17 Январь 2018

Новости Центральной Азии

Об обстоятельствах и хронологии трагических событий мая-июня 2010 года в городах Ош, Джалал-Абад, отдельных районах Ошской и Джалал-Абадской областей

07.06.2012 17:34 msk, Фергана

История Кыргызстан

Документ подготовлен Рабочей группой Государственного комитета национальной безопасности, Министерства внутренних дел, Генеральной Прокуратуры Кыргызской Республики при участии специалистов Аппарата Президента, Секретариата Совета обороны Кыргызской Республики по поручению президента Кыргызстана А.Ш.Атамбаева от 17 февраля 2012 года.

I. Введение

Настоящая информация содержит анализ причин и обстоятельств трагических событий мая-июня 2010 года в городах Ош, Джалал-Абад, отдельных районах Ошской и Джалал-Абадской областей на основании существующих материалов, документов и вновь выявляемых фактов.

Межэтническая напряженность и основания для возникновения конфликта в городе Ош, Ошской и Джалал-Абадской областях были заложены задолго до 2010 года. Они явились следствием длительного ухудшения социально-экономического положения страны, обострения атмосферы в сообществах региона, а также отсутствия эффективной, системной публичной политики по управлению межэтническими отношениями. В политике, проводимой государством преобладали декларативные заявления, а в периоды проведения выборов и других политических кампаний происходило заигрывание с лидерами этнических сообществ с целью использования их электорального потенциала.

Государство не создавало условий для активизации процесса взаимоинтеграции культур этнических сообществ. Духовные и культурные ценности кыргызов и других этносов, населяющих Кыргызскую Республику не стали источником взаимообогащения и взаимопонимания.

В результате, за 20 лет независимости в Кыргызской Республике не было достигнуто существенного продвижения в вопросах формирования общегражданской идентичности. Не все граждане страны разных национальностей осознают свою принадлежность к единому народу Кыргызстана. На местном уровне с каждым годом усиливалось ярко выраженное разделение на общины, росло взаимное недоверие. Бытовые споры и обычные драки между молодыми людьми стали все чаще приобретать в общественном сознании характер межэтнических противоречий.

Долгое время происходило усиление влияния криминальных групп и их вмешательство в общественную жизнь. Так, в 2006 году после драки между подростками кыргызской и дунганской национальности в селе Искра Чуйской области в конфликт вмешались представители криминалитета дунганской национальности. Применение огнестрельного оружия с их стороны возмутило местных жителей кыргызской национальности и привело к активным действиям против всего дунганского населения села. Такой же характер приобрел конфликт в селе Петровка Чуйской области в 2009 году, когда местные жители спроецировали на все курдское население села свое возмущение преступлением, совершенным одним из представителей этого этноса.

До 2010 года ряд представителей местной власти, в том числе г. Ош, поднимали в связи с этим вопрос об угрозе, исходящей от нерешенных проблем в межэтнических вопросах. Однако вместо целенаправленной работы по объединению народа Кыргызстана, власть сконцентрировала усилия на сохранении режима авторитарного правления путем подавления любых проявлений инакомыслия, препятствования деятельности оппозиции. Обращения и требования гражданского общества и оппозиции игнорировались.

II. Кыргызстан и мировые тенденции в межэтнической и межконфессиональной сферах

Власти Кыргызской Республики не смогли скорректировать свои действия в межэтнической сфере с учетом мировых тенденций. Между тем, рост межэтнической и межконфессиональной напряженности стал одной из главных угроз и болезненных вызовов времени для многих стран мира. Эта реальность сегодняшнего дня признана практически всеми странами и международными организациями. Политики ряда стран высказывают опасения о возможности моделирования межэтнических конфликтов со стороны заинтересованных политических или финансовых группировок.

Вооруженные столкновения на межэтнической и межрелигиозной основе с многочисленными человеческими жертвами потрясли в 90-е годы европейский континент. Результатом конфликтов между этническими группами бывшей Югославии стало политическое переформатирование Балкан.

Схожие тенденции отмечаются на африканском континенте. Продолжавшиеся свыше полувека межэтнические и межконфессиональные конфликты в Судане за последнее десятилетие заметно обострились и привели к его распаду на два государства. Они обескровили экономику страны, повлекли массовый голод и перманентную нестабильность. Погибли около 2 миллионов суданцев, а более 4 миллионов из них стали беженцами.

Между тем география подобных конфликтов неуклонно расширяется. Вовлечение в их орбиту все большего числа людей из различных стран мира позволяет говорить о ярко выраженной закономерности, когда межэтнические и межконфессиональные проблемы используются деструктивными внешними и внутренними силами для дезорганизации и разрушения государств, передела собственности, создания очагов нестабильности в различных регионах. Как, например, события 2012 года в Мали, богатом полезными ископаемыми государстве на западе Африки.

Обеспокоенность межэтническими и межконфессиональными проблемами звучит в документах Организации Объединенных наций. По словам Президента США Барака Обамы: «Наибольшая угроза состоит сейчас в опасности возведения новых стен между государствами, по причинам различия рас и религиозных воззрений». Еще более определенно высказывается лидер России Владимир Путин. В опубликованной им в январе 2012 года статье подчеркивается: «Национализм, религиозная нетерпимость становятся идеологической базой для самых радикальных группировок и течений. Разрушают, подтачивают государства и разделяют общества».

К сожалению, в силу определенных объективных и субъективных причин, вышеуказанные негативные мировые тенденции нашли свое отражение в жизни Кыргызстана.

Острые проблемы межэтнического характера издавна отмечаются на юге Кыргызстана. В решающей степени они вызваны недостаточным уровнем социального и экономического развития региона. Вместе с тем, несмотря на родство языков, многовековой опыт совместного проживания кыргызского и узбекского этнических сообществ, власти и общество не смогли выработать эффективные подходы к согласованию интересов, совместному противостоянию угрозам и вызовам времени.

Опыт последних десятилетий наглядно показывает, что накапливание взаимных обид и недопонимания между кыргызами и узбеками на юге страны значительно опережало процесс взаимоинтеграции культур, традиций и обычаев. К сожалению, духовные и культурные ценности кыргызов и узбеков не стали источником взаимообогащения и взаимопонимания. Многие жители страны не осознают свою принадлежность к единому народу Кыргызстана.

Временами отмечалось ослабление остроты межэтнических противоречий, однако в периоды обострения социально-экономических проблем внутри Кыргызстана, наблюдались тенденции роста национализма и сепаратизма, а раскол между кыргызской и узбекской этническими сообществами становился все более очевидным.

Еще в советский период сложилась ситуация, когда административные рычаги и власть находилась в руках преимущественно представителей кыргызской национальности, а материальные богатства у представителей этнических узбеков, что закономерно вело к накапливанию протестного потенциала с обеих сторон.

Во время перестройки, когда начался период развала СССР, эти тенденции усугубились. Лидеры каждого из этнических сообществ воспользовались ослаблением институтов государственной власти для давления на нее. Одни требовали доступа к ресурсам за счет других, а последние дошли до сепаратистских лозунгов и заговорили об автономии.

III. Ошские события 1990 года. Причины и уроки

Для полноты понимания природы межэтнических столкновений в г.Ош в 2010 году необходимо вкратце остановиться на конфликте в г.Ош в 1990-м году.

В июне 1990 года город Ош и Ошская область стали ареной межэтнического конфликта. Кровопролитие удалось остановить после ввода войск советской армии.

Очевидным является то обстоятельство, что наряду с проблемами, вызванными развалом СССР, одну из ключевых ролей в провоцировании произошедших межэтнических столкновений в 1990 году и дальнейшей актуализации вопроса сепаратизма в регионе, сыграла целенаправленная политика националистически настроенных деятелей.

