13 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Туркменистан: Все ушли на хлопок

27.08.2012 10:25 msk, Тойлы Аширмурадов

Туркмения Хлопок

В Туркменистане стартовала хлопкоуборочная страда. Несмотря на то, что крестьянам-арендаторам в уборке хлопка дополнительные помощники не нужны, чиновники на местах по устному распоряжению областных руководителей (хякимов) продолжают отправлять государственных служащих на хлопок. В итоге сотни учителей, врачей, почтальонов, электриков, газовиков и других работников бюджетной сферы и своими прямыми обязанностями толком не занимаются, и собранного хлопка от их участия в общенародном деле не прибавляется. В результате сбой вносится в работу многих учреждений, страдают простые граждане.

* * *

Если в благополучной столице хлопковая страда остается незамеченной, то в областных и особенно в районных центрах с началом сезона уборки хлопка жизнь всех и вся круто меняется. Жители столицы негласно освобождены от хлопка, все учреждения в Ашхабаде работают в привычном режиме. А вот в регионах начавшаяся хлопковая страда приносит массу страданий и неудобств всем жителям.

Первым на себе чувствуют начавшуюся уборочную работники бюджетных учреждений. С началом страды тысячи людей меняют свою будничную одежду на фартуки и платки. Практически парализуется движение общественного транспорта, так как все автобусы местных пассажирских автопарков будут задействованы на перевозке помощников из города к месту сбора урожая и обратно. В сезон уборки хлопка трудно получить квалифицированную медицинскую помощь в поликлиниках и диспансерах, потому что медперсонал отправляется на самую передовую битвы за хлопок. Заполучить какую-то справку из домоуправления – тоже большая проблема: то паспортистки нет на месте, то работницы бухгалтерии. Вот и ходят люди по несколько дней за бумагой, проклиная всех и вся...

В сельской местности ситуация еще хуже. По указанию хякима сокращается время работы местных рынков. Сотрудники полиции ближе к обеду начинают разгонять с рынка как продавцов, так и покупателей – все должны быть на хлопке! Результата этот разгон не приносит: продавцы и покупатели расходятся по близлежащим улицам и продолжают «нелегальную» торговлю.

Кампания по уборке хлопкового урожая началась в середине августа, несмотря на то, что официальный старт был дан на заседании кабинета министров 22 августа. В школы, поликлиники, больницы, на различные предприятия, а также в районные жилищно-эксплуатационные тресты и участки (ЖЭТ и ЖЭУ) поступило распоряжение их областной администрации выделить определенное количество сотрудников на хлопок.

Схема массового привлечения и принуждения работников бюджетных организаций к уборке хлопка выглядит так. Президент требует от руководителей областей изо дня в день наращивать темпы уборочной, а местные чиновники в свою очередь требуют от руководителей предприятий и организаций, чтобы те направили на хлопковые поля своих людей. Все обстоит как в туркменской поговорке: собака поручает другой собаке, а та своему хвосту. Отдел кадров составляет списки и график выезда людей в поле. Остающимся приходится выкладываться вдвойне, то есть и за себя, и за того, кто отправлен на хлопок. Особенно заметно это на работе почтальонов велаятских (районных) объединений «Туркменпочты». Бедолагам приходится разносить почту и на своем участке, и на участке товарища по работе. Многие не справляются с такой нагрузкой, и поэтому почта подписчикам доставляется раз в неделю - целыми кипами.

Пока школьники отдыхают на каникулах, их учителя занимаются облагораживанием школьной территории, но также и раз в неделю ездят на хлопок. А весь технический персонал школ – каждый день. Бывает так, что в самый разгар страды (вторая половина сентября – весь октябрь) учреждение на хлопок уезжает полным составом, что работать по основному профилю просто некому. В школах остаются считаные педагоги, которым приходится замещать своих коллег, в итоге в классе собираются по 50-60 учеников.

И это ведь не вся беда. Зачастую помощники из города крестьянам и вовсе не нужны, ведь в таком случае они должны платить сборщикам за каждый килограмм собранного хлопка 20 тенге (7 центов). Крестьянам, особенно в густонаселенных поселках, где земля поделена до сантиметра, выгодно собрать урожай самим и получить от государства те же 20 тенге. В таких ситуациях крестьяне попросту прогоняют приехавших помощников, заявляя, что они никого не приглашали. Бывает так, что люди вынуждены полдня ходить от поля к полю в надежде, что хоть кто-то из арендаторов позволит им убрать свой урожай.

«Наш директор приказал всему техническому персоналу поехать на хлопок 19 и 20 августа, когда вся страна и весь мусульманский мир отмечал Ораза байрам, - говорит работник одного из лицеев Туркменабада. – Мы хуже осужденных, ведь даже некоторые осужденные в этот священный день по указу президента отмечают праздник дома со своими родными!»

Однако уже к двум часам дня люди вернулись обратно, так как в крестьянском объединении «Гызылгум» Ходжамбазского района, куда их направили, крестьяне не пустили их на свои поля. Причин оказалось несколько. В одном случае собирать в поле было нечего, хлопчатник еще даже не раскрылся, а во втором дехканин свой отказ пустить в поле горожан мотивировал тем, что среди них было много детей, отправленных на хлопок родителями вместо себя. А дети, по его словам, толком-то ничего и не собирают, а лишь кидаются друг в друга зелеными куреками (нераскрывшимися коробочками хлопка).

