11 Декабрь 2017

Новости Центральной Азии

Кыргызстан: Больной вопрос, или Как решать пограничные споры

30.07.2012 17:37 msk, Екатерина Иващенко

Границы Кыргызстан Узбекистан Анализ

Контрабандисты на узбекско-киргизской границе. Фото © У.Бабакулова, 2008 г.

За двадцать лет независимости Кыргызстан так и не сумел решить пограничные вопросы с Узбекистаном и Таджикистаном. На спорных участках периодически происходят инциденты, часто – с человеческими жертвами. Последний инцидент случился 17 июля в местности Булак-Баши Алабукинского района Джалал-Абадской области, на неопределенном киргизско-узбекском участке дороги. Результатом столкновения стало по одному убитому и раненому с каждой стороны. «Фергана» попыталась разобраться, что мешает странам определить границы, как решать этот больной вопрос и чего в вопросе делимитации и демаркации границ добилась новая власть.

Отдел по связям с общественностью и СМИ Пограничных войск Государственного Комитета национальной безопасности (ГКНБ) Кыргызстана так и не сумел в течение восьми дней предоставить «Фергане» статистику инцидентов, произошедших на киргизско-таджикской и киргизско-узбекской границах, а также количество пострадавших.

По опубликованным данным, за 11 месяцев 2011 года задержано 245 нарушителей государственной границы, 95 нарушителей пограничного режима, зафиксировано 101 нарушение режима границы, задержано 75 фактов контрабанды на общую сумму 45,5 млн сомов. Изъято наркотических веществ 65 кг 993 гр., оружия 13 единиц, боеприпасов различного калибра 248 штук. За 11 месяцев 2011 года на государственной границе произошло 49 пограничных инцидентов и конфликтов, государственную границу Кыргызстана пересекли 11,5 млн человек, депортировано по имеющимся основаниям 405 человек. По сводкам МВД, которые были процитированы различными местными СМИ, с начала года на киргизско-таджикской границе произошло пять столкновений, на киргизско-узбекской - четыре.

Стрельба у заставы «Кок-Таш»

Очередной приграничный инцидент произошел на границе между Кыргызстаном и Узбекистаном 17 июля. Дорога между кыргызстанскими приграничными селами шла через неописанный участок границы, и местные жители решили эту дорогу отремонтировать. Сообщалось, что пограничный наряд заставы «Кокташ» Алабукинского пограничного отряда Кыргызстана провел разъяснительную работу с местными жителями, сообщив, что ремонт этого участка дороги делать нельзя, но те не стали слушать пограничников. Позднее на участок прибыл узбекский пограничный наряд, который потребовал прекращения работ. Однако жители Булак-Баши агрессивно отреагировали на требования узбекской стороны.

Далее началась стрельба. Кто первым начал стрелять, пока не выяснено. Версия киргизской стороны такова: пограничный наряд Республики Узбекистан применил оружие, кыргызстанские пограничники открыли ответный огонь. В результате перестрелки погиб один военнослужащий и ранен один житель с киргизской стороны; один пограничник погиб и один ранен - с узбекской.

На следующий день свою версию произошедшего озвучила узбекская сторона, назвав произошедшее «вооруженным бандитским нападением». Согласно этой версии, «17 июля узбекские пограничники остановили две груженые щебнем автомашины «Howo» с киргизскими номерами для проверки документов. Однако водители автомашин отказались предъявлять документы, и пограничники запретили им проезд. Вокруг спорщиков собрались жители приграничья Кыргызстана, которые окружили узбекских пограничников и, грозя физической расправой, стали требовать пропуска киргизских автомашин. Более того, председатель Булакбашинской сельской управы А.Усенбаев дал водителю грузовой автомашины «Howo» указание наехать на узбекских пограничников. При этом Усенбаев не раз твердил, что данный участок дороги будет взят любым путем, даже если ему придется понести потери. Более того, А.Усенбаев пригрозил взорвать Касансайское водохранилище. Тогда узбекские военнослужащие стали прорываться через разъяренную толпу и попали под обстрел киргизских спецназовцев «Бору», которые по непонятным причинам на тот момент оказались на данном участке».

В качестве «наказания» Узбекистан поступил как обычно в конфликтных ситуациях: закрыл для граждан Кыргызстана единственный функционирующий пограничный пункт «Дустлик-Достук» близ города Ош.