Созданное ими в 1989 году неформальное сепаратистки ориентированное националистическое движение «Адолат» (с узб. – «Справедливость») поставило перед собой цель создания узбекской автономии на территории Кыргызстана. Кроме того, группа из 23 активистов узбекской национальности 2 марта 1990 года обратились к Председателю Совета национальностей Верховного Совета СССР Р.Нишанову, Первому секретарю Центрального комитета Коммунистической партии Кыргызстана А.Масалиеву, с требованием предоставить автономию части территории тогдашней Ошской области в местах компактного проживания узбекского населения. В обращении акцентировалось внимание на недовольстве узбеков ущемлением их прав и свобод, а также преобладанием среди руководящих кадров юга республики лиц кыргызской национальности.

В то же время, созданная в мае 1990 года кыргызской молодежью организация «Ош Аймагы» (с кырг. – «Ошский регион»), в отличие от «Адолат», выдвигавшей политические требования, основное внимание уделяла повышению социально-экономического уровня жизни кыргызской части населения, решению жилищной проблемы, в том числе путем обеспечения их земельными участками для индивидуального строительства.

Реагируя на обращения лидеров «Ош аймагы», руководство Ошской области (Сыдыков У.С.) пошло на выделение участков нуждающимся гражданам под застройку за счет территории пригородного колхоза, что вызвало негативную реакцию со стороны узбекского населения и стало одним из катализаторов обострения обстановки. В этих условиях как республиканские, так и областные власти не смогли найти тщательно продуманного решения по разрядке ситуации, что привело 4 июня 1990 года к масштабным кровавым столкновениям, охватившим не только города Ош и Узген, но и около 30 пригородных сел. Беспорядки прекратились только после ввода на территорию области подразделений Вооруженных Сил СССР.

В результате этих событий, по официальным данным по состоянию на 12 июля 1990 года в ходе межэтнических столкновений в Ошской области Киргизской ССР погибло 318 человек, без вести пропали 31 человек. Из них: кыргызов 93 человека, узбеков – 220, представителей других национальностей 36 человек.

Больше тысячи человек были ранены, было сожжено и разграблено несколько сотен домов. Власти объявили чрезвычайное положение, в том числе в столице, которое было отменено только в ноябре, поскольку отдельные вспышки насилия продолжались до начала августа.

Усилия правоохранительных органов привели к судебным разбирательствам, в ходе которых 331 человек были осуждены. Среди них 225 кыргызов, узбеков – 72, русских – 19, уйгуров – 5, татаров – 7, по одному казах, украинец и курд.

Межэтнический конфликт, произошедший в июне 1990 года, показал всю глубину накопившихся проблем. Кризисные явления в экономике, рост цен, инфляция, безработица, растущее в обществе недовольство качеством жизни – все это обострило ситуацию в регионе. Нестабильность социально-экономической ситуации при деструктивной деятельности экстремистов проецировалась на межэтнические отношения.

Кроме того, дестабилизирующим фактором явилось неравенство экономических возможностей общин, наличие разделения по этническому признаку в сферах труда и занятости, высокая степень влияния криминалитета на обстановку в регионе.

Таким образом, межэтническая напряженность в регионе сохранялась и при определенной совокупности объективных и субъективных факторов могла привести к повторению конфликта.

Кровавые уроки 1990 года не усвоили ни зачинщики, ни представители органов государственной власти и местного самоуправления, органов внутренних дел и национальной безопасности, которые должны были постоянно отслеживать ситуацию в регионе, поддерживать мир и порядок. События 1990 и 2010 годов схожи в том, что в обоих случаях межэтнические столкновения происходили на фоне общей слабости власти. В таких условиях действия некоторых внутренних и внешних деструктивных сил способны нарушить равновесие, стабильность и согласие не только в стране, но и в регионе в целом.

IV. Предпосылки возникновения межэтнического конфликта в 2010 году.

К сожалению, на протяжении последующих двадцати лет в 1990-2010 годы власти Кыргызстана не сделали выводов из трагедии. После обретения независимости многие осужденные за преступления на межэтнической основе были амнистированы.

Доминирующее положение представителей одной национальности как и прежде наблюдалось в органах власти, особенно в системе правоохранительных и силовых структур.

Между тем в результате непродуманной приватизации и коррупции, наиболее привлекательные и быстро окупаемые материальные ресурсы (торговля, сфера обслуживания…) вновь оказались в руках представителей преимущественно другой этнической общности.

Ставшие привычными поборы с предпринимателей и преследование их со стороны правоохранительных органов с целью вымогательства, также способствовали росту протестной базы, которая стала принимать межэтнический характер. Положение усугублялось снижением общего уровня образования населения, ростом влияния на юге страны религиозных группировок Хизб ут Тахрир.

Негативное влияние на сферу межэтнических отношений оказал усилившийся после 2005 года новый передел собственности. На фоне всеобщей коррупции и сращивания государственного управления с криминалом, в общественном сознании закреплялось убеждение о привилегированном положении этнических узбеков, поскольку среди них было больше зажиточных граждан. Это также усугубляло униженное положение бедных слоев населения.

Вследствие ряда объективных и субъективных причин в последние 10 лет наблюдалось активное переселение кыргызской части населения южных областей Кыргызстана на север страны. Это также способствовало нарастанию обеспокоенности в вопросах межэтнических отношений.

Однако, необходимых мер со стороны центральных и местных властей принято не было, поэтому в июне 2010 года в период очередного политического кризиса и обострения социально-экономического положения в стране, трагические столкновения на межэтнической основе на юге Кыргызстана повторились.

Причины межэтнических конфликтов носят системный характер. Используя бедность населения, деструктивные силы получают возможность мобилизовать людей под любые лозунги, в том числе и националистического толка.

Анализируя политику государства в области межэтнических отношений можно выделить три этапа в ее развитии.

Первый этап длился несколько лет после обретения Кыргызстаном независимости и характеризовался повышением уровня национального самосознания народа, актуализации идеологии национального строительства и возрождения кыргызской государственности.

Второй этап начинается с середины 90-х годов, когда бывшим президентом А.Акаевым был выдвинут лозунг «Кыргызстан – наш общий дом». В 1994 году была создана Ассамблея народа Кыргызстана (АНК), основу которой составляли культурные центры некоторых этнических общин. АНК на первоначальном этапе развития сыграла положительную роль в формировании толерантных отношений между этносами республики. Однако, как показало время, являясь консультативно-совещательным органом, не обладая достаточными полномочиями и ресурсами, АНК не смогла стать реальным институтом обеспечения единства народа, формирования общегражданской идентичности, снятия межнациональной напряженности и предупреждения конфликтов.

Третий этап начался после мартовской революции 2005 года и характеризовался ухудшением ситуации не только в сфере межэтнических отношений, но и усилением в обществе проявлений регионализма. В это время произошел ряд локальных межэтнических конфликтов в Чуйской области.

Неэффективность и декларативность политики государства в сфере межэтнических отношений существенно снизили способность общества противостоять тенденциям роста национализма и сепаратизма. Сказалось также отсутствие взвешенной информационной политики, что привело к ослаблению влияния государства в местных средствах массовой информации.

В Ошской и Джалал-Абадской областях ситуация усугублялась обострением конкурентной борьбы с вовлечением криминала и наркотрафика, переделом сфер влияния и собственности. На фоне высокого уровня безработицы, снижения уровня образования, наличия групп молодежи, попавшей под влияние радикальных религиозных течений, криминальных групп, в том числе под видом спортивных клубов, конфликтный потенциал в этом регионе был высоким. По-прежнему остро стояла жилищная проблема, выдвигались требования обеспечить людей земельными участками, происходила все большая самоизоляция людей в моноэтнических кварталах.

