16 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

В поисках киргизов Афганистана. Из настоящего — в прошлое (часть V)

04.09.2012 00:47 msk, У.Бабакулов, Э.Кабулов

Кыргызстан История Туризм

Бишкекские журналисты У.Бабакулов и Э.Кабулов продолжают свой рассказ о том, как отправились на афганский Памир в поисках соплеменников — этнических киргизов, живущих высоко в горах Афганистана. Беседуя с тамошними жителями, репортеры задаются вопросом: как вообще этнические киргизы попали на афганский Памир и можно ли вернуть их на историческую родину? Разрешит ли им афганское правительство забрать с собой скот. Смогут ли власти Киргизии обеспечить их всем необходимым для жизни?

Продолжение. Начало — здесь (I часть), здесь (II часть), здесь (III часть) и здесь (IV часть). Полностью рассказ о поисках живущих в афганской провинции Бадахшан этнических киргизов публикуется в бишкекском еженедельнике «МК Азия». Фотографии в большом разрешении доступны в Галерее «Ферганы.Ру»

Многие соотечественники задаются вопросом, как вообще кыргызы попали на афганский Памир и можно ли вернуть их на историческую родину. Здесь следует принять во внимание тот факт, что даже если памирские кыргызы захотят переехать в Кыргызстан, вряд ли афганское правительство разрешит им забрать с собой скот, а это тысячи яков, овец и коз. То есть соплеменники приедут сюда практически нищими. Но сможет ли наше правительство обеспечить их всем необходимым для жизни?

Кыргызский исход

Заселение высокогорных долин и ущелий Малого и Большого Памира кыргызами происходило в разные периоды истории. Ученые выделяют несколько этапов этого процесса; в частности, по данным исследователя Эдуарда Кубатова, заселение проходило в пять этапов.

Первый этап. По сведениям персидского источника Хафиза, кыргызские племена в XV–XVI веках стали заселять восточный Памир и хребет Сары-Кол.

Второй этап. Во второй половине XVI века эмир Бухары Абдулла Хан завоевал Бадахшан, Шугнан и Рушан и дал возможность кыргызским племенам пользоваться землями Восточного Памира.

Третий этап. Калмакские и джунгарские племена, которые по этническому происхождению близки к монгольской народности из Восточного Туркестана, под предводительством Галдан Хана с 1671 по 1759 год полностью завоевали Восточный Памир. Почти сто лет между кыргызскими и калмакскими племенами шла война, которая окончилась изгнанием калмаков в Восточный Туркестан.

Четвертый этап. После полного изгнания калмакских племен из Восточного Памира кыргызские племена стали заселять обширные территории. В XVIII–XIX веках ареал жизнедеятельности кыргызов расширился до Афганского Гиндукуша.

Пятый этап. В 1830–1840-х годах кыргызские племена стали осваивать высокогорные долины на территории Малого и Большого афганского Памира, Вахана и Гиндукуша. В тот период численность кыргызов в Афганистане составляла около 5500 человек.

Еще одним этапом переселения является исход кочевья Рахманкул-хана, одной из самых загадочных фигур прошлого столетия. В истории суверенного Кыргызстана он представлен как борец за свободу и независимость, а в советское время считался басмачом, убивавшим пограничников.

Киргизы Афганистана

Из учебника истории Кыргызстана: «Рахманкул-хан — предводитель памирских кыргызов, родился в августе 1913 года в Мургабе, на территории нынешней Горно-Бадахшанской области Таджикистана. В 1917 году, в возрасте четырех лет, вместе с отцом, правителем мургабских кыргызов Джапаркулом (бывший тысячник кокандского хана Худояра) и его поданными бежал на Афганский Памир. В 1938 году, после смерти отца, в возрасте 25 лет, Рахманкул был провозглашен ханом…»

По другим данным, Рахманкул родился в 1903(04) году и жил в Мургабе до 1943 года, дослужившись до чина начальника местной милиции и получив звание майора. Однако, так и не разделив идеалы советской власти, бай вырезал целый пограничный отряд и со своим стойбищем ушел к соплеменникам на Малый Памир.

— Здесь Рахманкул не захотел подчиняться старейшинам, — рассказал 58-летний ажы Осмон. — Мой отец был влиятельным человеком, а Рахманкул хотел быть ханом. Началась борьба за власть, после чего Рахманкул бежал в Китай. Только после смерти моего отца он смог вернуться на Малый Памир.

По записям пограничных формуляров, Рахманкул со своими «абреками» часто нападал на погранзаставы «советов». Например, есть данные о его нападениях в 1944 году на заставы «Ранг-Куль» и «Кызыл-Рабат», весь личный состав которых был убит.

Из учебника истории Кыргызстана: «Рахманкул-хан добился от афганских властей налоговых льгот и отмены воинской повинности в обмен на несение кыргызами Памира пограничной службы на одном из участков афганско-советской границы. В 1964 году Рахманкул-хан стал членом Лоя Джирги — органа представительной власти Афганистана. Одновременно ему был дарован пост шахского наместника. После апрельской революции 1979 года в Афганистане он увел своих подданных в Пакистан, где провел с ними четыре года. В 1982 году организовал переселение кыргызов афганского Памира в Турцию, в район озера Ван. Рахманкул-хан знал языки фарси-дари, пушту, владел английским, а в Пакистане выучил урду. Умер в больнице города Эрзерум (Турция) 6 августа 1990 года».