Еще спустя один день, 19 июля, Пограничные войска ГКНБ Кыргызстана выразили недоумение по поводу заявления узбекской стороны: «Данное заявление, в котором вооруженный инцидент, произошедший 17 июля, назван «бандитским вооруженным нападением со стороны кыргызских пограничников», идет вразрез с договоренностями, достигнутым в ходе встречи руководства пограничных ведомств Кыргызстана и Узбекистана 18 июля 2012 года о проведении совместного объективного расследования инцидента и тщательного выяснения всех обстоятельств. Пограничные войска ГКНБ КР официально заявляют, что перестрелка между пограничниками двух государств была спровоцирована и начата пограничным нарядом РУз, чему имеются неопровержимые доказательства», - гласил пресс-релиз киргизских пограничников.

Пограничный пункт «Дустлик-Достук» был открыт лишь 22 июля.

Токон Мамытов: «Сначала нужно наладить человеческие контакты»

Понятно, что подобные инциденты будут происходить до тех пор, пока все участки границ не будут определены. Что же мешало Кыргызстану в течение двух десятков лет независимости решить это больной вопрос и какие меры можно предпринять для мирного урегулирования пограничных конфликтов, «Фергане» рассказал депутат парламента Токон Мамытов, который занимал посты главы Погранвойск Кыргызстана, замминистра обороны по пограничным вопросам и пост секретаря Совета безопасности.

«Фергана»: Что за более чем 20-летнюю историю независимости Кыргызстана мешает делимитировать и демаркировать границы?

Токон Мамытов: Я буду касаться только кыргызской стороны, потому что не имею права комментировать поступки других сторон.

Я считаю, что и первая (правление Акаева - ред.), и вторая власть (правление Бакиева), но особенно первая, не проявляли политическую волю в решении пограничных вопросов с соседними государствами, особенно с Узбекистаном. В отношении границ с Казахстаном, Китаем, Таджикистаном политическая воля была, а с Узбекистаном вопрос границ затягивался, и это была одна из самых больших ошибок первой власти.

После того, как развалился СССР, была образована Совместная межгосударственная комиссия с участием Китая, России, Казахстана, Таджикистана и Кыргызстана, которая решала вопросы по определению границ Китая с этими странами. Именно эту работу, которая была проделана в 1990-1994 годах, надо взять за образец решения пограничных вопросов.

Каким принципам они следовали при определении границ? Участники стремились решить этот вопрос не любой ценой, а руководствуясь принципами взаимного уважения, взаимного соблюдения интересов, открытости, взаимоуступчивости и взаимной выгоды: если здесь ты уступаешь 10 метров, то там уступят тебе. Тогда Китай подчеркивал главный свой принцип во внешней политике: стабильное развитие Китая через стабильное развитие своих соседей, - и никогда не подчеркивал свой масштаб, не пугал своей мощью и людскими ресурсами.

И ведь мы смогли решить это сложнейший вопрос всего за пять лет, из них два года были подготовительными, то есть всего за три года. Я считаю, что это был эталон решения приграничных вопросов. Я помню итоговое заседание, на котором все страны согласились с тем, что они очень плодотворно поработали, без скандалов и конфликтов, после чего было принято решение создать ШОС. Вопрос с границами был снят, и стало возможно говорить о дальнейшем региональном сотрудничестве.

К сожалению, тогда не рассматривался вопрос наших внутренних границ. Но именно тогда же руководству наших стран необходимо было начать разрешать приграничные вопросы. Наш президент могу бы обратиться к руководству Узбекистана, Таджикистана и Казахстана с предложением определить взаимные границы, основываясь на тех же принципах, на каких шли переговоры с Китаем. Я уверен, что в то время наши соседи с большим удовольствием поддержали бы эту инициативу, но время было упущено.

- Почему вы считаете, что в то время поднять этот вопросы должен был именно Кыргызстан?

- В то время Киргизия считалась островком демократии, мы первыми начали решать вопрос о вхождении в ВТО, первыми начали развивать сотрудничество в рамках СНГ, очень сильно работать в рамках ОДКБ, мы были в числе первых стран СНГ (за исключением Прибалтики), кто подписал программу развития мира через партнерство (программа НАТО). Тогда авторитет нашей страны на международной арене был очень высок.

