11 Декабрь 2017

Новости Центральной Азии

Рабы немы, или Хлопок под дулами автоматов

31.08.2012 12:33 msk, Максим Бейлис, Ташкент

Узбекистан Хлопок

В начале сентября в Узбекистане начинается так называемая «хлопковая кампания», когда на поля отправляются не только фермеры, но и государственные служащие, а также студенты и школьники. Если последних к принудительному дармовому труду год за годом обещают не привлекать, то участь бюджетников и даже сотрудников частных компаний, получивших распоряжение «сверху», предрешена. Практика использования горожан в сельскохозяйственных работах сохранилась со времен Советского Союза, но ее трудно отнести к «печальному наследию совка». Скорее, текущая практика напоминает эпоху рабовладельческого строя. Обзор ситуации — в статье ташкентского обозревателя «Ферганы» Максима Бейлиса.

* * *

В текущем году власти Узбекистана принимают беспрецедентные меры по мобилизации дармовой рабочей силы на сбор урожая хлопка-сырца.

Сезон начинается в начале сентября и продолжается до поздней осени, к сбору хлопка привлекаются горожане, которых отрывают от работы и от дома и принудительно отправляют на место сельскохозяйственных работ.

На период хлопкоуборочной кампании немалая часть жителей страны фактически становятся рабами. И это несмотря на то, что Узбекистан является трудоизбыточным и перенаселенным регионом, миллионы граждан республики вынуждены работать за рубежом, другие миллионы перебиваются случайными заработками, а то и вовсе сидят без работы.

Причиной нехватки рабочих рук на хлопковых полях является установленный государством низкий уровень закупочных цен на хлопок, выращиваемый фермерскими хозяйствами. Несмотря на то, что фермерские хозяйства организованы на основе частной собственности на средства производства и аренды земли, каждому из них в директивной форме устанавливается обязательный план сдачи хлопка государству. Невыполнение установленных плановых заданий приводит к серьезным последствиям, вплоть до применения физических наказаний и заключения под стражу. Известно немало случаев самоубийств фермеров, не выполнивших госплан по сдаче хлопка.

Практически весь хлопок в Узбекистане собирается вручную, без применения хлопкоуборочных комбайнов, которые ранее страна производила в большом количестве. Тому есть две главные причины: во-первых, сельскохозяйственное машиностроение в Узбекистане практически полностью уничтожено, во-вторых, стоимость дизельного топлива высока, а рабский труд практически бесплатен.

Реализация хлопка - один из главных источников дохода коррумпированной элиты Узбекистана. Фермеры не имеют права самостоятельно продавать выращенный ими же урожай, они сдают его для переработки контролируемым государством предприятиям, а затем этот хлопок перепродается уже по мировым ценам на внешнем рынке за иностранную валюту через внешнеторговые объединения, входящие в систему Министерства внешних экономических связей (МВЭС).

Понятно, что если бы искусственная цепочка посредников, навязанных властями Узбекистана, отсутствовала, исчезла бы и необходимость в использовании рабского труда.

Механизм принуждения людей к сбору хлопка довольно прост. Власти отдают промышленным предприятиям и государственным учреждениям распоряжения о выделении определенного количества людей для отправки на поля. Как правило, распоряжения делаются на совещаниях, устраиваемых хокимами районов (главами администраций), на которые «приглашаются» руководители крупных предприятий и государственных учреждений. Те, получив предложение, «от которого нельзя отказаться», вынуждены оказывать давление на собственный персонал с тем, чтобы принудить сотрудников выехать на сбор хлопка.

Начиная с прошлого года, даже в Ташкенте власти стали расширять круг предприятий и организаций, которых обязывают отправить своих работников на поля. Поскольку люди не привыкли защищать свои права, не умеют противостоять властям и боятся потерять свое рабочее место, они подчиняются незаконным приказам и распоряжениям.


«Все на хлопке!» Фото © «Фергана»

Но если в прошлом году некоторые горожане пробовали увильнуть от рабской повинности, используя механизмы извечной коррупции, то в этом году власти привлекли к мобилизации МВД и даже силы спецназа, зарекомендовавшие себя в ходе августовских погромов рынков Узбекистана (подробнее об этом в нашей следующей статье). В августе 2012 года, перед началом хлопкового сезона, хокимы районов потребовали от руководителей предприятий, учреждений и организаций заранее представить поименные списки сотрудников, подлежащих отправке на сбор хлопка, с указанием их паспортных данных и домашних адресов.

