29 Март 2017


Реклама


 



Архив

Новости Центральной Азии

Из настоящего - в прошлое. Часть II (фото)

14.08.2012 16:36 msk, У.Бабакулов, Э.Кабулов

Кыргызстан Туризм

Продолжение. Начало — здесь. Полностью рассказ о поисках живущих в афганской провинции Бадахшан этнических киргизов публикуется в бишкекском еженедельнике «МК Азия».

* * *

В начале июля 2012 года, за несколько недель до известной войсковой операции, столица Горного Бадахшана — город Хорог — встретила нас очень приветливо и не внушила чувства тревоги. Отличная погода, шумный и красочный базар, вежливые милиционеры, красивые девушки, западные туристы — все это настраивало исключительно на позитивный лад. К тому же благодаря роумингу от Beeline у нас была связь с родными и друзьями, а планшетный компьютер S7 Slim Beeline позволил легко снимать фото и видео.

Таджикские друзья посоветовали нам встретиться в Хороге с руководителем одной из местных турфирм Шагарафом. Кроме ведения бизнеса, он преподает основы туризма в местном университете. Несмотря на то, что была пятница — выходной день для сотрудников генерального консульства Исламской Республики Афганистан — Шагарф довольно быстро оформил нам туристические визы, а затем проводил нас в местный «гестхауз»...

Большой двор у подножья горы, фруктовый сад. Дом хозяина, отдельная кухня и дом для гостей с верандой. Основные клиенты — молодые люди из стран Европы, Израиля, США и Канады, путешествующие за небольшие деньги: велосипедисты, «автостопщики», треккеры и альпинисты. Чаще всего они даже не снимают комнату с койкой за пять долларов, а занимают место на веранде за два доллара: спят в спальнике, положив под голову рюкзак. Им совершенно не важен комфорт, и питаются они не в кафе да столовых — просто готовят еду в котелке на газовой или керосиновой горелке.


Туристы в гостевом доме

Но самый колоритный персонаж гостевого дома — его 89-летний хозяин, профессор математики. Двадцать лет назад он приехал в Хорог из Англии, где преподавал в университете Бирмингема. Родом мужчина из Пакистана. По вероисповеданию он исмаилит, как и большинство жителей Бадахшана (и таджикского, и афганского). А когда он вышел на пенсию, лидер исмаилитов принц Ага-Хан IV предложил ему отправиться в Таджикистан — не только для развития туристического бизнеса, но и в целях укрепления веры среди бадахшанцев. С обеими задачами старец успешно справляется. Каждый день, сидя на топчане под яблонями, он рассказывает молодым таджикам и гостям из разных стран об основах исмаилитской веры, о том, в чем ее истина, и чем она отличается от ортодоксального ислама...


Профессор математики

Нужно отметить, что такого количества туристов, как в Горном Бадахшане, не встретишь даже в столицах центральноазиатских государств. Альпинистов здесь манят непокоренные вершины, любителям пешего и велосипедного туризма интересна жизнь малых народов. Европейцы обожают путешествовать по ранее не изведанным и в какой-то мере даже загадочным местам. Ну и, конечно, многих прельщает адреналин: его у тех, кто исследует территорию Таджикистана, всегда в достатке.


Отдыхающие на набережной реки Гунт

О развитии турбизнеса в Бадахшане мы беседовали с Шагарфом в кафе на берегу бурной реки Гунт. По его словам, этот регион Таджикистана, конечно, не столь популярен у альпинистов, треккеров и прочих «бродячих» туристов, как Непал или Балканы, но интерес к местному колориту неизменно растет. Это дает властям и местным жителям повод надеяться, что в обозримом будущем туризм здесь станет бюджетообразующей отраслью. За последние годы в Хороге уже увеличилось количество рабочих мест (хотя почти половина мужского населения все еще находится на заработках в России)...


Вечерний Хорог

Во время нашего визита в Хороге проходил футбольный турнир между командами из различных районов. На кону было три тысячи сомони (примерно 600 долларов), на которые претендовало 16 команд. Игра была азартной, болельщики заполнившие стадион, подскакивали и кричали при каждом активной моменте своих любимцев.


Футбольный матч в Хороге

А вот после недавнего вооруженного мятежа туристов в городе стало заметно меньше: для европейцев нет ничего важнее безопасности путешествий. Хотя большинство людей, приезжающих в Бадахшан издалека, вполне осознают, что здесь их могут поджидать неприятности.

* * *

«Мутаром» (от английского motor) афганцы называют автомобиль. А мы назвали «мутАрной» дорогу от афганского Султон-Ишкашима до населенного пункта Сархад, куда еще можно добраться на автотранспорте. Двести километров мы преодолели больше чем за десять часов. Переправы через горные реки и речушки — испытание даже для внедорожников. Кроме того, в пути нас ожидали и другие «прелести»: камнепады, обрывы, вязкий речной песок, густая серая пыль… Приближалась граница. Нам предстояло пройти пограничный и таможенный досмотр у таджикских и афганских вояк, а затем найти «мутар» до Сархада.