Но наш первый президент запустил переговорный процесс определения границ с Узбекистаном, перепоручив заниматься им правительству. А в правительстве им занимался один единственный человек – Саламат Аламанов, завотделом Аппарата правительства по региональному развитию и пограничным вопросам. Он был единственным человеком, кто боролся за границы. Да, в его адрес высказывают много критики по Узенгу-Куш, Каркыре. Но почему сегодня крайним оказывается именно этот человек, когда за пограничные вопросы должны отвечать первые лица? Тогда, будучи одним из замов КГБ, я часто выезжал с Аламановым на границы, затем в должности замминистра обороны по пограничным вопросам был в Узбекистане, Таджикистане, Казахстане и видел, как тщательно этот человек готовился к переговорам, собирал экспертные заключения силовых структур, изучал историю и отстаивал наши интересы. Несмотря на то, что ни премьер, ни президент прямо не вмешивались в эти вопросы, заняли стороннюю позицию, он в меру своих возможностей с позиции завотделом аппарата правительства их решал. Возможно, где-то были ошибки, и возможно, сейчас он еще не все сказал, но обвинять его в непатриотизме нельзя. Скорее, в этом надо обвинять власти.

- Что происходило потом?

- После мартовской революции 2005 года появилась новая власть. Нужно отметить, что в 2005-2006 годах второй президент не отмахивался от этой проблемы, поддерживал ее решение, правда, не всегда. Когда я, работая в Совбезе, внес предложение повысить статус человека, который должен заниматься приграничными вопросами - я считаю, что этим должен заниматься не завотделом, а хотя бы вице-премьер, - Бакиев сначала согласился, но через 10 дней это решение не поддержал. И опять руководить комиссией по делимитации и демаркации границ оставили завотделом. Но что можно решить с позиции завотделом? В ответ коллеги из Узбекистана тоже не стали поднимать позицию человека, решающего этот вопрос, выше заместителя министра иностранных дел.

Объективности ради хочу отметить позицию узбекской стороны. В ходе визита нашего президента в Узбекистан, когда президенты беседовали один на один, Каримов предложил быстро решить приграничный вопрос. Но даже после этого Кыргызстан не стал шевелиться. Мы упустили момент. Хотя в то время Каримов поручил курировать этот вопрос лично премьер-министру. Если бы мы были порасторопнее, то поручили бы этот вопрос премьеру, и сейчас бы не было столько проблем.

Самое обидное, что принципы и методики решения пограничных вопросов у нас были, оставалось только начать работать. И нынешние проблемы я могу объяснить только пассивной позицией Кыргызстана в то время.

- Какова ситуация с определением границ сейчас?

- Хотя сегодня эти вопросы продолжает решать Курбанбай Искандаров, который занимает должность завотделом делимитации границ и развития приграничных территорий Аппарата правительства (он же - глава правительственной Комиссии по делимитации и демаркации государственных границ, - ред.), из 1378 километров границы с Узбекистаном на сегодняшний день описано 1007 километров. Осталось описать 371 километр, это 58 участков, где-то они по 500 метров, где-то по 10 километров. Это немного, но это самые острые участки, и нужно быстрей завершить эту работу. Граница на этих спорных участках проходит через населенные пункты, кишлаки и аулы. Она идет по улицам села, по центральным дорогам, и как делить людей, как резать по живому? Это очень тяжело. У нас в Центральной Азии одна вера, язык, обычаи, мы даже воду пьем из одного арыка, у нас уже кровь смешалась. Вот, например, вышла девушка из Киргизии замуж за узбека, а родители ее остались в Киргизии, через дорогу, а она из-за границы не может к ним в гости прийти. Мы должны сделать так, чтобы людям было удобно. Да, граница должна быть, это необходимый атрибут и признак государства, но на крови ее нельзя строить, калеча судьбы людей.


На узбеко-киргизской границе. Фото Алишера Саипова, © «Фергана»

Вопрос по границам мы поднимали на четырех заседаниях Комитета парламента по обороне и безопасности. Я рад, что мои коллеги-депутаты, а также силовики смогли договориться, что наскоком, «чапаевским» методом решать вопрос границы нельзя, надо сесть и, учитывая выработанные еще в 1990-х годах принципы, учитывая наш Договор о вечной дружбе с Узбекистаном и взаимные интересы, продолжить работы по определению границ. Но, в первую очередь, мы должны поднять статус человека, который решает этот вопрос. Надо или завотделом назначить вице-премьером, или вице-премьера назначить главой правительственной Комиссии по делимитации и демаркации государственных границ. Но даже на уровне завотделом сегодня проведена неплохая работа.

Премьер-министру необходимо поднять статус главы Комиссии. Он должен был сделать это еще в январе, когда стал премьером. Вопросы границы - это первое, чем должен заниматься премьер, если хочет остаться в истории. Экономика важна, на нее влияет много внешних факторов, но и закрытие границы в случае разных конфликтов тоже влияет на нее.