Часть кыргызов — примерно 50 семей — под предводительством Абдурашид-хана отказались идти с Рахманкулом в Турцию и предпочли вернуться на прежнее место проживания, а впоследствии взяли под свой контроль все пастбища Малого Памира.


Ехать — не переехать

Ажы Буту, один из лидеров памирских кыргызов, считает себя небогатым человеком: у него всего пятьсот овец, несколько десятков яков и лошадей. Одна овца стоит около ста долларов, но он понимает, что при массовом переезде скот придется продавать жителям низин и цены, естественно, сильно упадут. Это одна из причин, по которой тот же хан Рушан просил помощи не у Бишкека, а у Кабула.

Кыргызские политики, радеющие о памирских соплеменниках, не обещают в случае переезда обеспечить их землей, скотом, жильем и средствами хотя бы на два-три года. Ведь афганским кыргызам придется адаптироваться к совершенно новым социально-культурным условиям. Еще неизвестно, как отнесутся к ним местные жители, с которыми надо будет делить и без того «дефицитную» землю. Судя по всему, большинство политических и общественных деятелей просто зарабатывают на этой теме очки, стремясь показаться сердобольными гражданами, которые заботятся о родине и ее детях, волею судьбы оказавшихся вдалеке…

Буту понимает: если он и его соплеменники не переберутся в более теплые края, с каждым годом им будет только тяжелее. Прошедшей зимой от холода и нехватки кормов пало много скота, грядущая обещает быть не менее суровой.

— Я помню, каким этот ручей был раньше. — Мужчина указал нам на небольшую речушку рядом со стойбищем. — Даже зимой он не замерзал… Сейчас середина лета, а по утрам берега уже заледеневшие…

Большинство молодых людей тоже за переезд. Скорее всего, желание перебраться на родину появилось у них лет пять-шесть назад, когда памирские кыргызы начали покупать китайские солнечные батареи и спутниковые антенны, благодаря чему у них появилась возможность смотреть кыргызские телеканалы. А вот паспорта есть только у малой части местных жителей, мужчин. Женщины и дети не имеют никаких документов, и это главное, что мешает «обратному переселению».

— Афганскому правительству не выгоден наш отъезд, — вздыхает ажы Буту. — Мы здесь как пограничники: отпустить нас — значит «оголить» границу с Китаем и Пакистаном.

Пока же кыргызы с Малого Памира рассчитывают на гуманитарную помощь — сегодня она важна для них как никогда раньше. Американцы построили здесь школу, которую правильнее было бы назвать интернатом: около двадцати мальчиков и пятнадцати девочек проводят в ней все лето. Школа представляет собой небольшое каменное здание из двух комнат со стульями-партами, две юрты-спальни и юрту-столовую. Учебниками и тетрадями ее обеспечивает UNICEF, зарплату двум преподавателям платит афганское правительство, оно же снабжает школу продуктами. Детей здесь учат письму, чтению на фарси и арифметике (большему за лето просто не выучишь). Но читать и писать среди взрослых умеют единицы...

Улугбек: Малышам было интересно смотреть фотографии и видеосюжеты на планшетном компьютере S7 Slim Beeline. Учитель Исмаилдин из числа местных кыргызов зачарованно глядел на планшетник: парень слышал о компьютерах, но никогда не видел их «вживую», поэтому огромное удовольствие ему доставила возможность лично «перелистывать» картинки на сенсорном экране.

В принципе, кыргызское правительство могло бы уже сегодня поспособствовать памирским соплеменникам в решении некоторых проблем. По словам местных кыргызов, было бы неплохо, если бы летом из Кыргызстана на Памир приезжали врачи, ветеринары, учителя, привозили с собой лекарства, учебники, тетради. Не помешала бы и продуктовая помощь. Вдобавок это дало бы нашим властям возможность лучше изучить ситуацию, провести более-менее точную перепись местного населения, выяснить, сколько человек готовы переехать на историческую родину, а сколько предпочтут остаться...

* * *

Нам весьма надоело постоянное кислородное голодание и сопутствующие ему вялость и апатия. Мы прошли «Ваханский коридор» до самого конца: по Аличурской границе почти вышли к границе с Таджикистаном. Последним кыргызским аилом на Малом Памире является стойбище мужчины по имени Султан. Он состоит на государственной службе: Султан — глава местных егерей, которых здесь 16 человек. Ему же подчиняются четверо военнослужащих-пограничников из числа местных кыргызов.

Султан долго не мог поверить, что мы действительно приехали из Кыргызстана.

— У меня самое дальнее село, но я ждал, что когда-нибудь ко мне все-таки приедут кыргызстанцы, — уверял он, зарезав на радостях барашка. — Если бы я мог уехать на родину, был бы самым счастливым человеком. Но не верю я, что получится… Государственные дела нелегко решаются.

Султан оказался образованным мужчиной. Мы выяснили, что он умет пользоваться тонометром и прекрасно разбирается в назначении лекарств, которые хранятся в его аптечке…

На следующий день мы попрощались с гостеприимным хозяином и двинулись в обратный путь. Возвращаться домой всегда легче, чем уезжать. Горы уже не казались нам такими крутыми, тропы такими узкими, а путь таким длинным, как прежде. Дорога постепенно спускалась вниз, дышалось все легче …

Продолжение следует.

Улугбек БАБАКУЛОВ, Эгамберды КАБУЛОВ (Бишкек — Ош — Сары-Таш — Мургаб — Хорог — Ишкашим — Сархад — Памир)

Международное информационное агентство «Фергана»