При этом меры государственной политики регулирования межэтнических отношений отсутствовали, властью не была создана понятная и эффективная модель интеграции между различными этносами, проживающими в Кыргызстане. Государство практически полностью устранилось от решения межэтнических проблем. Такое положение дел все больше и больше отдаляло друг от друга этнические общины в Кыргызстане, создавало напряженность в отношениях между ними. Особенно ярко это проявилось во взаимоотношениях между кыргызским и узбекским населением на юге страны.

Нерешенность накопившихся проблем способствовала мобилизации лидеров сепаратистов. Они смогли объединить вокруг себя представителей своего этноса, улучшить собственное экономическое положение и начали выдвигать политические требования. Спекулируя на реальных трудностях, с которыми сталкивались представители узбекского населения, сепаратисты создавали миф о якобы дискриминации по отношению к их этнической общине, продвигали также заведомо неприемлемые претензии к властям. Так, стали озвучиваться сепаратистские идеи об отделении от Кыргызстана территорий с компактным проживанием узбеков, создания автономии, предоставления языковых и других дополнительных политических и социально-культурных преференций. Начавшись еще в 2005 году, с выдвижения требования о предоставлении 11 мест в Жогорку Кенеше для узбеков, такая политика продолжалась уже длительное время.

При этом, в ряде источников, преимущественно иностранных, присутствует недостаточно всесторонний подход при объяснении причин конфликта, основанный на концепции якобы имевшей место в Кыргызстане существенной дискриминации этнического меньшинства. Данный подход не учитывает ряда объективных факторов. Согласно сложившимся международным стандартам, дискриминацией меньшинства признается отсутствие доступа к образованию и источникам информации на родном языке, представительства в органах власти.

За годы независимости доступ к обучению на родном языке не был ограничен: число школ с узбекским языком обучения не только не сократилось, но и увеличилось. В момент конфликта число кыргызских и узбекских школ в г.Ош было равным. В Кыргызстане функционирует 236 школ с узбекским языком и 99 школ с кыргызско-узбекским языком обучения.

Центром подготовки учебников на узбекском языке при Кыргызско-Узбекском университете было подготовлено 63 наименования учебников для школ с узбекским языком обучения, учебники общим тиражом более 700 тыс. экземпляров были изданы за счет республиканского бюджета.

На юге страны функционировало 12 СМИ на узбекском языке, в их числе телерадиокомпании, газеты и журналы. В городе Ош вот уже более 90 лет существует старейший в республике узбекский Академический музыкально-драматический театр им. М.З.Бабура.

Сотни граждан узбекской национальности имеют ученые степени, многие удостоены государственных наград и премий, высших воинских званий суверенного Кыргызстана, являлись депутатами парламента, руководителями органов государственной власти, главами органов местного самоуправления.

Кыргызстан – единственная страна на постсоветском пространстве, где в Кодексе о выборах предусмотрена квота для граждан, представляющих различные национальности, в списках кандидатов от политических партий на выборах Жогорку Кенеш.

V. Основные причины конфликта 2010 года

Необходимо учитывать также ряд других, лежащих вне плоскости межэтнических отношений, факторов и обстоятельств, которые в значительной мере повлияли на развязывание конфликта в июне 2010 года и препятствовали его предотвращению.

Прежде всего, это активизация деятельности организованных преступных групп (ОПГ), общественно-политических сил различного толка и религиозно-экстремистских группировок.

Внутрикриминальный передел сфер влияния имел непосредственное воздействие на разжигание конфликта и организацию провокаций. Преступные группы облагали поборами предпринимателей, принадлежавших к различным этническим сообществам, вымогательства сопровождались проявлениями национализма. После апрельских событий криминальные группировки, тесно переплетенные с прежним режимом, увидели угрозу для своих интересов. Об этом свидетельствуют столкновения между предпринимателями и криминальными группировками в апреле-мае 2010г. В ходе самого конфликта члены организованных преступных группировок обеих национальностей участвовали в нападениях на здания воинских частей, пограничных застав, органов милиции с целью захвата оружия. Организованные преступные группировки не только принимали активное участие в противоправных акциях во время июньского конфликта, но и финансировали их.

Значительную роль в организации массовых беспорядков на юге республики сыграла наркопреступность. По данным Государственной службы по контролю наркотиков КР, конфликт был использован для передела наркобизнеса. После падения режима сложилась благоприятная для организованных преступных группировок ситуация, чтобы взять под контроль каналы поставки наркотиков и вытеснения конкурирующих группировок.

Данный факт подтверждается в докладе Управления ООН по контролю наркотиков и преступности. В нем отмечено, что межэтнический конфликт на юге Кыргызстана в 2010 году был использован криминальными группами, для того чтобы добиться контроля над наркотрафиком.

Правоохранительные органы и силовые структуры были ослаблены предыдущим режимом. В 2009 году была расформирована Национальная гвардия, сокращена численность армии и Внутренних войск МВД, ликвидировано Агентство по контролю наркотиков, вместо выполнения своих прямых задач спецслужбы обеспечивали интересы правящего семейно-кланового режима, занимались преследованием политических оппонентов власти. Нельзя обойти вниманием и то обстоятельство, что правоохранительные органы страны в целом и южных областей в частности, не располагали достаточными мощностями и ресурсами для предотвращения и нейтрализации массовых беспорядков. Ставленники Бакиева в правоохранительных органах фактически поддерживали его реваншистские действия.

Правоохранительные органы и силовые структуры вследствие отсутствия четкой координации и взаимодействия с местными органами власти не смогли своевременно принять все необходимые меры по предотвращению и локализации конфликтной ситуации. Все эти причины привели к тому, что правоохранительные органы оказались практически беспомощны в первые часы конфликта.

Новые назначения в органы власти были сделаны ВП в основном на уровне центральных органов и лишь некоторых руководителей местного уровня. По этой причине, после активизации в ряде регионов реваншистских сил, влияние ВП было ограниченным. Среди руководителей среднего уровня, в том числе в силовых структурах, в основном работали ставленники прошлого режима. Они не хотели расставаться с властью, находились на связи с семьей Бакиевых, готовые исполнять их приказы. Провалившиеся попытки созыва парламента в г.Ош, захвата власти в апреле-мае 2010 года в Джалал-Абадской и Ошской областях подтолкнули сторонников прежнего режима к разжиганию разного рода конфликтов.

На государственном уровне не была разработана четкая стратегия социально-экономического развития каждой из областей республики, в результате чего население, главным образом горных и отдаленных районов активно мигрировало из сел в города, а затем на север страны и за ее пределы.

Таким образом, анализ межэтнического конфликта дает возможность полагать о наличии следующих основных причин, спровоцировавших столкновения:

- отсутствие всестороннего изучения и анализа подлинных причин и условий Ошских событий 1990 года, выверенной государственной политики в сфере межэтнических отношений;

- сложная социально-экономическая и политическая обстановка в регионе конфликта, обусловленная политикой, проводившейся президентом К.Бакиевым, действиями членов его семьи и их приближенных в период нахождения у власти;

- целенаправленные действия руководителей и сторонников бывшей власти по дестабилизации обстановки в стране и разжиганию различного рода конфликтов, в том числе межэтнических, в целях свержения Временного Правительства и возвращения утраченной 7 апреля 2010года власти;

- практиковавшееся много лет заигрывание властей, а также отдельных политиков и руководителей местных органов власти, с радикальными лидерами узбекской части населения юга в политических целях;

- традиционная обособленность, замкнутый характер проживания в махаллях узбекского населения, его недостаточная интеграция в кыргызстанское общество;

- последствия стихийной внешней и внутренней миграции населения, приведшие к уменьшению доли кыргызской части населения южных областей. Этому способствовала также миграция из соседних стран, а также рост влияния других этнических групп на социально-экономические и общественно-политические процессы в южных регионах;

- открытые призывы отдельных лидеров узбекской этнической общины к продвижению сепаратистских идей на многочисленных собраниях и митингах и использованием всех видов средств массовой информации;

- некомпетентность отдельных руководителей в органах власти на местах, отсутствие надлежащего взаимодействия и координации совместных усилий между силовыми структурами и органами власти на местах по предупреждению и разрешению конфликтных ситуаций;

- деморализация и дезориентация правоохранительных органов после апрельских событий, связанная с противостоянием протестующему народу;

- подстрекательство, влияние и участие организованных криминальных групп, в том числе наркоторговцев, в разжигании и эскалации конфликта;

- системная коррупция во всех ветвях власти, особенно на местном уровне, вследствие которой у бизнесменов других национальностей сложилось предубеждение о продажности чиновников. Это привело к снижению авторитета институтов власти, в частности, правоохранительных органов, судов;

- отсутствие в распоряжении Временного Правительства достаточных политических, финансовых, правоохранительных, силовых ресурсов для противодействия масштабным провокациям межэтнических столкновений.