- Как, пока границы не определены, можно предотвратить инциденты, подобные ала-букинскому?

- Местные органы власти, пограничные войска, правоохранительные органы должны тщательно работать с населением приграничных районов, проводить разъяснительную работу. Доводить до населения положения законов о госграницах, постановления правительства о работе КПП, объяснять, что такое приграничная полоса. Это особые зоны, а люди часто не знают, что там нельзя вести себя, как на рынке. Там нельзя кричать, строить, захватывать, пересекать, пасти скот и копать арыки. Там очень много чего нельзя. Это определено законами двух стран. Киргизы должны исполнять свои законы, узбеки – свои, а пограничные войска должны обеспечивать режим границы, пропуск граждан, паспортный контроль.

Также днем и ночью должно быть организовано взаимодействие пограничников, начиная от начальников застав и заканчивая командующими, взаимодействие между акимами, губернаторами. А этого нет. У нас люди вспоминают о взаимодействии, только когда приглашены на праздник к узбекам. Так не должно быть. А надо каждый день звонить и говорить: «Сосед, вот такая проблема, давай ее решать». Но надо звонить не только когда возникают проблемы, просто подними трубку и поздравь губернатора с днем рождения, или начальника заставы с рождением сына или с национальным праздником. Вот этого нет! А это было даже в советские времена, несмотря на острые отношения Западом, с НАТО и «железный занавес». У нас даже над Атлантикой, над Тихим океаном летчики на ТУ-195 (стратегических бомбардировщиках) летали, друг друга знали, с днем рождения поздравляли и еще перчатками махали. Показывали друг другу открытки и цветы, мол, эти цветы я взял для тебя, не могу передать, но они для тебя. А сегодня что мешает так делать? У нас не налажены нормальные человеческие контакты.

Когда я возглавлял Погранвойска Кыргызстана в 2009 году, то во время визита в Фергану обсуждал с узбекскими коллегами наиболее острые участки, которые проходят через населенные пункты. Например, идет киргизский пограничный наряд - узбекское население недовольно, и наоборот, идут узбеки - киргизы ворчат. И мы договорились в тех пограничных районах, которые разделяют села, выставлять смешанные пограничные наряды. Граница же общая, и если недовольство проявляет узбекское население, то первыми в переговоры вступают узбеки, и наоборот. Но после моего ухода это начинание было забыто. Об этом же я договорился и с таджиками. Например, в селе Таш-Тумшук в Баткенской области граница шла такой извилистой петлей, что я запутался. А школа в этом селе находилась на его окраине, и чтобы попасть в нее ученику-киргизу, ему приходилось трижды нарушать границу. Тогда мы и с таджикской стороной смогли договориться, чтобы дети беспрепятственно ходили в школу.

Также мне удалось договориться с Узбекистаном и Таджикистаном, чтобы в местах, где пролегает наркотрафик, на перевалах, которые могут быть использованы террористами, мы выставляли совместные засады. Вот эти начинания сейчас надо возродить

- Как вы можете прокомментировать инцидент в Ала-Буке и позицию узбекской стороны?

- Сейчас мы ждем окончания расследования. Мы открыто должны сказать: если виновата киргизская сторона, то мы должны наказать своих, если виновата узбекская – пусть они принимают меры в отношении своих. Нельзя убивать людей в мирное время. Из-за этого все начинается.

Конечно, я знаком с тем, что писала об инциденте узбекская сторона. Но официальной ноты мы не получили, не получили ее ни парламент, ни МИД, ни силовики, поэтому мы не имеем права трактовать то, что было опубликовано в СМИ. Даже если это озвучит их пограничник-руководитель, это не будет отражать истинный характер взаимоотношений между нашими государствами. У нас общие интересы, и нам вместе жить.

Я бы хотел обратиться и к своим коллегам, и к силовикам, и к местным органам власти, к киргизам и к узбекам: сейчас существуют реальные деструктивные силы, которые заинтересованы поссорить Кыргызстан с Узбекистаном. Им неинтересна стабильная Центральная Азия. И это большие, международные силы. И если где-то возник спор, то нельзя выводить его за рамки бытового конфликта и придавать ему политическую, международную окраску. Все знают, что лет через пять Кыргызстан прорвется, уже независимо от правительства. И все знают, что Центральная Азия будет играть ключевую роль, все знают, что приближается 2014 год, что приближается мировой кризис и истощаются запасы нефти и газа, пресной воды. Все пойдут за гидроресурсами – а они находятся в Центральной Азии.