Абрайгулы Джораев, лебапский хлопкороб-арендатор, никак не может понять суть принудительной отправки горожан на уборку хлопка. По его мнению, людей из областного и районного центров вовсе не стоило бы гонять на поля, если бы решились проблемы с использованием техники, с оплатой труда хлопкоробов.

«Хякимы на местах трясутся перед президентом за темпы уборочной, вот поэтому и отправляют всех поголовно на хлопок, а толку-то от этого никакого, горожане не хотят работать бесплатно или за мизерную плату», - говорит он.

Арендаторов понять можно, особенно тех, у кого небольшие участки – это их хлеб, урожай они убирают вручную всей родней, стараясь избежать потерь, ведь вся дорогостоящая хлопкоуборочная техника из США не выходит на поля по различным причинам. Техники, по сообщению заместителя председателя кабинета министров А.Язмырадова, в этом году готово всего 570 единиц, и это несмотря на то, что еще в 2003 году парк хлопкоуборочных комбайнов «Кейс» и «Джон Дир» американского производства насчитывал более 1 тысячи машин. Однако почти половина из них сегодня стоит на приколе из-за отсутствия не менее дорогих запасных частей.

Низкий коэффициент ипользования американской хлопокуборочной техники, по словам специалистов, вызван тем, что комбайнам, во-первых, нужны идеально ровные поля и без сорняков, иначе хлопкосъемный агрегат быстро забивается и выходит из строя. А таких полей, где не растет камыш или верблюжья колючка, вьюн или осот, попросту нет. Комбайнеры – ответственные за вверенную им технику, не хотят выплачивать деньги на ремонт из своего кармана. Во-вторых, арендатору не выгодно, чтобы на его арендованном участке хлопок собирался механизированным способом. За использование хлопкоуборочной машины арендатору нужно оплатить ассоциации «Туркменобахызмат» (Туркменсельхозтехника) аренду комбайна, обеспечить питание комбайнера, а также самому платить ему за работу.

Что же касается тяжкой доли бюджетников, то избежать принудительной отправки на хлопок можно двумя способами – отправиться на больничный или послать на поле вместо себя наемного рабочего. В первом случае все не так просто. Во-первых, «номер» с больничным листом не всегда проходит, так как работникам поликлиник именно в осенние дни страды дается указание выписывать как можно меньше больничных листов временной нетрудоспособности. Во-вторых, руководитель учреждения, с которого вышестоящий начальник также требует энное количество людей на хлопок, может не принять во внимание состояние здоровья своего работника, предоставившего больничный лист, и, следовательно, расценить выход на больничный как злостное уклонение от всеобщей хлопковой повинности. Исключение делается лишь при серьезном недуге, подразумевающем длительное пребывание в стационаре.

Хлопковый сезон – время, когда безработные могут заработать неплохие для себя деньги. При хорошем раскрытии коробочек и при добросовестном отношении к труду средний сборщик может за день собрать до 100 килограммов сырца и заработать при этом 20 манатов. За месяц набежит 600 манатов – это примерно столько, сколько получает в среднем воспитательница детского сада.

Таким образом, любой «хлопкообязанный» работник госучреждения за определенную сумму может нанять вместо себя человека. Тарифы найма из года в год растут. Года три назад исполнительного наемника в Дашозузе можно было найти за 5-7 манат. В прошлом году за день пребывания на хлопковом поле наемнику платили в среднем по 10-12 манатов ($3.5). В 2012 году стоимость выросла в два раза и достигла 20-25 манатов за день работы. Сами наемники собственное повышение в цене объясняют тем, что на хлопке нелегко, мол, походные условия. Нет возможности помыться после рабочего дня, еда – это все, что привез с собой или купил на месте и приготовил на скорую руку. Нет медицинского обслуживания на случай отравления или иной болезни.

Впрочем, даже заплатив эти деньги, нельзя быть уверенным в том, что отправленный вместо тебя наемник не сбежит с места работы, а полностью выполнит все условия негласного договора.

Работница Дашогузской городской библиотеки жалуется: наняла человека вместо себя на хлопок, заплатила ему 500 манатов за месяц (при зарплате в 870 манатов), а он взял и сбежал с хлопкового поля уже на второй день. У учителя алгебры одной из городских школ наемник напился и залез в чей-то курятник. Приехал участковый и отвез несостоявшегося воришку в отделение.

«Теперь меня вызывает начальник и требует, чтобы либо я сама поехала на хлопок, либо наняла более добросовестного наемника», - говорит врач.

Услугами наемников пользуются в основном женщины. У них семьи и хозяйства, нужно каждый день готовить еду, печь хлеб, а еще уборка, стирка. В тоже время бюджетники, нанявшие других на хлопок, не освобождаются от выполнения своей основной работы.

«Вот я заплатила наемнику, а сама хожу в школу, вдобавок ко всему веду уроки в тех классах, учителя которых сами поехали на хлопок и предпочли не нанимать наемников», - говорит учительница туркменского языка в Марыйской области.

С приходом к власти Г. Бердымухамедова в 2007 году в Туркменистане было законодательно запрещено использовать на сельхозработах школьников. Генеральной прокуратуре было дано задание привлекать к уголовной ответственности директоров школ и управлений образования за отправку детей на хлопок. И за прошедшие пять лет не было ни одного случая отправки на хлопок детей, учеников школ. Однако учебы осенью в школах все равно нет - по той причине, что на хлопок отправляются учителя. Не будет учебы и в новом сельскохозяйственном институте Дашогуза: и преподавателей, и студентов с 25 августа отправили собирать урожай.

Тойлы Аширмурадов

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА