14 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Чья это вода, чья земля… Как живется в спорных приграничных районах Кыргызстана

22.08.2012 19:24 msk, Екатерина Иващенко

Границы Кыргызстан Таджикистан Узбекистан

Права на фотографии принадлежат автору

Кыргызстан имеет 371 километр неописанных участков границ с Узбекистаном и 451 километр (58 участков) - с Таджикистаном. Эти участки потенциально могут в любой момент стать источником конфликта, в том числе и с человеческими жертвами. Так, несколько недель назад на границе с Узбекистаном произошел очередной конфликт, погибло два человека, двое было ранено. «Фергана» уже писала о том, почему за двадцать лет независимости так и не удалось решить проблемы неописанных участков границ. Корреспондент «Ферганы» Екатерина Иващенко отправилась в пресс-тур по Джалал-Абадской и Баткенской областям, чтобы посмотреть, как живут люди в таких спорных приграничных районах и с какими проблемами сталкиваются.

Пресс-тур был организован при поддержке программы Мира и Развития ПРООН. Проект имеет региональное значение и направлен на укрепление трансграничного сотрудничества предотвращение конфликтов в приграничных сообщества этих трех стран.

Киргизско-узбекская граница

По этому арыку перед деревьями проходит неописанный участок границы между киргизским селом Актам и узбекским Октом...

Согласно анализу конфликтных ситуаций Сети ООН и Фонда за международную толерантность, в Кыргызстане наиболее острыми проблемами остаются доступ к ресурсам, в том числе к водным, доступ к пастбищам, вопросы пересечения границ и приграничной торговли. В силу географического расположения и незавершенности процесса демаркации большинство ирригационных каналов, линии электропередач, дороги и другие объекты хозяйственной деятельности находятся на территории соседнего государства или на спорных территориях. Из-за этого часто происходят конфликты между жителями приграничных сообществ. Особенно острые конфликты возникают из-за распределения воды в общих ирригационных каналах или реках, которыми пользуются киргизские, узбекские и таджикские сообщества во время вегетационного сезона в весенне-летний период. В это время между жителями очень часто происходят так называемые «кетменные войны».

Не менее остро стоит проблема доступа к пастбищам. Узбекские и таджикские животноводы, не имея собственных пастбищ, в весенне-летний период должны пользоваться киргизскими горными пастбищами. До недавнего времени этот процесс происходил на основании межправительственного соглашения между Кыргызстаном, Узбекистаном и Таджикистаном, срок которого истек 31.12.2007. Новое межправительственное соглашение до сих пор не подписано, местные киргизские власти не пропускают скот узбекских и таджикских жителей на пастбища, что является причиной многочисленных локальных конфликтов.

Вопросы перехода границ, а также приграничная челночная торговля становятся катализаторами многих конфликтов в этих сообществах. Причинами являются как высокий уровень коррумпированности сотрудников таможенных и пограничных служб, так и низкий уровень правовой грамотности местного населения. К тому же, большая часть приграничной торговли является контрабандой. Полиэтнический состав населения в приграничных сообществах по обе стороны границы приводит к тому, что любой конфликт приобретает межэтнический характер и резко возрастает риск перерастания этих конфликтов из приграничного в региональный.

* * *

Большую часть шестидневного пресс-тура заняли переезды. Спорные земли находятся вдали от южных аэропортов, и по нашим подсчетам, мы проехали около 1500 километров по бездорожью и 45-градусной жаре.

Актам и Октом

Первый пункт назначения - то самое село Ала-Бука Джалал-Абадской области, где и произошел последний пограничный конфликт с жертвами с обеих сторон. В Ала-Букинском районе Джалал-Абадской области, который граничит с Наманганской областью Узбекистана, проживает более 85 тысяч жителей: 62 процента киргизов и 33 процента узбеков. На неописанном участке границы кыргызстанское село Актам граничит с расположенным на узбекской территории селом Октом.

Киргизско-узбекская граница

Жители киргизского села Актам

Здесь нам показали айыльный (сельский) совещательный комитет, одна из задач которого – решение межэтнических и приграничных вопросов. Разговор с заместителем акима (главы администрации) Ала-Букинского района Калчабу Усенбаевой, она же и возглавляет этот комитет, ничего не дал. Ни на один вопрос, касающийся приграничных проблем, женщина так и не смогла ответить, говоря, что занимается лишь вопросами социальными.

Более информативными оказались беседы с местными жителями. Так, житель села Актам, волонтер ООН Мирзапар Мамбетов повторил то, о чем не раз говорили чиновники: все проблемы приграничных районов - не делимитированные и не демаркированные границы.

«До 2008 года ситуация на неописанных участках границ была лучше: мы обсуждали эту проблему с соседями (узбеками), приглашали их на тренинги и круглые столы. После июньского конфликта 2010 года ситуация значительно ухудшилась. Узбекская сторона ужесточила процедуру прохождения на свою территорию, усилила пограничные наряды. Я бы сказал, что конфликты возникают не между пограничниками наших стран, а между пограничниками и местным населением. Только в нашем селе из четырех тысяч жителей около одной тысячи проживает на неописанной территории», - рассказал Мамбетов.

По словам волонтера, жителям сел почти невозможно объяснить, что на таких-то участках границу переходить нельзя. Люди предпочитают пересечь границу ближе к своему дому, а не топать до ближайшего пограничного пункта, и это приводит к печальным последствиям. «Люди рискуют жизнью, но все равно переходят там, где им кажется удобней, - признает Мамбетов. - Население Актама на 60 процентов состоит из узбеков, у которых есть родственники на «той стороне».

В многонациональном селе случаются и межэтнические конфликты. Например, единственный детский сад был расположен в «узбекской части» села, и это стало проблемой. Кроме того, мест для всех детей не хватало. Проблему решили: при помощи ПРООН в киргизской части села построили еще один детский сад. По словам Мамбетова, смешанных браков между киргизами и узбеками в Актаме мало, узбеки предпочитают жениться на узбечках, но браки заключаются между жителями Актама и Октома, поэтому людям приходится все равно переходить границу, чтобы навестить родственников.

Киргизско-узбекская граница

Так выглядит граница: узбекское село начинается сразу за арыком

Глава Актамской сельской управы Кенжекул Балтаев заверил меня, что людям периодически разъясняют, как нужно вести себя на границе, что ее пересекать нельзя. «Но что мы можем сделать, когда люди берут невест с соседнего Октама, имеют там родственные связи? Что делать, когда скот пересекает границы? Да, к нам приезжают члены комиссии по демаркации и делимитации, последняя такая побывала здесь 19 июля. Но пока проблема остается нерешенной», - сказал Балтаев. Он добавил, что если скот пересекает границу, то Ассоциация животноводов села взимает с невнимательных владельцев штраф 1000 сомов - в фонд общины.

В приграничье возникают и конфликты по поводу распределения воды. В том, что воды не хватает, кыргызстанская сторона обвиняет узбекскую: местным жителям кажется, что узбеки берут больше воды из общих каналов, чем им положено. Для решения проблемы при поддержке ПРООН на канале Кош-Терек (который обеспечивает водой 800 гектаров земли) будет построена современная распределительная система, которая поможет справедливо раздавать воду.

Беседы с жителями села Актам продемонстрировали: кыргызстанцы негативно относятся к соседям-узбекам. Сельчане, представители сельских управ во всем винят соседей: в конфликтах на приграничных районах, в затягивании процесса демаркации границ, даже в нехватке воды. Все, с кем мы говорили, хотят скорейшего определения точных границ, но на вопрос, «готовы ли вы переехать вглубь села со спорного участка», ни один не ответил положительно.

Фотоохота

После разговоров с жителями нам показали один из неописанных участков границ (всего в Ала-Букинском районе их 12). Никаких пограничных столбов, никаких вооруженных пограничников с собаками. Мирзапар Мамбетов сказал, что время от времени здесь проходит пограничный наряд, но его мы так и не встретили. Мамбетов показал рукой вдаль - метрах в 150-200 были видны серые очертания арыка, это была уже узбекская земля. Там же была и вышка с пограничниками.

В целях безопасности на эту «экскурсию» нам запретили брать фотоаппараты: мол, не нужно снимать и провоцировать, узбеки могут и выстрелить. Я засомневалась, и когда все ушли, вернулась уже с камерой. Сделала пару снимков.