VI. Общественно-политическая ситуация в апреле-мае 2010 года. Провокации межэтнических столкновений

Отсутствие у властей понимания собственного народа наглядно проявилось в ходе Мартовской (2005 года) и Апрельской (2010 года) революций. Не сделав должных выводов из судьбы первого Президента, проводившего политику грубого попирания прав человека, игнорирования нужд народа, продолжив преступную практику разграбления страны, сращивания государственных институтов с криминалитетом, режим К.Бакиева создал условия для трагического развития дальнейших событий.

В частности, арестовав 6 апреля 2010 года лидеров оппозиционных партий и движений, власть оставила людей, собравшихся на Курултай в г.Бишкек 7 апреля, без руководства. Последовавшее вслед за этим народное восстание против коррумпированной тоталитарной власти положило начало коренной смене ориентиров в развитии государства и народа Кыргызстана. При этом актуализировались многие скрытые угрозы, в том числе регионализм, национализм и сепаратизм.

Реваншистски настроенные сторонники свергнутого президента К.Бакиева, в том числе из числа руководителей и сотрудников правоохранительных и силовых структур пытались использовать ситуацию для возвращения к власти. Дополнительным мотивом для этих сил было желание обвинить Временное Правительство в допущении межэтнических столкновений и гибели большего количества людей, чем убийство 76 человек во время событий Апрельской революции только на площади Ала-Тоо в Бишкеке 7 апреля 2010 года.

Данное обстоятельство находит подтверждение в известном телефонном разговоре, состоявшемся 29 апреля, между братом и сыном свергнутого президента (Жанышем и Максимом Бакиевыми) о необходимости поддержания в стране постоянного напряжения. В мае была начата реализация их планов по разжиганию конфликтов в стране.

Смена власти в стране, произошедшая 7 апреля 2010 года, повлекла за собой серию кадровых изменений, направленных на отстранение от политической власти и экономических ресурсов клана Бакиевых и их сторонников, которые прилагали все возможные усилия для дестабилизации обстановки и свержения новой власти, возврата себе прежнего влияния и возможностей. Любые поводы для дестабилизации ситуации были выгодны реваншистам. В том числе ими предпринимались попытки расколоть страну, раздавались призывы создать так называемую «южную республику». Кроме того, некоторые из них получили возможность обогатиться на последствиях конфликта или заручиться поддержкой националистически настроенного в результате конфликта населения. Все это привело к значительному ослаблению центральной власти и активизировало скрытые угрозы, в том числе сепаратизм.

При этом чрезвычайно важно понимание того, что простые граждане Кыргызстана не должны рассматриваться как организаторы событий. В условиях отсутствия эффективной политики формирования общегражданской идентичности и управления межэтническими отношениями, они оказались втянутыми в конфликт реваншистами и сепаратистами в условиях борьбы политических групп за власть в сложных геополитических условиях.

Характеризуя динамику развития общественно-политической ситуации в апреле-мае 2010 года, необходимо отметить, что после падения центральной власти на местах власть перешла Координационным советам, которые самостоятельно назначали руководителей государственных структур в регионах от имени народа. Политические силы, оппозиционные к прежнему режиму, образовали Временное Правительство (далее – ВП), которое взяло всю ответственность на себя. ВП объявило о проведении конституционной реформы, референдума, а затем парламентских выборов с целью конституционно-правового закрепления парламентской формы правления и возвращения страны в правовое поле. ВП удалось стабилизировать общественно-политическую ситуацию, восстановить систему государственного управления и вертикаль власти, предотвратить развал страны на части.

В этих условиях общественно-политическая ситуация была чрезвычайно обострена, активизировался криминал, проявилась проблема политической и экономической зависимости республики от других государств. Налицо была деморализация органов власти, особенно правоохранительных органов, на фоне отчаянного сопротивления реваншистских сил. За апрель-май только в г.Бишкек прошли более 120 митингов и других массовых акций.

Попытки разжечь конфликты на межэтнической почве предпринимались еще до июньских событий. Реваншистами были предприняты попытки разжигания конфликта между кыргызами и турками, кыргызами и дунганами в различных районах Чуйской области.

19 апреля 2010 года в с. Маевка, на окраине Бишкека, имели место массовые беспорядки, спровоцированные противниками новой власти под предлогом захвата земельных пахотных участков, прилегающих к столице страны и принадлежащих туркам-месхетинцам. В результате беспорядков погибло 4 человека, более 40 граждан пострадали, было подожжено 11 домов, 4 из них сгорели полностью. Погромщиками было самовольно захвачено и распределено под строительство индивидуального жилья 857 гектаров пахотных земель, принадлежащих жителям Маевки. Впоследствии действиями правоохранительных органов и добровольных народных дружин захваченные земли были возвращения законным владельцам, а зачинщики погромов арестованы, под суд было отправлено 5 человек, вина их была полностью доказана.

Аналогичные провокации имели место в селах Александровка, Ново-Покровка, г.Токмок. Параллельно вокруг Бишкека и Оша провоцировались самовольные захваты земель, происходившие под националистическими лозунгами «На кыргызской земле – кыргызы без земли». Однако разжечь масштабный межэтнический конфликт в Чуйской долине им не удалось.

13-14 мая 2010 года сторонниками беглого президента было захвачено здание областной государственной администрации Джалал-Абадской области. В результате столкновений между ними и членами партии «Ата-Мекен», сторонниками действующего губернатора Б. Асанова погибли 2 человека и 65 человек получили ранения. После освобождения здания областной государственной администрации большая группа возмущенных людей, в том числе К.Батыров со своими сторонниками в количестве около 500 человек, вооруженные огнестрельным оружием, палками, железными прутьями, умышленно подожгли дома, принадлежавшие К.Бакиеву и его близким родственникам.

Данная акция оказалась на руку реваншистским силам и националистически настроенным политикам, которые перевели проблему из политической в межэтническую плоскость. Впоследствии, это стало символическим водоразделом, после которого политическое противостояние стало переходить в плоскость межэтнического конфликта 2010 года.

VII. Активизация лидеров сепаратистов

Как и после марта 2005 года, в период смены власти, поднялся уровень политической активности узбекской общины юга под влиянием властных амбиций её наиболее активных и радикальных лидеров. Это выразилось в рамках дискуссий в формате Конституционного совещания, когда ими были внесены предложения в проект новой Конституции о придании узбекскому языку статуса официального, выделении квот в органах исполнительной, законодательной и судебной власти всех уровней, пропорциональном назначении узбеков в руководящий состав министерств и ведомств, правоохранительных и судебных органов.

О том, что лидеры сепаратистов проявляли интерес к формально-юридическим процедурам создания автономии задолго до событий 2010 года, свидетельствует запрос депутата ЖК КР А.Сабирова, посланный еще в 2007 году в Посольство Республики Таджикистан в Кыргызской Республике. Запрос содержал просьбу предоставить нормативно-правовые документы по образованию Горно-Бадахшанской автономной области Республики Таджикистан.

По мере усиления конфронтации в политической жизни страны начала расти активность национал-сепаратистов, которые в ситуации политической нестабильности в республике увидели возможность для достижения своих целей. Это привело к радикализации их требований и открытому продвижению своих идей в лояльных к ним средствах массовой информации (Ош ТВ, Мезон ТВ и т.д.).

Cепаратистки настроенным политикам, ставшим лидерами узбекского населения, удалось добиться сплачивания значительной части своего этнического сообщества. Особую негативную роль в этом процессе играла политическая партия «Ватан» («Родина»). Деятельность этой партии показала, что введение запрета в ст. 4 Конституции 2010 года на создание партий на этнической основе является в условиях Кыргызстана своевременной и обоснованной мерой.

Регулярные националистические выступления радикальных лидеров, таких как К.Батыров, который заработал политический вес, будучи доверенным лицом бывших руководителей государства А. Акаева и К. Бакиева, депутатом парламента нескольких созывов, послужили катализатором межнациональных столкновений на юге республики.

Так, 15 мая 2010 года на многотысячном митинге в г.Джалал-Абад К.Батыров заявил: «…узбеки долго ждали этого момента, пришло время активного участия в политической жизни страны»; «если Временное Правительство не в силах установить порядок в стране и оправдать доверие народа, то мы сметем эту власть». Это выступление в течение нескольких дней транслировалось по телеканалам Ош-ТВ, Мезон-ТВ и Смарт-ТВ. Также, выступая перед представителями узбекского населения в селе Кызыл-Кыштак Карасуйского района, К.Батыров говорит: «…мы этого ждали 20 лет», что являлось опасным напоминанием о событиях 1990 года и становилось призывом к активным действиям.

К.Батыров и И.Абдрасулов, по аналогии с методами, использованными ими в 2005 году, когда они баллотировались в Жогорку Кенеш через партию “Алга Кыргызстан”, затем в 2007 году, когда активно поддерживали партию «Ак-Жол» и в 2009 году, когда выступили в поддержку К.Бакиева на президентских выборах, полагали, что ВП также, как и прежние режимы нуждается в их поддержке для укрепления своего влияния в Ошской и Джалал-Абадской областях. Они рассчитывали использовать узбекское население на предстоящем референдуме и парламентских выборах, призывали бойкотировать предстоящий референдум, в случае если власти не пойдут на требуемые уступки. На этом фоне в окружении лидеров сепаратистов появились вооруженные люди.

При этом, радикальные лидеры сепаратистов (К.Батыров, Ж.Салахутдинов, И.Абдурасулов, Д.Сабиров, К.Абдуллаева и др.) на юге КР, имеющие свой крупный бизнес и отстаивающие его путем возможного создания узбекской автономии на юге КР, либо вхождения во властные структуры республики, планировали 2 варианта достижения целей:

- добиться внесения выгодных им изменений и дополнений в новую Конституцию, что не удалось, так как они не были приняты Конституционным совещанием;

- провоцирование межэтнического конфликта с целью вмешательства внешних сил для создания условий отделения региона в будущем.

К началу июня 2010 года лидеры сепаратистов имели полную идеологическую и организационную готовность, о чем свидетельствуют:

- митинги и собрания узбекской общины с призывами о консолидации сил и средств в отстаивании своих требований, которые регулярно проходили в период с 19 апреля по 10 июня 2010 года;

- привлечение к реализации своих замыслов приверженцев религиозно-экстремистской организации «Хизб-ут-Тахрир»;

- создание в местах компактного проживания узбеков штабов, с назначением ответственных лиц, отрядов самообороны, разбитых на мобильные группы, а также обеспечение их средствами сотовой связи;

- выработка единой системы оповещения узбекского населения, о чем свидетельствуют выстрелы из ракетниц в узбекских кварталах, призывы с минаретов мечетей, использование городских маршрутных микроавтобусов для доставки групп в районы города;

- специальное переоборудование тяжелого грузового транспорта в бронированные автомашины;

- подготовка запасов химических веществ и металлических предметов для создания самодельных взрывных устройств;

- заблаговременная эвакуация людей, вывоз ценных вещей, документов, денег и т.д. в безопасные районы;

- подготовка и возведение баррикад между кварталами компактного проживания населения;

- свидетельства ожидания внешней военной помощи: на домах, дверях, крышах и прилегающих к домам автодорогах имелись надписи «SOS» и «HELP», сделанные специальной люминесцентной краской;

- невыход на работу, уклонение от службы, в том числе сотрудников силовых структур узбекской национальности, в день начала конфликта;

- проявленная в начале конфликта способность быстрой мобилизации, которая позволяла в течение короткого времени собрать до нескольких тысяч мужчин в возрасте от 15 до 45 лет.

По результатам расследований после конфликта, органами прокуратуры были возбуждены уголовные дела по фактам захвата оружия группами людей кыргызской национальности. То есть источники появления огнестрельного оружия у кыргызской части участников конфликта в основном известны. При этом источники наличия оружия у узбекского населения остаются неизвестными, что может косвенно подтверждать участие «третьих сил» в разжигании конфликта.

Одновременно происходила мобилизация крупных денежных фондов, собранных состоятельными узбекскими бизнесменами, проживающими за рубежом, в том числе для создания на базе ряда спортивных и общественных организаций, полувоенизированных структур, так называемых узбекских сил самообороны, что в дальнейшем повлияло на масштабы открытого столкновения между узбеками и кыргызами, вовлеченными в конфликт.

Все это вызывало негативный резонанс среди кыргызской части населения.

VIII. Факторы, повлиявшие на возникновение конфликта.

Таким образом, серьезное дестабилизирующее влияние на общественно-политическую ситуацию и межнациональные отношения в республике, особенно в г. Ош, Ошской и Джалал-Абадской областях, оказали как внутренние, так и внешние факторы.

Особое значение имели следующие внутренние факторы:

• политические, экономические и социальные проблемы, высокий уровень социального расслоения населения, безработица и коррупция;

• усиливающийся раскол между этническими сообществами, отставание процессов их взаимоинтеграции от процессов накапливания обид и недопонимания;

• реваншистские действия клана Бакиевых, использовавших в своих целях националистически настроенных политиков и граждан;

• провокационная экстремистская деятельность К.Батырова и других лидеров сепаратистов;

• отсутствие продуманной информационной политики;

• отсутствие эффективной государственной кадровой политики и соответствующей вертикали власти;

• отсутствие выверенной государственной стратегии в межэтнической и религиозной сферах;

• усиление борьбы за власть на всех уровнях между представителями различных политических и регионально-клановых сил;

• недостаточные усилия Временного Правительства по консолидации здоровых сил общества в южных областях и городе Ош;

• чрезмерная маргинализация населения и политизация общества при низком уровне правовой культуры, правовой нигилизм населения;

• высокий уровень влияния криминала, скооперировавшегося с рядом властных и партийных структур, высокопоставленных государственных чиновников республики на общественно-политическую ситуацию в стране.

Кыргызстан занимает достаточно важное геополитическое положение на пересечении противоречивых интересов мировых держав в Центральной Азии, что также сыграло определенную роль в дальнейшем развитии событий.

Анализ ситуации в контексте влияния на нее внешних факторов свидетельствует о том, что с середины 90-х годов на юг страны было акцентировано пристальное внимание представителей международных и неправительственных организаций, которые активно работали в области межэтнических отношений, через свои контакты именно с узбекской частью населения.

В СМИ, особенно в Интернет-ресурсах, публиковалась информация о нарушениях прав узбекского населения в Кыргызстане, с попытками активного привлечения внимания международных организаций, НПО, политических кругов ряда зарубежных стран. Это сфокусировало интерес внешних сил к обстановке в КР. Таким образом, радикально настроенные лидеры сепаратистов заранее создали условия для выгодного для себя освещения событий в международном информационном пространстве.