Можно решить эти вопросы: воды и границ. Но почему-то решение самых серьезных международных политических вопросов мы поручаем решать или политикам-неудачникам, или случайным людям, или безграмотным дилетантам, но ни в коем случае не грамотным профессионалам. При Акаеве из ста чиновников воровали десять, при Бакиеве - двадцать, а сейчас мы хотим переплюнуть старые режимы, и у нас стараются воровать пятьдесят чиновников из сотни. Наша основная проблема - у нас отсутствуют чиновники-государственники, у нас нет национальной элиты.

Почему я верю, что пограничные вопросы в Центральной Азии можно успешно решить именно сейчас? Потому что к этому стремятся все наши страны. Но это не может длиться долго. Один раз мы уже упустили этот шанс. Я надеюсь, что будущие встречи между главами трех стран дадут мощный импульс для решения пограничных вопросов.

Курбанбай Искандаров: «Остались самые сложные участки»

С вопросом, как продвигается работа по определению границ с Узбекистаном и Таджикистаном, «Фергана» обратилась к заведующему Отделом делимитации границ и развития приграничных территорий Аппарата Правительства Курбанбаю Искандарову. Искандаров подтвердил, что на сегодняшний день остались неописанными 371 километр, а это - 58 участков.

Немаловажно, что из-за апрельской революции Кыргызстан потерял целый год в процессе определения границ. По словам Искандарова, «в связи с событиями апреля 2010 года по инициативе узбекской и таджикской сторон переговоры по границам были приостановлены с апреля 2010 года по май 2011 года».

«После возобновления переговоров мы уже семь раз провели переговоры с узбекской стороной, из них три раза - в этом году, последние - 16 и 21 июля в городе Ош, - рассказал Искандаров. - Мы уточнили и провели полевые обследования на 22 участках между Баткенской областью Кыргызстана и Ферганской Узбекистана, Ошской и Андижанской. На следующей встрече, дата которой будет уточняться по дипканалам (предполагается, что она произойдет через полтора месяца), мы проведем полевые обследования между Джалал-Аабадской и Наманганской областями. По итогам этих встреч некоторые участки будут подготовлены к описанию. Делимитацию, совместно уточняя и нанося на карту, будем проводить на основе имеющихся архивных и других документов. Когда закончим делимитацию, то начнем демаркацию».

Отвечая на вопрос, как происходит определение границ, Искандаров рассказал следующее: «Есть документы, которых мы придерживаемся – это материалы Паритетной комиссии 1955 года, которая была образована постановлением Совета министров Узбекистана и Кыргызстана. Эта комиссия рассматривала границы по всей линии, уточняла и принимала решение. Материал последней комиссии был утвержден указом Верховного совета Киргизской СССР от 1961 года. Не устарел ли он? Этот документ имеет юридическую силу, потому что прошел ратификацию Верховного совета. Что касается узбекской стороны, то она утвердила итоги работы Паритетной комиссии Постановлением совета министров Узбекской СССР, однако по неизвестным причинам Верховный совет его своим указом не утвердил. Так этот вопрос и остался открытым. В этой связи сейчас Узбекистан придерживается документов Национального территориального размежевания в республиках Центральной Азии 1924-1927 годах. Наши документы отличаются, поэтому в начале мы начали описывать границы по совпадающим позициям, это, как я сказал выше, 1007 километров. По несовпадающим участкам проходят переговоры, поэтому процесс определения границ проходит не так быстро, как бы нам этого хотелось».

Рассказывая о границе с Таджикистаном, чиновник отметил, что определять эти границы Кыргызстан стал лишь в 2002 году, их протяженность составляет 970 километров, описано – 567 километров, 64 их которых были описаны уже после прихода новой власти. «До настоящего времени нам было легко описывать границы, потому что они проходили по горной местности и не вызывали споров, - объяснил К.Искандаров. - Сейчас же нам предстоит описать 80 земельных участков Ферганской долины, это очень сложно, там высокая плотность населения. В Согдийской области Таджикистана она составляет 70 человек на один квадратный километр, в Баткенской области Кыргызстана- 22 человека».

Самая хорошая ситуация сложилась с Казахстаном. «Делимитация наших границ уже закончена, подписан договор о кыргызско-казахской границе, идет процесс демаркации границы – устанавливаются столбы и другие инженерные сооружения. Из 1241 километра границы уже демаркировано 857 километров, то есть треть. В этом году мы намереваемся закончить этот процесс и подписать документ об окончании процесса демаркации», - заключил Курбанбай Искандаров.

Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»






  • РЕКЛАМА