Киргизско-узбекская граница

За мостом - узбекская земля: наблюдательная вышка и вагончик для пограничного поста

Тут подошел местный житель, узбек, и рассказал, что они всегда могут договориться с узбекскими пограничниками и при необходимости пересечь границу в неположенном месте. Он даже вызвался отвести меня в село Октом, заверив, что я смогу фотографировать и там, но меня уже ждала группа…

«Главное - терпение и дружба»

Обзор Баткенской области, которая имеет общие границы и с Узбекистаном, и с Таджикистаном, начался с беседы с заместителем губернатора области, бывшим пограничником, а ныне еще и членом Межправительственной комиссии по делимитации и демаркации границы Саитжаном Эратовым. Разговор Эратов начал с того, что сообщил: общая протяженность границ Баткенской области с другими странами – 1504 километра, то есть почти одна четвертая части общих границ страны. При этом только в Баткенской области находится пять анклавов: таджикский Чон-Гора и узбекские - Шахимардан, Сох, Шангора и Таш-Кобо.

Конфликты на неописанных участках границ возникают по следующим вопросам: водопользования, землепользования, пользование пастбищами, в период скотопрогона, незаконной охоты, а также вызваны наркотрафиком и борьбой с терроризмом. Что касается межэтнических проблем, то, как отметил Эратов, в его области они возникали в полиэтничных селах - Андарак и Айдаркен, но никакого отношения к проблемам неописанных границ не имели.

Продолжая тему спорных участков границ, Саитжан Эратов подчеркнул, что его главный принцип в работе по определению границ - это терпение. Такое отношение чиновника к пограничным вопросам еще раз доказывало, что пограничный вопрос с Таджикистаном стоит не так остро, как с Узбекистаном. «Некоторые государства свои территории определяют веками. И нам торопиться нельзя. Посмотрите, сейчас с Узенгу-Кууш больше вопросов, нежели ответов. Я торопиться тоже не собираюсь. И не буду торопить Комиссию по делимитации и демаркации границ, путь хоть пятьдесят лет работают. Есть документы, согласно которым мы восстановим наши границы (согласно им, у нас не должно быть анклавов), сейчас ищем еще документы. В вопросах определения границ самое главное, чтобы народ не возмущался, все наши шаги надо согласовывать с людьми. В конце концов, мы обязаны знать пределы нашей территории. Но пока население не готово решать эти вопросы, оно сто лет терпело - и потерпит еще».

«Чтобы процесс определения границ продвигался быстрее и правильнее, в стране должны быть стабильность и порядок. За 20 лет независимости мы согласовали 60 процентов границ с Таджикистаном. С определением границ с Узбекистаном все сложнее, потому что у нас проблемы на межгосударственном уровне. Нам надо признавать свои минусы: была бы в нашей стране стабильность, узбеки бы по-другому разговаривали с нами. Две революции за пять лет дают им повод не считаться с нами», - сказал Эратов.

Решать пограничные конфликты, по мнению Эратова, нужно сближением местных жителей: «Людей надо сближать, отмечать вместе праздники, футбольные матчи проводить и так далее. Наше главное оружие в вопросах решения границ - это дружба».

«Сейчас наша проблема в том, что у нас нет чувства границы. В советское время с Таджикистаном и Узбекистаном у нас были общие рынки и кладбища, мы воду одну пили, проблема границ не стояла. Со дня независимости границы появились, но народ не хочет этого понимать. Таджики как пасли скот на нашей территории, так и продолжают это делать, а мы же обязаны ставить заслоны. Люди должны чувствовать границы, но пока не чувствуют - и поэтому погибают», - сказал Эратов.

Киргизско-узбекская граница

А это уже описанный участок границы. Узбекские власти вырыли ров, но он постепенно осыпается и зарастает...

Незаконный выпас

Журналистов познакомили с работой Баткенского филиала Фонда «За международную толерантность». Как рассказал работник Фонда Базарбай Маасеитов, они реализовали проект «Координационный центр раннего реагирования на конфликтные ситуации». За пять месяцев работы Центром были проведены мероприятия, направленные на снижение конфликтного потенциала. По итогам работы был подготовлен Отчет, в котором отразились три главные пограничные проблемы: усиление социально-политических и социальных разногласий между гражданами Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана; проблема пересечения границ и проблема пастбищ. «В Законе «О пастбищах» говорится, что иностранные граждане могут пользоваться нашими пастбищами при наличии межправительственных договоров. Но так как таких договоров со стороны Таджикистана и Узбекистана нет, граждане пользуются пастбищами незаконно, что и является источником проблем», - объяснил Маасеитов.

Отчет был роздан областным чиновникам еще в марте, но пока, как отметил Маасеитов, ничего не сделано для устранения хотя бы части проблем.

Несколько конфликтов на границе с Таджикистаном

Журналистов провели и на неописанные участки границ с Таджикистаном. Гидом стал волонтер ООН Таалай Ибраимов, он же бывший глава Ак-Сайского айыльного (сельского) округа, основной точки нашей командировки. Пока ехали в очередной пункт назначения, село Ак-Сай, пересекаем спорную границу с Таджикистаном, въезжаем в таджикское село Мачаии (официальное название Кожо-Ало). Никаких полосатых столбиков или пограничников, мы спокойно проезжаем, только фотографировать не разрешили. По словам Ибраимова, это так называемая «прозрачная граница»: согласно межправительственному соглашению, киргизы и таджики могут спокойно передвигаться по этому участку, где пересеклись три села. Основная киргизская дорога переходит в дорогу таджикского села Кажа-Ало, затем проходит через киргизское село Ак-Сай и дальше идет через анклав Варух, после чего уже полностью оказывается на территории Таджикистана.

Киргизско-узбекская граница

Справа - дорога киргизского села Ак-Сай, слева начинается таджикский анклав Варух

Таалай отлично разбирается в пограничных проблемах и говорит о них с улыбкой. Мне он рассказывал про некоторые конфликты на неописанных границах с Таджикистаном. Так, один из наиболее запомнившихся произошел в 2008 году, когда Всемирный банк выделил деньги на реконструкцию канала Ак-Татыр, который обеспечивал водой три айыльных округа. Тогда 300 таджиков остановили работы, аргументируя это тем, что канал находится на их территории. Ситуацию разрешил Саитжан Эратов, тогда еще пограничник, который вместе с пятнадцатью пограничниками начал вести переговоры с таджиками. Таалай думает, что не вмешайся тогда Эратов, был бы вооруженный конфликт. Затем по этому вопросу была создана межправительственная комиссия, которая подтвердила, что земля, по которой протекает канал, принадлежит Кыргызстану. «Но мы-то и так знали, что это наша земля, так как Всемирный банк деньги на строительство чего-либо на спорных участках не выдает», - подчеркнул Ибраимов.

Последний пограничный спор произошел 25 мая 2012 года. Как рассказал Ибраимов, в кыргызском селе Ак-Сай есть спорный участок земли Ак-Шагыл, на который претендуют таджики. «Этот пустой участок осваивал один киргизский аксакал. 25 мая, когда все отмечали «последний звонок», в селе почти никого не было, аксакала без объяснения причин забрали таджикские пограничники. Об этом тут же было сообщено нашим погранцам. Аксакала на родину вернули. Но наша горячая молодежь перекрыла дорогу к селу Варух с требованием наказать таджикских пограничников. Парни не хотели слушать ни наши власти, ни наших пограничников. Конфликт удалось уладить, только когда к митингующим приехали и принесли свои извинения командир пограничного отряда Таджикистана и глава районной администрации».

Несмотря на такие конфликты, ситуация на границах с Таджикистаном все равно спокойней, чем на границах с Узбекистаном. Ибраимов привез нас на территорию, где заканчивается киргизское село Ак-Сай и начинается таджикский анклав - село Варух, за которым проходит официальная граница с Таджикистаном. Граждане двух стран спокойно переезжают из одного села в другое. Жители обоих сел роднятся между собой, знают язык друг друга, чуть ли не в каждой семье из Ак-Сая есть родственник-таджик. Специально для молодежи здесь создан Молодежно-спортивный центр, который проводит культурно-массовые и спортивные мероприятия для всего многонационального населения приграничных сообществ.

