28 Апрель 2017

 

Новости Центральной Азии

«Сердар» vs «Кяпаз»: Какой суд рассудит Азербайджан с Туркменистаном?

03.07.2012 21:45 msk, Подготовила Феруза Джани

Экономика Туркмения

На фото: президенты Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов и Азербайджана Ильхам Алиев

Более двадцати лет Туркменистан и Азербайджан ведут спор за право собственности на расположенное на Каспии месторождение, именуемое по-ашхабадски «Сердар», а по-бакински – «Кяпаз». В июне 2012 года отношения между двумя соседними странами в очередной раз обострились после того, как азербайджанские пограничники жестко остановили туркменский корабль, прибывший на месторождение с научно-исследовательскими целями. Ашхабад уверен, что «Сердар» расположен в туркменском секторе Каспия, Баку настаивает, что «Кяпаз» находится в азербайджанской части моря.

Как пишет Каспийский фактор, спорное месторождение было открыто еще в советское время – в 1989 году (по другим данным – даже в 1959). Сначала его назвали «Промежуточным», потому что находилось оно на срединной линии между Азербайджаном и Туркменистаном. Затем переименовали в месторождение имени 50-летия Октябрьской революции. Когда Советский Союз распался, перед бывшими советскими республиками встал вопрос о юрисдикции статуса Каспийского бассейна, который не решен до сих пор.

Серьезные разногласия между Туркменистаном и Азербайджаном возникли из-за трех богатых нефтью участков на трансграничной морской территории: «Хазар» или «Омар» (по-азербайджански «Азери»), «Осман» («Чираг») и «Сердар» («Кяпаз»). Баку опирается на карты советского периода, когда месторождения разрабатывались азербайджанскими нефтяниками, Ашхабад апеллирует к мировой практике определения принадлежности по местоположению - эти месторождения расположены ближе к побережью Туркменистана, чем Азербайджана.

По данным туркменского МИДа за 1997 год, «Осман» находится в 132 километрах от туркменского берега и в 148 – от азербайджанского, «Хазар» - в 118 и 160, соответственно, «Сердар» - в 104 и 184 километрах, соответственно.

Запасы месторождения «Сердар», по оценкам специалистов, составляют от 50 до 100 миллионов тонн нефти и 32 миллиардов кубометров газа. Два других спорных месторождения уже разрабатывает для Азербайджана консорциум во главе с British Petroleum.

Как пишет Sea-law.ru, 4 июля 1997 года Россия и Азербайджан заключили соглашение о развитии месторождения «Кяпаз» при участии ЛУКОЙЛа, Роснефти и государственного нефтяного концерна Азербайджана 80САК. Туркменистан отказался признавать действительность этого соглашения и выразил протест, после чего Роснефть из проекта вышла, а сделка с компанией ЛУКОЙЛ по развитию этого месторождения была отменена.

В сентябре 1997 года Туркменистан объявил тендер на разработку «Сердара», но провести его не удалось: Баку заявил о возможности наложения санкций в отношении работающих в Азербайджане компаний, если они примут участие в любом неазербайджанском тендере на разведку или разработку оспариваемого нефтяного и газового месторождения.

В июне 1998 года туркмены подписали контракт о разработке «Сердара» с американской нефтяной компанией Моbil, однако последняя получила от азербайджанских властей предупреждение с требованием не проводить работы на спорной территории. Американцы, все взвесив, отступили, проект был отложен на неопределенное время. В 2005 году в аналогичной ситуации оказалась канадская компания Buried Hill Energy, которая также не рискнула противоречить Баку и отказалась от соглашения с Ашхабадом.

В 2001 году из-за конфликта вокруг принадлежности нефтегазовых месторождений на шельфе Каспия и азербайджанского долга Туркмении было закрыто туркменское посольство в Азербайджане. Этому событию предшествовал провал туркмено-азербайджанских переговоров по определению морской границы между странами, в результате Ашхабад обвинил Баку в фактической аннексии своей территории и пригрозил подать в международный суд, напоминает Нефтегаз.Ру. А в апреле 2002 года во время саммита президентов пяти прикаспийских государств тогдашний президент Туркмении Сапармурат Низязов заявил президенту Азербайджана Гейдару Алиеву, что его выступление «пахнет кровью на Каспии».

Надежда на урегулирование вопроса возродилась лишь со сменой туркменского президента: в феврале 2007 года после неожиданной кончины Ниязова этот пост занял Гурбангулы Бердымухамедов. В январе 2008 года Ашхабад и Баку решили проблему долга Азербайджана за поставки туркменского газа, образовавшегося еще в начале 1990-х годов, в Баку вновь открылось посольство Туркмении, а в мае Бердымухамедов посетил Азербайджан с официальным визитом. Президенты двух стран договорились не проводить на спорном месторождении никаких разведывательных работ - до решения вопроса статуса Каспия.