Массовый выезд на хлопок начнется в первый рабочий день осени – третьего сентября, сразу после празднования Дня независимости Узбекистана. Рабов из Ташкента будут, в основном, отправлять на поля Сырдарьинской и Джизакской областей, в те районы, которые географически относятся к Голодной Степи. Место массового сбора – Южный вокзал города Ташкента. Районные хокимы предупредили, что перед отправкой будут проведены переклички, после чего по адресам тех, кто не явился, будут отправлены сотрудники милиции. Не исключено, что у людей, отправленных на хлопок, будут даже изымать паспорта - на время хлопкоуборочной кампании.

В этом году к сбору хлопка принуждены магистранты, врачи, педагоги детских дошкольных учреждений, школьные учителя, преподаватели лицеев, колледжей и вузов, служащие государственных учреждений. Разумеется, привлечены рабочие и служащие крупных промышленных предприятий, зачастую вне зависимости от формы собственности. Некоторые предприятия освобождены от разнарядки на рабов, но решения по ним принимались на самом высоком уровне.

Иногда в СМИ нынешняя ситуация в Узбекистане сравнивается с советским периодом, когда к сбору хлопка также привлекалось городское население, в том числе и студенты вузов. Однако это сравнение является некорректным как по сути, так и по форме. В советский период горожан отправляли на поля ввиду неэффективности планового хозяйства и командно-административной системы. Не забудем также и то, что в советский период обучение в вузах было полностью бесплатным, как и здравоохранение, был также определенный минимум социальных гарантий.

Сегодня в Узбекистане этот минимум социальных гарантий практически полностью отсутствует. Несмотря на то, что в Пенсионный фонд (который должен выполнять также функции фонда социального страхования - в соответствии с местным законодательством) работодатели отчисляют 25 процентов от начисленной заработной платы и 1,6 процента чистой выручки предприятий, а с зарплаты каждого работающего тот же фонд удерживает 5,5 процента, последние два года государство не производит практически никаких социальных выплат.

Бесплатное здравоохранение практически полностью отсутствует, а страховой медицины никогда в Узбекистане не было. Выплаты по листам нетрудоспособности, включая пособия по беременности и родам, работодатели обязаны производить за счет собственных средств. Высшее образование на 70 процентов является платным, и, например, студенты магистратуры, которые платят немалые деньги за свое обучение, также вынуждены отбывать практически бесплатную трудовую повинность на хлопковых полях.


Подростки на хлопковых полях Узбекистана. Сентябрь 2010 года. Фото © Елены Урлаевой

Следует отметить, что у привлеченных к сбору хлопка людей сохраняется средняя заработная плата по месту основной работы, однако эти расходы возложены на предприятие, отправившего этого сотрудника, о чем имеется оговорка в Налоговом кодексе Узбекистана. Распоряжения по отправке людей на поля местные власти отдают предприятиям, учреждениям и организациям только устно, а те, в свою очередь, также воздерживаются от каких-либо письменных указаний своему персоналу. Ведь в соответствии с Трудовым кодексом Узбекистана для изменений условий труда и даже временного перевода на другую работу требуется письменное согласие работника. Отправка на сбор хлопка, несомненно, подпадает под эти действия, но власти не хотят добавлять себе проблем – в случае, если найдутся граждане, которые пожелают воспользоваться своими гарантированными законодательством правами и выразят несогласие.

Кроме того, трудовой кодекс запрещает принудительный труд, а административный кодекс устанавливает санкции за административное принуждение к труду, налагаемые на ответственных должностных лиц. Таким образом, очевидно, что власти Узбекистана сознательно нарушают собственное законодательство. Как говорят юристы, налицо наличие умысла. Но пока это сходит с рук.

Сбор хлопка в Узбекистане – это труд по принуждению, под страхом потери основной работы, под бдительным оком милиции, а теперь даже - под дулами автоматов спецназа. Привлечение правоохранителей к вывозу горожан на поля вызвано отнюдь не страхом властей Узбекистана перед протестом, это демонстрация наглости и чувства абсолютной безнаказанности правящей верхушки. Горожанам еще повезло, а поденные рабочие из областей, схваченные ташкентской милицией, вывозятся на сбор хлопка без всяких разговоров. У них нет постоянной работы, и за ними никто не сохранит их средний заработок. Они уже настоящие рабы.

Впрочем, многие компании, закупающие узбекский хлопок, ничего об этом не знают или не хотят знать. Хлопок, собранный руками рабов, тоже хлопок, не отличается ни цветом, ни запахом, ни длиной волокна. Страдание не оставляет следов на материальных объектах. Что до рабов - рабы немы.

С другими материалами по теме можно ознакомиться в спецпроекте «Ферганы» Хлопок

Международное информационное агентство «Фергана»






  • РЕКЛАМА