11 Декабрь 2017

Новости Центральной Азии

Убыточное фермерство в Узбекистане

03.07.2012 10:10 msk, NBCA

Узбекистан Хлопок

По мнению крестьян, новшества, нацеленные на помощь фермерам в Узбекистане, остаются только на бумаге, а их профессия становится все более непопулярной.

26 июня узбекская интернет-газета «Норма» сообщила о вступлении в силу законодательства, согласно которому 50 процентов суммы разницы между внутренними и экспортными ценами на хлопковое волокно направляется фермерским хозяйствам для погашения их задолженности. Ранее они получали не более 25 процентов.

Многие фермеры слышали о готовящемся проекте закона, согласно которому они, якобы, будут иметь преференции. Однако они выражают сомнения в отношении реализации закона и не питают особых иллюзий относительно улучшения своего финансового положения и облегчения труда.

«Власти каждый год придумывают законы, якобы помогающие нам, только остается все на бумаге. Если раньше фермерством заниматься было престижно и выгодно, то сейчас просто опасно», - сказал один фермер.

С 2004 года в Узбекистане внедрена арендная форма землепользования, земельные участки предоставляются фермерским хозяйствам на долгосрочную аренду от 30 до 50 лет. Львиная доля земли занята под выращивание хлопчатника.

Фермеры Узбекистана трудятся в тяжелейших условиях, несут экономические убытки в связи с навязанными государством условиями контрактов. Основной проблемой фермеров на сегодняшний день является то, что они не могут сдать государству необходимую норму хлопка.

Ежегодно в период хлопковой кампании каждый узбекский фермер обязан сдать государству не менее двух с половиной тысяч тонн хлопка-сырца с одного гектара.

По словам правозащитницы из Джизака Саиды Курбановой, «несправедливые условия договоров привели к тому, что фермеры являются потенциальными должниками и находятся в полной зависимости от местной власти. Фактически, положение фермеров напоминает жизнь крепостных крестьян царской России», - говорит правозащитница.

Правозащитники видят связь между этими условиями и количеством инфарктов и самоубийств среди фермеров.

28 апреля покончил с собой Комил Камбаров, 48-летний фермер из кишлака Накурт Пайарикского района Самаркандской области. Двенадцать лет он руководил фермерским хозяйством «ИИК Хумо», и ежегодно оставался без прибыли после сдачи положенной нормы государству.

По словам правозащитницы Курбановой, которая виделась с ним за несколько дней до смерти, он жаловался на трудности и сказал, что не видит смысла в очередной раз изводить себя и свою семью непосильным трудом, за который потом ничего не получит.

12 сентября прошлого года повесился Исмоил Тураназаров, 50-летний фермер из Музрабадского района Сурхандарьинской области, расположенной на границе с Афганистаном.

Тураназаров покончил с собой после выхода из изолятора районного отделения милиции, куда его поместили из-за невыполненного плана по хлопку.

В предсмертной записке Тураназаров написал, что не выполнил план в связи с тем, что местная власть не соблюдала условия договора по выращиванию хлопка и не обеспечила его фермерское хозяйство техникой и топливом.

Как говорят сами фермеры, в последние два года ситуация в аграрном секторе страны настолько ухудшилась, что они стараются сдать землю и уехать на заработки в Россию. Однако сделать это не так просто. Хокимият (администрация) требует от фермера найти себе замену, но чаще угрожает уголовным преследованием.

Фермер, который присутствовал на публичном собрании, пересказал слова хокима (главы администрации), обращенные к фермерам-должникам: «У каждого из вас как минимум 100 млн. сумов ($50 тысяч) задолженности поставщикам. Решили оставить землю - пожалуйста. Суд даст санкцию на арест, чтобы никто никуда не сбежал. Кто сбежит, семья того останется без дома и без имущества, все будет распродано с молотка».

Новостная сводка Центральной Азии (NBCA)




РЕКЛАМА