каримов в окружении «верных товарищей»: по правую руку от него - глава СНБ Рустам Иноятов, по левую — министр внутренних дел Закир Алматов

Взорванный день

Примерно в десять часов утра 16 февраля 1999 года в центральной части Ташкента друг за другом раздалось шесть взрывов: как пишет Uznews.net, начиненные спецсредствами автомобили «Запорожец» взорвались у кинотеатра «Искра» на площади Мустакиллик (Независимости), главного управления Национального банка Узбекистана, здания Кабинета министров, Службы национальной безопасности, резиденции президента «Дурмень» и в махалле по улице Абдуллы Каххара. Погибли 16 человек, были ранены более ста.

В момент взрыва в здании Кабинета министров должно было начаться заседание с участием Ислама Каримова. Однако известный своей пунктуальностью президент в тот день опоздал на несколько минут. Это опоздание, скажет Каримов позже, спасло ему жизнь.

Почти сразу же после взрывов Каримов в окружении силовиков появился на площади Мустакиллик. Осмотрев место взрыва, он заявил, что это был теракт, организованный исламистами с целью убить президента Узбекистана. Каримов пообещал жестоко отомстить террористам. «Если надо, я сам лично буду отрывать им головы, и даже двумстам из них», - сказал Каримов, глядя в телекамеру.

Узнав о том, что некоторые из организаторов взрывов уехали из Узбекистана, Каримов заявил, что «за их поступки будут отвечать их отцы». А через день на внеочередной сессии парламента, посвященной взрывам 16 февраля, Каримов заявил, что виновных в теракте надо «ставить на колени и расстреливать без суда, как собак».

Вскоре дело о взрывах было передано в Верховный суд Узбекистана. На скамье подсудимых в Ташкенте оказались 22 человека. По данным Uznews.net, картина преступления вырисовывалась только благодаря их признательным показаниям, поскольку правоохранительные органы не смогли предоставить ни одного доказательства их вины. Шестеро человек были приговорены к смертной казни — расстрелу. Спустя три месяца после оглашения приговора Генеральная прокуратура Узбекистана сообщила, что все шестеро были казнены. Остальные подсудимые были осуждены на длительные сроки заключения.

Зайниддин Аскаров

В числе 22 первых осужденных по обвинению в причастности к февральским взрывам был Зайниддин Аскаров. По данным радио Азаттык (казахская служба Радио Свобода), он родился в 1971 году в городе Намангане, был членом запрещенного и признанного террористическим Исламского Движения Узбекистана (ИДУ).

Аскаров был осужден на 11 лет заключения, но в год освобождения родные получили лишь его тело. От них потребовали похоронить Зайниддина Аскарова без всякого шума. По словам источника Азаттыка в Узбекистане, за полгода до своей смерти Аскаров сообщил из тюрьмы, что его подвергают жестоким пыткам. Вероятно, ему не простили сенсационного заявления на пресс-конференции, прошедшей в «Таштюрьме» 26 ноября 2003 года.

РАССКАЗ ОЧЕВИДЦА
На пресс-конференции Аскарова присутствовал журналист Дмитрий Аляев. В своем письме в редакцию «Ферганы» он вспоминает тот день и реакцию сотрудников СНБ и корреспондентов зарубежных СМИ на заявления осужденного.
В тот день встречу Аскарова с журналистами организовала служба национальной безопасности (СНБ) Узбекистана. В пресс-конференции участвовали сотрудники узбекской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода» и «Би-би-си» в Ташкенте. От Аскарова требовалось опровергнуть появившуюся в Интернете версию о причастности властей к февральским взрывам 1999 года. Но когда присутствовавший на встрече сотрудник СНБ вышел из комнаты, чтобы покурить, Аскаров заявил журналистам, что взрывы в Ташкенте были осуществлены с ведома и по желанию правительства Узбекистана.

По словам Аскарова, настоящими организаторами ташкентских взрывов были несколько молодых мусульман - сторонников похищенного узбекскими спецслужбами и бесследно исчезнувшего в августе 1995 года из ташкентского аэропорта авторитетного исламского теолога Абдували кори Мирзаева. Якобы не добившись от властей ответа о судьбе Мирзаева, группа молодых мусульман во главе с Муродиллой Казиевым решила физически ликвидировать президента Узбекистана Ислама Каримова.

Они разработали план покушения на Каримова. Об этом узнал лидер ИДУ Тахир Юлдаш и послал в Узбекистан своего представителя Бахрома Абдуллаева с целью остановить группу Казиева. По словам Аскарова, Тахир Юлдаш опасался, что попытка покушения на жизнь Ислама Каримова повредит осуществлению его плана военного вторжения в Узбекистан.

Однако Бахром Абдуллаев не смог выполнить поручение Юлдаша: он был задержан на границе Туркменистана и передан узбекским спецслужбам. По неподтвержденным данным, во время допросов в подвале спецслужб Абдуллаев предупредил руководство СНБ о будущих взрывах. Однако эта информация будто бы не встревожила узбекские власти, которые, якобы, решили не предотвращать теракты, чтобы затем использовать их в своих целях, а именно — для ужесточения режима. Позже Бахром Абдуллаев окажется в числе шестерых приговоренных к смертной казни по делу о февральских взрывах.