Однако летом 2009 года Ашхабад вдруг потребовал компенсации за разработку Азербайджаном морских месторождений «Хазар» («Азери») и «Осман» («Чираг») и пригрозил обращением в Международный экономический суд. В конце июля 2009 года Бердымухамедов поручил своим министрам привлечь авторитетных международных экспертов для изучения правомерности претензий Азербайджана на спорные месторождения. Но выяснилось, что Ашхабад не подписал ряд международных конвенций, и поэтому его заявление в международном суде не приняли.

В августе 2009 года Туркмения обнародовала свою концепцию делимитации Каспия. В ней говорилось, что «разграничение дна и недр Каспия между Туркменистаном и Азербайджаном должно осуществляться без учета влияния полуострова Апшерон и острова Жилой, которые являются «особыми обстоятельствами» по международному морскому праву и, соответственно, не должны приниматься во внимание при проведении срединной линии», которую Ашхабад предложил определить как разграничитель континентальных шельфов, принадлежащих государствам региона. Напомним, что другое прикаспийское государство - Иран - предлагает поделить Каспий на пять равных частей, но это невыгодно остальным четырем странам.

Как пишет Независимая газета, чтобы сдвинуть переговорный процесс с мертвой точки, Баку предложил Ашхабаду разрабатывать спорное месторождение совместно. Однако это предложение было отвергнуто: Туркмения считает «Сердар» своим и не намерена уступать никому даже его часть.

Очередной виток обострения между двумя странами произошел 16 июня 2012 года: туркменский корабль, намеревавшийся подойти к спорному участку Каспия, был остановлен азербайджанскими пограничниками. Азербайджанский МИД вручил туркменскому послу ноту протеста против геологоразведки на месторождении «Кяпаз», заявив, что «незаконная деятельность Туркменистана неприемлема, и азербайджанская сторона оставляет за собой право провести соответствующие мероприятия, связанные с защитой своих суверенных прав в Каспийском море».

На следующий день МИД Туркменистана распространил встречный пресс-релиз, в котором говорилось, что «еще 16 июня 2012 года азербайджанской стороне в официальном порядке, в том числе и посредством направления дипломатической ноты в МИД Азербайджана, был выражен решительный протест в связи с попытками осуществления противоправных действий со стороны азербайджанской пограничной службы в отношении гражданского судна, проводящего научно-исследовательские работы в секторе Каспийского моря, не имеющего никакого отношения к Азербайджану». Ашхабад пригрозил, что «в случае продолжения подобных провокаций» предпримет «адекватные действия», а 29 июня заявил о намерении обратиться в Международный суд ООН.

«Туркменистан неоднократно обращался к Азербайджанской Республике с требованием прекратить работы в районах моря, юрисдикция которых не определена, а именно - на месторождениях «Омар» и «Осман». Работы, проводимые консорциумом AIOC, в частности компаниями British Petroleum, Chevron, Exxon Mobile, Hess, Inpex, Itochu, Statoil, TPAO, SOCAR в зонах с неопределенной юрисдикцией не соответствуют нормам международного права. Стремясь скрыть свои незаконные действия на спорных территориях, азербайджанская сторона пытается показать себя правой, в то же время нарушая достигнутые предварительные договоренности. В сложившейся ситуации Туркменистану ничего не остается, кроме как обратиться в Международный Суд ООН», - цитирует Туркменистан-Золотой век и.о. министра нефтегазовой промышленности и минеральных ресурсов Туркменистана К.Абдыллаева.

Между тем, в экспертном сообществе к заявлению туркменской стороны относятся скептически.

«Если государство входит в ООН, это не означает, что оно признает юрисдикцию суда ООН. Ни Азербайджан, ни Туркменистан ее не признают. Они не приняли соответствующую декларацию, а значит, суд не имеет права рассматривать их иски. В этой ситуации нужно договариваться. Этот вопрос касается не только Азербайджана и Туркменистана, но и России, и Казахстана, и Ирана - потому что не определен новый правовой статус. А те компании, которые заключают договоры на освоение шельфа с одной страной – допустим, с Азербайджаном - серьезно рискуют», - цитирует Голос России юриста, члена Комитета ООН по экономическим, социальным и культурным правам Аслана Абашидзе.

По данным Каспийского фактора, за последние двадцать лет представители Казахстана, России, Азербайджана, Туркменистана и Ирана собирались для обсуждения правового статуса Каспийского моря уже двадцать восемь раз, но хоть какого-то намека на сближение позиций всех пяти прикаспийских стран до сих пор не наблюдается. Между тем, есть риск, что борьба за месторождения может перейти в военную плоскость. Напомним, что в 2009 году Туркменистан заявил о намерении создать на Каспии военно-морскую флотилию, а Иран, в свою очередь, объявил на днях о планах разместить в море легкие подлодки.

Подготовила Феруза Джани

Международное информационное агентство «Фергана»



Новости от партнеров «Ферганы»

«Фергана» рекомендует