Определение границ – дело щекотливое. Таалай с улыбкой рассказывает, что дети киргизов и таджиков вместе играют, что у них общий базар - и тут же, рассказывая о конфликте с перекрытием дороги, восклицает: «Духу у них не хватит конфликтовать с нами!»

- Мы друзья, но если дело касается земли, то мы будем спорить, - говорит мне Таалай.

- И что, с друзьями драться будете за землю? - спрашиваю я.

- Конечно!

Лейлекский район

В очередной день пресс-тура едем в Лейлекский район. В приграничном Бешкентском Айыльном округе при поддержке ПРООН была закончена реабилитация насосной станции «Дашрабад». Эта насосная станция, которая обеспечивает водой два приграничных айыльных округа, в каждом из которых по пять сел, была построена еще в 1979 году, за это время агрегат заметно износился. Из-за неисправности насосной станции население вынуждено было незаконным путем проводить воду из таджикских земель, что приводило к напряженности между соседями. Теперь конфликт исчерпан.

…Чтобы скоротать путь по 45-градусной жаре и полному бездорожью, решили проехать через Таджикистан, в этом нам помогли представители администрации Лейлекского района. На личном опыте я смогла убедиться в лояльном отношении пограничников Таджикистана. При въезде у нас лишь проверили ID-карты (согласно межправительственному соглашению по ID пересекать границы могут только жители приграничных сел, остальные – только по загранпаспортам). Досмотра тоже не было. Укоротив путь, опять въехали в Кыргызстан, для чего нам надо было лишь помахать нашими ID-картами (их даже не проверяли), продемонстрировав киргизским пограничникам, что «мы свои».

Беседую с жителями села Максат Лейлекского района. К пограничным вопросам относятся снисходительно, подтверждая, что конфликтность с соседями низкая. Здесь каждый знает таджикский язык, да и базар общий: «Мясной базар проходит на нашей территории, фруктовый - на их», - говорят жители. Доступ на территорию соседних государств свободный - согласно межправительственному соглашению.

Есть, однако, одна проблема, которая немного усложняет отношения между жителями трех пограничных сел (кыргызских Максат и Кулунду и таджикского Оч-Калача), а иногда даже приводит к конфликтам между жителями и пограничниками. Как рассказал заведующий организационным отделом райгосадминистрации Лейлекского района Мидин Халов, между двумя странами на территории этих трех сел находится спорный участок в 13 гектаров земли. По этой земле протекает кыргызстанская река Козо-Бакыргын и отходящий от нее таджикский канал. Суть конфликта заключается в том, что таджикская сторона категорически против строительства двух мостов – 22-метрового через канал и 48-метрового через реку. Из-за отсутствия моста жители трех сельских управ Лейлекского района (примерно 23-25 тысяч человек), чтобы попасть в другую часть того же Лейлекского района, вынуждены делать огромный крюк. С другой стороны, можно понять и таджикскую сторону: если разрешить строительство моста, можно потерять контроль над спорным участком.

* * *

Киргизско-узбекская граница

Киргизско-узбекская граница в Баткенской области Кыргызстана

Ситуация на границах с Таджикистаном гораздо спокойней, чем ситуация в спорных приграничных районах с Узбекистаном. Отношение киргизов к таджикам мягче, добрее и дружелюбней, чем к узбекам - это видно и из того, как люди рассказывают о конфликтах и о пограничных спорах, да и сами конфликты не такие острые.

Ситуация на границах с Узбекистаном сложнее. Ко многим приграничным проблемам, касающимся воды и земли, присоединяется межнациональная. Усугубил ситуацию конфликт 2010 года, после которого пограничные отряды были усилены, условия прохождения границ ужесточены, а отношения с соседями стали натянуты. В разговорах с проживающими на киргизско-узбекской границе жители внятно давали понять, что «во всех конфликтах виноваты узбеки», что «они не идут на контакт и не хотят обсуждать пограничные вопросы».

Если на границе с Таджикистаном люди готовы ждать годами, пока границы будут определены, то на границе с Узбекистаном жители настаивают на скорейшей делимитации и демаркации. И очень надеются, что соседствующие государства не потратят на решение этой проблемы еще двадцать или тридцать лет...

Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»






  • РЕКЛАМА