Ряка Пяндж, растянувшаяся на многие сотни километров, когда-то служила естественной границей между Российской и Британской империями, позже отделяла СССР от Демократической республики Афганистан (ДРА), а сегодня — суверенный Таджикистан от Афганистана. Проводники рассказали нам, что раньше, когда таджикские рубежи охраняли россияне, вдоль реки были установлены ряды колючей проволоки. Сегодня граница практически открыта и граждане двух стран спокойно пересекают ее в периоды маловодья.


Торговцы в афганском Ишкашиме

Улугбек: Контрольно-пропускной пункт мы миновали без особых проблем. Только афганский таможенник заставил вытащить из рюкзака все вещи, чтобы убедиться в отсутствии запрещенных предметов. Данный факт нас позабавил, ибо контрабанду (оружие и наркотики) легче приобрести как раз в Афганистане, и попадают они в среднеазиатские республики именно оттуда. Увидев, как жадно афганец смотрит на обычные «пальчиковые» батарейки, я отдал ему пару штук, чем избавил нас от нудной процедуры дальнейшего досмотра. Шагарф заранее позвонил своим афганским друзьям, чтобы они прислали машину к пограничному пункту. На ней мы и отправились дальше.


Ишкашим

Пограничный КПП стоит между двумя поселками с одинаковыми названиями — Ишкашим. Чтобы не путать их, афганский населенный пункт называют Султон Ишкашим. Это одно из четырех мест, куда в свое время входили части «ограниченного контингента советских войск». Сразу за КПП, в пересохшем русле реки, путешественников до сих пор встречают остовы двух советских бронетранспортеров...


Шашлычник на базаре в Ишкашиме

Активный интерес иностранцев к афганскому Бадахшану заставил местные власти учредить должности чиновников, отвечающих за турсектор. В их задачу входит регистрация путешественников и лицензирование туристических услуг: выдача разрешений на перевозку туристов, на открытие гостиницы, на право работать переводчиком — в общем, всё как везде. Кстати, выяснилось, что водитель, который привез нас от пограничного КПП, не имеет соответствующего разрешения, и чиновники упорно пытались «впихнуть» нас в «лицензированный» минивен. Но при одном взгляде на этот драндулет было ясно, что далеко он не уедет. Машина осилила бы передвижение по асфальту или, на худой конец, по грунтовой дороге, но не по дороге, которая пересекает русла рек, прыгает по валунам и петляет вдоль обрывов. Долгие споры с «лицензированным» водителем, чиновниками (вплоть до главы местной администрации) и начальником полиции привели к тому, что нам все-таки дали вполне приличный джип с другим водилой.

В ходе «дружеских» контактов с представителями местной власти и шоферами мы выяснили, что все услуги предоставляются строго по прайсу. Например, автомобиль от Ишкашима до Сархада стоит 450 долларов, работа переводчика — 30 долларов в день. Естественно, администрации, которая выдает лицензии и пополняет тем самым казну, не выгодно отдавать подряды на сторону. И мало кого интересует, что это не очень удобно для туристов. Впрочем, то же самое можно сказать о чиновниках в любой стране Центральной Азии.


Афганский мальчик

…Успешно преодолев административные препоны и получив разрешительные документы для проезда через блокпосты, мы отправились в дорогу ранним утром следующего дня.

Эгамберды: Про переводчиков стоит рассказать отдельно. Это чаще всего молодые афганцы, которые, увидев иностранца, начинают назойливо предлагать свои услуги, мотивируя настырность желанием помочь дорогим (в буквальном смысле слова) гостям. Они довольно хорошо знают английский язык, коммуникабельны и неприхотливы во всем за исключением гонораров. Но тот, кто хотя бы немного говорит на одном из тюркских языков, где довольно много слов из фарси, очень быстро понимает, что сердобольные толмачи не всегда переводят его слова верно — особенно когда речь идет об оплате товаров или услуг. Например, торговец сообщает, что товар стоит пять долларов, а переводчик говорит, что семь. Если вы отдадите столько, сколько было сказано, переводчик под благовидным предлогом на минутку вернется в магазин и возьмет у продавца свою долю. Получается обоюдная выгода: торговец продал товар за шесть «баксов» вместо пяти, а юное лингвистическое дарование получило свой доллар. Правда, чаще всего речь идет о десятках и сотнях долларов…


Афганский Ишкашим


Сархад

Улугбек Бабакулов, Эгамберды Кабулов (Бишкек — Ош — Сары-Таш — Мургаб — Хорог — Ишкашим — Сархад — Памир). Продолжение следует.

Продолжение. Начало — здесь. Полностью рассказ о поисках живущих в афганской провинции Бадахшан этнических киргизов публикуется в бишкекском еженедельнике «МК Азия».





  •  

    РЕКЛАМА

    «Фергана.Ру» в соцсетях

    Фото Центральной Азии