25 Июнь 2018

Новости Центральной Азии

Кыргызстан: Адвокаты Азимжана Аскарова добиваются пересмотра дела

25.06.2012 12:46 msk, Фергана

Кыргызстан Интервью

Адвокаты приговоренного к пожизненному лишению свободы правозащитника Азимжана Аскарова хотят добиться возобновления рассмотрения его дела - по вновь открывшимся обстоятельствам. Они нашли более ста новых свидетелей по связанным с Аскаровым эпизодам трагических событий июня 2010 года на юге Кыргызстана.

Напомним, руководитель правозащитной организации «Воздух» Азимжан Аскаров был признан виновным в организации массовых беспорядков в Джалал–Абадской области, разжигании межнациональной розни, захвате заложника и убийстве участкового милиционера. В сентябре 2010 года районный суд приговорил его к пожизненному заключению, 20 декабря 2011 года Верховный суд Киргизии оставил приговор в силе. Правозащитник находится в исправительной колонии №47.

Защита Аскарова, понимая, что его дело не было расследовано тщательно и в нем много белых пятен, старается добиться нового рассмотрения. О проделанной работе «Фергане» рассказала юрист правозащитного центра «Граждане против коррупции», адвокат Аскарова Евгения Крапивина.

- Насколько вероятно новое судебное разбирательство по делу Азимжана Аскарова?

- Еще 23 декабря 2011 года мы отправили на имя президента страны письмо с просьбой дать Генеральной прокуратуре поручение возобновить производство по делу Аскарова по вновь открывшимся обстоятельствам. Ответа от президента нам так и не пришло.

В феврале-марте юристы нашего центра Валерьян Вахитов и Хусанбай Салиев ездили в Базар-Коргон для сбора свидетельских показаний: опрашивали местных жителей, взяли у них письменные объяснительные, засняли их показания на видео. Собранные материалы 18 мая мы отправили генпрокурору Аиде Саляновой. 29 мая мы получили ответ, что наше обращение отправлено прокурору Джалал-Абадской области К.Токтогулову. Это означает, что 29 мая началось расследование дела Аскарова по вновь открывшимся обстоятельствам.

Сейчас мы ждем от генпрокуратуры ответа, достаточно ли этих свидетельских показаний для того, чтобы по вновь открывшимся обстоятельствам был назначен новый судебный процесс. Процедура такова: мы обращаемся в Генпрокуратуру, она отправляет запрос в областную прокуратуру, та проводит проверку свидетельских показаний, а итоги расследования отправляют в Генпрокуратуру, где их проверяют и, если факты найдут подтверждение, дело Аскарова перешлют в Верховный суд, который и решит, отправить дело на пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам или нет. В случае положительного решения судебный процесс начинается заново.

Нам сообщили, что прокуратура Джалал-Абадской области должна дать Генпрокуратуре ответ 15 июня. Этот срок уже истек, ждем реакции.

- Во время всех судебных заседаний по делу Аскарова возникали проблемы с обеспечением свидетелей со стороны подсудимого. Как вам удалось найти новых свидетелей?

- Супруга Аскарова Хадича лично опрашивала соседей и других свидетелей, затем попыталась заверить их показания у нотариуса Базар-Коргонского района, однако он наотрез отказался делать это. Ей пришлось возить свидетелей группками по 5-10 человек в Джалал-Абад и там заверять их показания у нотариуса. Но в последнее время и джалал-абадские нотариусы стали ей отказывать - боятся связываться с делом Аскарова. Кстати, в уголовно-процессуальном кодексе не сказано, что показания должны быть заверены нотариально, но мы все же это сделали.

Список свидетелей Аскаров передавал еще в период рассмотрения его дела судом первой инстанции, однако адвокаты побоялись называть фамилии этих людей и приглашать их в суд. Об этом правозащитник рассказал в интервью Международному комитету по защите журналистов. Но и сейчас до нас доходит информация, что свидетели боятся. Вопрос в том, как поведет себя областная прокуратура – будет ли оказывать на них давление во время опроса. 4 июня, спустя неделю после того, как все документы были отправлены в прокуратуру Джалал-Абадской области, мы встречались с Аидой Саляновой и попросили ее, чтобы дело Аскарова рассматривалось объективно.

Если же Генпрокуратура нам ответит, что показания наших свидетелей не годятся для возобновления рассмотрения дела по вновь открывшимся обстоятельствам, или если те изменят свои показания, то будет видно, запугивали ли их и хочет ли надзорное ведомство вообще возобновлять это дело.

Главное, что свидетели готовы явиться в суд, не в последнюю очередь потому, что волна незаконных задержаний на юге Кыргызстана продолжается, они видят карательную судебную систему и хотят противостоять ей. Единственное - они просят обеспечить им безопасное пребывание на процессах.