По словам Зайниддина Аскарова, к арестованным по этому делу применяли пытки, требуя заявить, что взрывы в Ташкенте осуществлялись по приказу главного оппонента Ислама Каримова – Мухаммада Салиха, ныне проживающего в эмиграции на Западе, и лидера ИДУ Тахира Юлдаша, который, по данным СМИ, погиб в августе 2009 года во время воздушного обстрела военными США в Южном Вазиристане.

Тайна остается тайной

По мнению узбекских правозащитников, февральские взрывы в Ташкенте были выгодны властям Узбекистана — для оправдания ужесточения режима и массовых репрессий неугодных.

«Похоже, это делалось правительством для преследования инакомыслящих, дабы как можно дольше удерживать власть в своих руках», - считает лидер Правозащитного Альянса Узбекистана (ПАУ) Елена Урлаева. Она поясняет, что «в конце 1990-х в стране ухудшилось экономическое положение, в сознании граждан росло недовольство. Правозащитники стали подавать голос, публиковать критические доклады. Власти с помощью этих взрывов нагнали на население такой страх, что люди до сих пор всего боятся».

Руководитель Общества политических эмигрантов из Центральной Азии Бахром Хамроев, живущий в Москве, уверен, что взрывы были осуществлены спецслужбами Узбекистана для того, «чтобы репрессировать и обвинить, в том числе, оппозицию. Об этом свидетельствует сделанное сразу же после взрывов, без суда и следствия, заявление И.Каримова о причастности к взрывам Мухаммада Салиха».

По мнению Б.Хамроева, теракты понадобились узбекским властям для того, чтобы Запад закрывал глаза на проводимые в Узбекистане репрессии и не выступал с какими-либо заявлениями по этому поводу.

«Сразу после взрывов было арестовано и осуждено за террористическую деятельность свыше 30 тысяч невинных людей. В общей сложности, с 1999-го до сего дня репрессиям подверглись около 120 тысяч человек. Многие получали небольшие сроки и, выходя на свободу, рассказывали родственникам, журналистам, соседям о перенесенных в заключении жестоких пытках. Посредством их рассказов власть наводила страх на народ», - рассказывает Бахром Хамроев. - «В Узбекистане любого человека могут осудить за пособничество террористам в 1999 году. Мне известен случай, когда осудили мальчика, родившегося в 1994 году, — за причастность к терактам в 1999 году! Он был обвинен в 2003 году осужден как пособник террористов и отправлен в навоинскую тюрьму. До абсурда довели».

По мнению лидера партии «Озод дехконлар» («Свободные дехкане») Нигоры Хидоятовой, ташкентские теракты были выгодны властям не только в плане усиления репрессий против инакомыслящих, но и, некоторым образом, в материальном.

«Я работала тогда генеральным директором турецкого СП. Было видно, что все последствия были на руку всяким прокурорам, судьям. Турецкие фирмы тогда стали сильно трясти. Так как была информация, что «Нур» (имеется в виду запрещенная религиозная организация «Нурджулар» («Нурчилар»). - Прим. ред.) спонсировалась Турцией. Проверки во всех турецких фирмах были просто жуткие», - вспоминает Н.Хидоятова. - «Что изменилось с тех пор? Политика стала более жесткой, закрутили все гайки, визу, например, на выезд стало сложно получать».

Международный обозреватель газеты «Московские новости» Аркадий Дубнов в комментарии для «Ферганы» провел параллель между взрывами в Ташкенте и нескольких российских городах.

«Взрывы в Ташкенте, как и серия взрывов в России осенью того же 1999 года, в сознании значительного количества узбекских граждан, равно как и россиян, остались загадками. Более того, очень многие из них не верят официальным версиям Ташкента и Москвы, согласно которым за взрывами стоят террористы либо исламские радикалы. Я прекрасно помню, к примеру, как цинично объяснял бывший тогда главой ФСБ Николай Патрушев случайно обнаруженные в подвале жилого дома в Рязани мешки с гексогеном приготовлением к учениям. Так или иначе, но ужесточение мер по борьбе с терроризмом, объявленное назначенным тогда российским премьером Владимиром Путиным, привело к росту его популярности и обеспечило его назначение преемником президента России Бориса Ельцина», - напоминает А.Дубнов.

Он отмечает, что последствия ташкентских взрывов выглядят аналогичными: вертикаль власти в Узбекистане, и так в немалой степени обеспеченная силовыми структурами, после 16 февраля укрепилась еще больше; внушенный людям страх перед усилением террора в узбекских мегаполисах стал на долгие годы надежным ресурсом властвующего в Узбекистане режима.

«Я давно не был в Узбекистане и мне трудно судить о нынешней реальности в стране. Но судя по свидетельствам, прорывающимся в Интернете, подрастает поколение, которое привыкает не замечать косность режима и пытается жить независимой от него жизнью», - замечает Аркадий Дубнов. - «С другой стороны, это способствует росту цинизма и насаждению двойной морали среди молодежи, выросшей и сформировавшейся в постсоветском Узбекистане. Точно так же обстояло дело в последние десятилетия существования СССР. И это, в конце концов, подточило основы веры в незыблемость советского строя. Сегодня, в эпоху скоростных информационных технологий, процессы такой эрозии неумолимо и верно ведут к подобному результату и в Узбекистане».

Международное информационное агентство «Фергана»