Кыргызстан, в котором за пять лет произошли две революции, избрал путь построения новой формы правления, что было с тревогой воспринято отдельными международными партнерами. Данное обстоятельство предопределило предвзятое отношение к Кыргызстану, попытку оказать давление с целью отказа от избранного политического курса. Это обстоятельство создало условия для заигрывания внешних игроков с политиками внутри страны, которые не учли опасность быстрорастущего национал-сепаратизма, с каждым днем приобретающего угрожающий суверенитету страны характер. Некоторые исследователи отмечают, что спецслужбы определенных стран раскачивали ситуацию в стране по принципу «разделяй и властвуй».

Мнения о том, что в межэтническом конфликте в г.Ош были заинтересованы третьи силы, придерживается и Президент Республики Узбекистан И. Каримов, который 21 сентября 2010 года на заседании Генеральной Ассамблеи ООН заявил: «У нас есть все основания заявить, что сами кыргызы и многочисленная узбекская община, проживающая на юге республики, стали заложниками глубоко продуманной и хорошо организованной акции со стороны третьих сил».

События в начале конфликта свидетельствует о том, что лидеры и наиболее радикальная часть узбекской части населения под влиянием ряда внутренних и внешних сил была заранее подготовлена к подобному развитию событий, в условиях постреволюционной ситуации пришли к мнению о наступлении благоприятного для реализации их намерений момента.

Таким образом, в июне 2010 года при целенаправленном воздействии ряда внутренних и внешних деструктивных сил, произошло накопление опасного конфликтного потенциала, что привело к началу массовых межэтнических столкновений, повлекших многочисленные жертвы и разрушения.

IХ. Краткая хроника начала и развития конфликта.

Инцидент, положивший начало открытым столкновениям, случился 10 июня 2010 года у здания гостиницы «Алай», в подвальном помещении казино «24 часа», между сотрудниками охранной службы заведения и посетителем – бизнесменом. В результате ссоры, через некоторое время собралась толпа до 450-500 представителей узбекского населения. Появились первые пострадавшие.

Около 23.50 часов в районе «Шейит-Добо» и мкр. «Амир-Тимур», в мечетях, расположенных в местах компактного проживания узбекского населения, по громкоговорителю прозвучал призыв к молитве (Азан). Одновременно прозвучали выстрелы из ракетниц в ряде районов города и стуки по газовым трубам в местах компактного проживания узбекского населения.

Примерно в 2 часа ночи началось массовое выступление агрессивно настроенных толп молодежи узбекской национальности. Около 200 молодых людей из районов «Шейит-Добо» и «ОблГАИ» начали громить все: подожгли зал игровых автоматов, избивали встречных кыргызов, выламывали стекла общежитий ОшГУ, останавливали автомашины, убивали водителей.

Тот факт, что в начале событий активную и наступательную тактику использовали участники столкновений узбекской национальности, никем не отрицается, отражен в многочисленных отчетах и исследованиях, включая международные. Наличие у узбекской стороны оружия, переоборудованных для военных целей КАМАзов, так же не отрицается исследователями.

В ночь на 11 июня город Ош фактически был в руках бесчинствующей толпы, которая целенаправленно нападала на объекты государственного значения. С приходом 11 июня утром групп кыргызской молодежи из сельских районов, захвативших оружие и боевую технику в войсковых подразделениях Южной группировки войск Министерства обороны КР, погранзаставах и РОВД, изменился характер конфликта. Агрессивно настроенные и вооруженные группы молодежи начали погромы других объектов в разных кварталах города.

В ходе столкновений при попытках провести переговоры были убиты депутат городского кенеша г. Ош А. Шакиров, начальник РОВД Карасуйского района А.Султанов и его водитель У. Шамурзаев.

Анализ хронологии развития событий в г.Ош показывает, что пик массовых столкновений пришелся на период с 11 по 12 июня, когда ситуация практически вышла из-под контроля властей и неформальных лидеров противоборствующих сторон.

В Джалал-Абадской области 11 июня в клубе бывшего колхоза «Коммунизм» с.Сузак собралось более 500 человек узбекской национальности для обсуждения ситуации в г.Ош. Они договорились организовывать оборону мест проживания, высказывались намерения выехать в Ош для поддержки собратьев. 11-12 июня предпринимались попытки вывоза женщин, детей и стариков в сторону Узбекистана.

12 июня стали известны подробности событий в районе хлопкоперерабатывающего завода «Санпа» Сузакского района на трассе Бишкек-Ош, в результате которых обнаружены 8 трупов, 1 фрагмент черепа, 1 обугленный труп неустановленного лица, а также без вести пропали 2 человека, ранено более 30 человек.

В тот же день представители участники конфликта кыргызской национальности напали на воинскую часть Внутренних войск МВД, дислоцированную в мкр. «Когарт», где было захвачено 1 единица бронетехники, 1 гранатомет, 3 АКМ и военное обмундирование. Вторая группа направилась в г.Джалал-Абад, где обстреляли хорошо организованную вооруженную оборону Университета дружбы народов им.А.Батырова. Однако, получив отпор, вернулась на ипподром «Тел-Тору». После отступления последних, участники конфликта узбекской национальности разгромили и подожгли здания Джалал-Абадской телерадиокомпании, таможни, горГАИ и шесть кафе. Организация узбекской частью участников конфликта самообороны с.Сузак (блокирование всех подъездных путей) оставила жителей сел Кара-Дарьинской зоны в полной изоляции вплоть до 19 июня.

В с.Базар-Коргон утром 13 июня около 300 граждан узбекской национальности перекрыли автотрассу «Бишкек-Ош» с целью не допустить проезд кыргызов. Озвучивались намерения взорвать стратегический мост через реку «Кара-Ункур». При этом был убит участковый милиционер капитан М.Сулайманов и избиты 7 сотрудников РОВД.

В ответ из близлежащих сел собралось около 3000 граждан кыргызской национальности. После неудачных переговоров с представителями узбекской части участников конфликта, собравшиеся, разделившись на две группы, направились в центр с.Базар-Коргон. По пути ими было сожжено 380 объектов, из них 209 жилых домов, в больницу обратилось 99 человек, стационарное лечение получили 25 человек, погибло 20 человек.

Х. Деятельность Временного Правительства по локализации и прекращению конфликта. Последствия конфликта. Ответственность.

Временное Правительство прилагало усилия для локализации возникших массовых беспорядков, оказания помощи пострадавшим, восстановления жилья и объектов инфраструктуры населенных пунктов, охваченных конфликтом.

ВП сразу после начала событий 10 июня 2010г. ввело чрезвычайное положение, предприняло меры для передислокации силовых структур к месту событий. 11 июня до 7 утра в Ош прибыла комиссия ВП, которая организовала штаб по координации действий для локализации конфликта, наведения порядка и обеспечения безопасности населения.

Декреты ВП обеспечили недопущение эскалации насилия и гуманитарной катастрофы. Войска, дополнительные силы были переброшены из других регионов для локализации конфликта и стабилизации ситуации.

Конфликт удалось локализовать и остановить в течение 4-х дней, не допустив распространения конфликта на регион.

В качестве позитивного фактора отмечается также, что в отличие от 1990 года, властям удалось вовремя, без введения чрезвычайного положения или комендантского часа, предупредить и локализовать попытки деструктивных сил и националистически настроенных групп молодежи в городе Бишкек и северных областях Кыргызстана.

Большую моральную поддержку пострадавшим в зоне конфликта оказала оперативно организованная гуманитарная помощь, в том числе из других областей Кыргызстана, города Бишкек, а также от международных организаций.

В результате конфликта погибло 442 человека, из которых опознаны тела 421 жертвы, или 95,2%. 295 из них (70%), составляют этнические узбеки, 123 (29,2%) – кыргызы, 3 (0,7%) представителя других национальностей (русский, пакистанец, уйгур).