Кстати, в этом году мы написали президенту еще одно письмо – с просьбой внести статью 233 часть 2 («Участие в массовых беспорядках») Уголовного кодекса в перечень подпадающих под амнистию (на случай, если власти будут инициировать амнистию в связи с какой-либо датой), так как нередко под эту статью попадают и получают реальные сроки заключения люди, которые просто защищали свои дома.

- Помнится, вы намеревались заняться переводом восьми томов уголовного дела Аскарова…

- Да, мы занимаемся этим вопросом, ведь все документы, очные ставки, протоколы допросов свидетелей и потерпевших велись на государственном языке. Я съездила в Базар-Коргон, сняла копии со всех восьми томов уголовного дела, и мы начали их переводить, чтобы выяснить, сколько было допрошено свидетелей со стороны обвинения, со стороны защиты и так далее.

- Что вам известно об изъятии имущества Аскарова? Недавно было сообщение о попытке конфисковать его дом.

- Это не совсем правда. 21 июня была проведена опись имущества Аскарова, это, кстати, только дом. Затем будет устанавливаться доля непосредственно Аскарова, потому что в доме прописаны также супруга и дети.

Главное, чтобы все делалось в рамках закона. Пусть оценят дом, выделят долю Аскарова, а там мы постараемся найти выход из ситуации, чтобы его семья не осталась на улице. А если начнется пересмотр дела, то исполнительное судопроизводство будет приостановлено.

Кстати, если будет пересмотр дела, то Аскаров уже не будет считаться пожизненно лишенным свободы, его должны будут перевести в следственный изолятор. Но и там мы будем работать с ГСИН (Государственная служба исполнения наказаний), чтобы его перевели в отдельную камеру - в целях безопасности.

- Как идет рассмотрение гражданского дела Аскарова – о возмещении им морального ущерба семье погибшего милиционера Сулайманова?

- Уже состоялся областной суд, по решению которого Аскаров должен выплатить деньги и потерпевшей стороне, и в пользу государства. В целом, со всех пятерых человек, которые проходят по делу вместе с Аскаровым, требуют почти миллион сомов (свыше $21 тысячи). Вот как он их выплатит, если все его имущество будет конфисковано, он не работает, так как отбывает наказание, пенсию тоже не получает. Поэтому этот иск будет просто на нем висеть. А потерпевшие будут продолжать терроризировать его семью.

- На что сейчас живет семья Аскарова?

- Насколько мне известно, его дети находятся в Узбекистане. Жена не работает, занимается его делом.

Что касается самого Азимжана (последний раз я посещала его 21 июня), то сейчас он нуждается в комплексном медицинском обследовании, так как после применения к нему пыток состояние его здоровья значительно ухудшилось: он не может спать ночами, постоянно пьет обезболивающие, у него ломит кости, болят почки, есть проблемы с ушными перепонками. Мы пытались обратиться за помощью в частные поликлиники, чтобы их врачи провели обследование Аскарова. Но как только они слышат о 47-й зоне, почему-то сразу отказывают. В нескольких клиниках сослались на то, что у них нет портативного УЗИ-аппарата для проведения диагностики внутренних органов.

Мы договорились с санчастью 47-й колонии таким образом: они выписывают необходимые для лечения Аскарова препараты, мы их закупаем. Препараты очень дорогие и в санчасти ГСИН их нет. Кроме того, пытаемся найти аппарат УЗИ.

Радует, что 20 июня у Аскарова начались консультации с психологом по его реабилитации - в ГСИН дали на это согласие, правда, пока только на месяц. Сначала ГСИН ссылалась на то, что в ее в штате есть свой психолог, однако выяснилось, что у него нет соответствующих навыков и опыта работы в этой области. Сейчас с Аскаровым работает более квалифицированная специалистка. Азимжану очень понравилось с ней работать. Психолог действительно выявила у него некоторые проблемы и начала его реабилитацию. У Аскарова сейчас сложный период в жизни: и конфискация имущества, и расследование дела по вновь открывшимся обстоятельствам. Главное, чтобы он держался.

«Фергана» связалась также с супругой Азимжана Хадичой, которая рассказала, что состояние ее супруга немного ухудшилось, он стал меньше ходить, у него падает зрение. Тем не менее, он продолжает записывать свои воспоминания, рисовать картины и много читать. Содержанием в ИК №47 он доволен, претензий к работникам колонии у него нет. Хадича Аскарова предоставила в распоряжение «Ферганы» свое обращение, которое 26 мая было отправлено президенту, премьер-министру, спикеру парламента, генпрокурору, омбудсмену, региональному представителю УВКЧП ООН по Центральной Азии, посла США в Кыргызстане, ОФ «Голос свободы» и НПО «Кылым Шамы». С полным текстом обращения можно ознакомиться здесь.

Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»






  • РЕКЛАМА