К уголовной ответственности привлечены 545 лиц, из них узбекской национальности – 400 (73,3%), кыргызской – 133 (24,4%), других национальностей – 8 (2,2%).

Было сожжено 3746 объектов недвижимости (дома, кафе, магазины и др.), большинство из которых принадлежало узбекам, а также областная филармония им. Р. Абдыкадырова, театр им. Бабура, здание городского управления ГАИ, нефтебаза и ряд других государственных объектов.

На оказание материальной и моральной поддержки пострадавших, восстановление разрушенных объектов были направлены все силы страны, а также огромные объемы внешней помощи. Только Государственной дирекции по восстановлению и развитию городов Ош и Джалал-Абад по состоянию на май 2012 года из республиканского бюджета направлено 4 млрд. 83 млн. 986 тысяч сомов. Кроме того, свыше полумиллиарда сомов целевым способом правительство выделило напрямую семьям погибших и пострадавшим в ходе конфликта.

Дополнительно из республиканского бюджета в качестве компенсации выпадающих доходов, мэрия города Ош получила в 2010-2011 годах 652,6 млн. сомов, мэрия города Джалал-Абад – 113,5 млн. сомов. На 2012 год республиканским бюджетом предусмотрено выделение компенсаций на 370 млн. сомов мэрии города Ош и 120 млн. сомов мэрии города Джалал-Абад.

Беспрецедентную помощь оказали зарубежные государства и международные организации, выделившие значительные средства грантовой и гуманитарной помощи пострадавшим районам и городам.

Финансирование работ по восстановлению городов Ош, Джалал-Абад и других населенных пунктов, пострадавших в конфликте, за счет сокращения доли финансирования других регионов с пониманием воспринято гражданами Кыргызстана, хотя стало причиной дополнительной нагрузки на экономику и бюджет страны, затормозило реализацию других важных социально-экономических проектов.

Постановлением Жогорку Кенеша Кыргызской Республики «Об информации временной депутатской комиссии по выявлению и расследования обстоятельств и условий, приведших к трагическим событиям в республике в апреле-июне 2010 года, и даче им политической оценки» от 09.06.2011г. №567-V, с учетом постановления Жогорку Кенеша Кыргызской Республики №1588-V от 02.02.2012г, Генеральной прокуратуре поручено дать правовую оценку действиям членов Временного Правительства КР в период событий июня 2010 года за то, что они не смогли предотвратить межэтнические столкновения.

В целях дачи правовой оценки действиям более 30 должностных лиц, указанных в п.п. 6 и 9 данного постановления Генеральной прокуратурой проведена проверка.

В результате проведенной проверки Генеральная прокуратура пришла к следующим выводам:

- по результатам проведенной проверки в действиях должностных лиц признаков уголовно-наказуемого деяния не установлено. Вместе с тем, со стороны Министра обороны республики и Специального представителя Временного Правительства республики по Ошской, Жалал-Абадской и Баткенской областях И.Исакова, председателя ГКНБ КР К.Душебаева и его заместителей К.Мусаева, М.Бекенова, коменданта Жалал-Абадской области К.Байболова, начальника УГСНБ по Ошской области А.Эшматова, Министра внутренних дел КР Б.Шера и его заместителей Б.Алымбекова, С.Омурзакова, губернаторов Жалал-Абадской и Ошской областей Б.Асанова и С.Жээнбекова, мэра г.Ош М.Мырзакматова имеет место ненадлежащая организация работы на вверенных участках по предотвращению и недопущению произошедших событий в мае и июне 2010 года в Жалал-Абадской, Ошской областях и в г.Ош.

Временное Правительство признало свою ответственность и вину за то, что не смогло уберечь страну от трагедии. «Мы, люди, взявшие на себя ответственность за страну в это трудное время, просим у всего народа и у каждой семьи, в которой есть погибшие и пострадавшие, прощения за то, что не смогли уберечь вас от этой беды» – говорится в Обращении к народу Кыргызстана и мировому сообществу, опубликованном 16 июня 2010г. Однако этого не сделали до сих пор ни К. Бакиев, ни его окружение, ни К.Батыров, ни другие виновники развязывания конфликта.

Власти Кыргызстана продолжают извлекать уроки из случившейся трагедии, прилагают усилия для восстановления стабильности, межэтнического согласия и мира, а также демонстрируют стремление государственных органов к открытому обсуждению острых проблем в сфере межэтнических отношений.

Один из главных уроков конфликта заключается в том, что государственная власть и политики никогда не должны допускать заигрываний с националистами, независимо от их принадлежности к определенным этническим группам. В настоящее время отдельные политики до сих пор продолжают вести безответственную и опасную игру на националистическом поле, которая в любой момент может спровоцировать новый виток эскалации напряженности в такой чувствительной сфере, как межэтнические отношения.

Национализм неизбежно порождает сепаратизм. Ответом на этот вызов должна быть реальная политика консолидации общества, включающая помимо других мер, активизацию процесса органичной интеграции всех этнических общин, в том числе и узбекской, в единый народ Кыргызстана, восстановление доверия и преодоление последствий конфликта, построение единой общегражданской нации в Кыргызстане.

XI. Выводы

1. Трагические события мая-июня 2010 года в городах Ош, Джалал-Абад, отдельных районах Ошской и Джалал-Абадской областей имели как общие, так и отличительные особенности, причины и обстоятельства.

Гибель 2 человек и ранение 65 граждан 13-14 мая 2010 года в городе Джалал-Абад не связана с межэтническими отношениями и произошла в результате политического противостояния и вооруженных столкновений между сторонниками Апрельской революции, с одной стороны, и свергнутого Президента К.Бакиева, с другой стороны. События 10-14 июня 2010 года в городах Ош, Джалал-Абад, отдельных районах Ошской и Джалал-Абадской областей связаны с эскалацией межэтнической напряженности, вызванной деструктивными действиями сил, стремившихся продемонстрировать новым властям Кыргызстана свое влияние на население южного региона.

К общим причинам, приведшим к трагическим событиям мая и июня 2010 года относится обострение социально-экономической ситуации в результате антинародной политики авторитарных властей в период 1990-2010 гг.

2. Анализ различных исследований и оценок июньских событий 2010 года позволил специалистам сделать вывод, что в межэтнический конфликт между гражданами кыргызской и узбекской национальности города Ош, Ошской и Джалал-Абадской областей был спровоцирован реваншистски настроенными лицами из окружения свергнутого президента К.Бакиева и лидерами сепаратистов, а также криминалитетом, представителями наркобизнеса и внешних сил.

3. У этого конфликта есть исторические и политические корни, в том числе оставшаяся с советских времен политика замалчивания любых противоречий и конфликтов в сфере межэтнических отношений. В силу этой традиции не была дана объективная и принципиальная оценка межэтническим столкновениям в Оше и Узгене в 1990 году. Кровавые уроки этих событий не усвоили ни зачинщики, ни представители органов государственной власти, местного самоуправления, правоохранительных органов и силовых структур.

Кризисные явления в экономике, безработица, неравенство в доступе к экономическим ресурсам, нестабильность социально-экономической ситуации проецируются на межэтнические отношения.

4. Неэффективность и декларативность политики государства в сфере межэтнических отношений существенно снизили способность общества противостоять тенденциям роста национализма и сепаратизма.

Государство практически полностью устранилось от решения межэтнических проблем, ограничиваясь декларативными заявлениями. На местном уровне с каждым годом усиливалось ярко выраженное разобщение, росло взаимное недоверие между людьми разных национальностей. Особенно ярко это проявилось во взаимоотношениях между представителями кыргызского и узбекского населения в городе Ош, Ошской и Джалал-Абадской областях. Раскол между ними носил ярко выраженный характер и имел тенденцию к усугублению.

5. Сказалось отсутствие взвешенной информационной политики, в результате чего власти Кыргызской Республики не располагали ресурсами и технологиями для проведения эффективной работы в информационном пространстве, в том числе во время конфликта летом 2010 года.

6. Нерешенные проблемы в области межэтнических отношений способствовали активизации отдельных лидеров сепаратистов. Для достижения своих корыстных политических целей, они вовлекали представителей своей этнической группы, выдвигали заведомо неприемлемые требования о статусе узбекского языка, о выделении отдельных квот в выборных органах власти гражданам узбекской национальности и др. Особую негативную роль в этом процессе играла политическая партия «Ватан» («Родина»).

7. Свержение К.Бакиева 7 апреля 2010 года, последовавшая за этим борьба за власть на различных уровнях между сторонниками старой и новой властной элиты Кыргызстана были восприняты экстремистки настроенными лидерами узбекской общины как благоприятные условия для продвижения во власть и реализации своих политических интересов.

8. Сложная социально-экономическая и политическая обстановка в регионе конфликта, вызванная политикой, проводившейся президентом К.Бакиевым, действиями членов его семьи и их приближенными в период нахождения у власти, их действия после Апрельской революции по дестабилизации обстановки в стране и разжиганию конфликтов в целях возвращения утраченной власти, привели к предельному обострению межэтнической напряженности.

Ряд националистически настроенных политиков вольно и невольно способствовали достижению реваншистами своих кровавых целей.

9. Специальные службы Кыргызстана на протяжении многих лет исполняли интересы правящего семейно-кланового режима и занимались в основном преследованием политических оппонентов власти. Ставленники Бакиева в правоохранительных органах фактически поддерживали его реваншистские действия. Поэтому правоохранительные органы и силовые структуры, ослабленные предыдущим режимом, оказались практически беспомощны в начальной стадии конфликта.

10. Значительную роль в организации массовых беспорядков сыграли наркоторговцы и криминальные структуры. После падения режима Бакиева происходил передел сфер влияния между организованными преступными группировками. Их подстрекательство, влияние и прямое участие в разжигании и эскалации конфликта имело ключевое значение для характера и масштабов конфликта.

11. Временное Правительство не располагало достаточными политическими, правоохранительными, силовыми ресурсами для противодействия масштабным провокациям в виде межэтнических столкновений.

Вместе с тем имело место ненадлежащая организация работы со стороны отдельных руководителей органов государственной власти и местного самоуправления по предотвращению и недопущению произошедших событий.

12. Последствия этого межэтнического конфликта очень тяжелые. Погибли люди, разрушена инфраструктура городов и населенных пунктов, разграблено имущество граждан страны. Усилилась миграция населения за пределы Кыргызстана, нанесен урон международному имиджу государства.

13. Вследствие ряда субъективных причин, в том числе нарушения прав граждан со стороны правоохранительных органов в ходе расследования событий июня 2010 года, наблюдается тенденция усиления самоизоляции узбекской этнической общины на юге страны.

14. Предстоит сложная и трудная работа по восстановлению доверия и преодолению последствий конфликта, поскольку в 1990 и в 2010 годах люди дважды были вовлечены в конфликт с многочисленными человеческими жертвами. Открытое обсуждение произошедшего предпринимается для того, чтобы извлечь необходимые уроки.

15. На основе изложенного, все ветви власти Кыргызской Республики должны принять исчерпывающие меры, чтобы не повторить коренной ошибки властей Кыргызстана после событий 1990 года. Важно сконцентрировать усилия не на «поиске стрелочников», а на устранении копившихся долгое время глубинных причин конфликта.

Иначе, трагедия может снова повториться.

XII. Рекомендации

1. Завершить разработку программного документа, направленного на консолидацию народа Кыргызстана, объединение усилий органов государственной власти и местного самоуправления, гражданского общества в укреплении межэтнического согласия, преодоление последствий конфликта и формирование единой гражданской нации, включая интеграцию всех граждан, независимо от этнической принадлежности, во все сферы экономической, общественной, политической жизни.

Программный документ должен содержать меры, подкрепляющие последние решения, направленные на повышение эффективности языковой политики, в том числе на создание условий для выполнения кыргызским языком интегрирующей роли, а также взаимодействие различных культурных, языковых, исторических традиций, наследия народа Кыргызстана. Эта работа потребует пересмотра всей системы образования, от детских садов до высшей школы.

2. В целях улучшения социально-экономического положения регионов принять долгосрочную Государственную программу по их комплексному развитию с особым вниманием приграничным районам.

3. Генеральной прокуратуре, МВД, ГКНБ завершить работу по даче правовой оценки действиям бывшего президента КР К.Бакиева, его окружения, а также К.Батырова и других лидеров сепаратистов; принятие мер по экстрадиции указанных лиц.

4. Генеральной прокуратуре, МВД, ГКНБ принять меры по активизации расследования уголовных дел, возбужденных по фактам, имевшим место во время трагических событий в июне 2010 года, установлению местонахождения без вести пропавших лиц, а также установлению личностей 21 неопознанного трупа, завершить работу по возврату оружия, боеприпасов.

5. Генеральной прокуратуре обратить особое внимание фактам нарушения прав человека, имевшим место при расследовании обстоятельств конфликта и привлечении к ответственности виновных. Принять меры в целях коренного улучшения ситуации в правоохранительной и судебной системе, предотвращении пыток, других форм бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания.

6. Проводить системную подготовку военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов по вопросам прав граждан, для того, чтобы они могли действовать в условиях гражданских беспорядков, не нарушая прав человека.

7. Правоохранительным органам усилить работу по недопущению разжигания межэтнической розни, в том числе через СМИ. Рекомендовать принятие журналистским сообществом кодекса поведения СМИ, отражающего культурное и этническое многообразие Кыргызстана для пропаганды толерантности, недопустимости публикации материалов националистического и экстремистского характера. Потенциал средств массовой информации, журналистов также должен быть повышен для того, чтобы они могли более активно и профессионально работать в целях восстановления взаимного доверия в обществе и граждан к власти.

8. Проводить государственную кадровую политику, исключающую любую дискриминацию, основываясь на компетентности и прозрачном процессе отбора с учетом представительства людей разных национальностей в органах власти и управления. При этом необходимо формировать новое поколение лидеров из числа представителей этнических общин, полностью интегрированных в общественно-политическую жизнь Кыргызстана.

9. Осуществить комплекс мер по формированию в народе Кыргызстана осознания опасности для будущего страны, исходящей от агрессивного национализма и дискриминации представителей этнических сообществ и, напротив, повышения конкурентоспособности страны в условиях, когда каждый гражданин будет ощущать себя полноправным членом общества.

10. Повысить роль и статус Ассамблеи народа Кыргызстана и других консультативно-совещательных органов по вопросам межэтнических отношений при государственных структурах: областных, районных, местных органах власти. При этом необходимо ускорить процесс реформирования деятельности АНК с целью усиления эффективности работы.

11. Принять меры по преодолению разделения по этническому признаку на уровне местных сообществ, предотвращение их самоизоляции. Этническим сообществам следует предпринять усилия для активного и ответственного участия во всех сферах общественной жизни страны, а также публично осуждать любые проявления сепаратизма, объединить усилия для сохранения единства и согласия народа Кыргызстана.

Деятельность Рабочей группы по восстановлению хронологии и обстоятельств трагических событий мая-июня 2010 года в городах Ош, Джалал-Абад, отдельных районах Ошской и Джалал-Абадской областей с учетом необходимости обработки существующих материалов, документов и вновь выявляемых фактов продолжается.

Рабочая группа

Государственного комитета национальной безопасности, Министерства внутренних дел, Генеральной Прокуратуры Кыргызской Республики при участии специалистов Аппарата Президента, Секретариата Совета обороны Кыргызской Республики.

Оригинал публикации - Президент.Кг




РЕКЛАМА