15 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Узбекистан: Вместо детей на сбор урожая хлопка отправились их родители

11.09.2012 11:31 msk, Максим Бейлис

Узбекистан Хлопок

В качестве иллюстрации к статье использован плакат, созданный узбекским художником, выступающим под псевдонимом «Устос» (в рамках проекта «Творчество и права человека»)

17-18 октября 2012 года в Ташкенте (Узбекистан) пройдет Восьмая Международная узбекская хлопковая и текстильная ярмарка, на которую, как сообщают официальные СМИ Узбекистана, съедутся ведущие мировые трейдеры. По данным критиков режима Ислама Каримова, еще с советских времен посылающего «на помощь» фермерам несчастных горожан, западные страны постепенно отворачиваются от узбекского «белого золота», и причиной тому — использование на плантациях принудительного труда детей и подростков.

Впрочем, текущий хлопкоуборочный сезон, кажется, - первый за всю новейшую историю Узбекистана, когда детей на сбор урожая не вывозят, или используют детский труд в ограниченном объеме. Зато есть множество данных, что вместо ребятишек на помощь фермерам уже отправили их родителей, бабушек и дедушек.

Как ранее уже сообщала «Фергана.Ру», в этом году властями Узбекистана были приняты беспрецедентные меры по привлечению горожан, и в частности, жителей Ташкента, к принудительному труду на хлопковых полях. Почему беспрецедентные?

От прошлогодних кампаний по принуждению граждан к добровольному сбору хлопка нынешнюю отличает размах. На фоне масштабных проверок, которые нередко проходят с участием Службы национальной безопасности (СНБ) Узбекистана, с привлечением вооруженных лиц в военной форме, на фоне полного беззакония по отношению к любым хозяйствующим субъектам, вне зависимости от формы собственности, - руководители предприятий, учреждений и организаций отправляют своих работников собирать хлопок, превращая их во временных рабов. Как правило, оплата труда за время пребывания на хлопке, равно как и расходы по содержанию людей на полях возлагается на сами организации - и это не зависит от формы собственности.

Но бюджетные организации не в состоянии оплачивать питание и проживание своих работников на хлопке, так что содержание хлопковых рабов оплачивают сами бюджетники, из своего кармана.

Второе существенное отличие нынешней кампании – это участие представителей силовых структур как в отправке людей на хлопок, так и в надзоре за уборкой урожая. Здоровые молодые люди в полевой военной форме выполняют роль надсмотрщиков, и орут - а то и избивают - тех, кто не выполняет нормы по сбору хлопка или уклоняется от работы. Им очевидно, что руководство Узбекистана поставило перед ними одну из важнейших боевых задач: демонстрировать свою силу невооруженным горожанам.

Вот только некоторые истории тех, кого пригнали на сбор хлопка.

Людей доставили поездом, а затем в сопровождении сотрудников силовых структур автобусом в места сбора урожая в Джизакской области. Условия расселения были разными, кому как повезло. Кого-то поселили в бараки с нарами, бывших коровниках; кого-то - в зданиях сельских школ и даже колледжей. Наиболее «комфортными», если это слово вообще применимо, считались летние домики, принадлежащие организациям либо частным лицам. Но расселение в таких домиках платное - и недешевое. Местные начальники и сельские бизнесмены постарались «использовать» представившуюся ситуацию на всю катушку. Люди, собирающие урожай, лишены доступа к горячей воде, но за отдельную плату им разрешали помыться. Учитывая большое количество женщин, привезенных из города, эта возможность была очень кстати…

Высокая мода Гульнары Каримовой

Питание должно производиться за счет предприятий, отправивших своих людей на хлопок, и вместе с людьми какую-то еду, конечно, везли - но она быстро заканчивалась, и «хлопкорабы» платили за продукты и воду из своего кармана. Все можно было купить у местных жителей по ценам, в два-три раза превышающим ташкентские. И местные жители пользовались моментом, относясь к «добровольным помощникам» как к туристам, а вернее, как к дойным коровам.

Режим работы - следующий: подъем в 5.30 утра, дорога до поля занимает около часа, начало работы с 7 утра. С 12 до 12.30 перерыв на обед, затем продолжение работы до 19-00. После окончания работы часовой марш-бросок до места ночлега. Работа производится без выходных и праздничных дней.

Нормы сбора установлены в количестве 60 килограмм хлопка на одного человека в сутки. Во время работы на полях солдаты и иногда милиционеры криками понукают недостаточно шустрых сборщиков. Орут и на тех, кто не выполняет норму, а иногда и угрожают: известны случаи физической расправы.

Интересно, что хлопок можно не только собрать, но и купить у фермеров по цене 200 сумов за килограмм (около 7 центов; при этом, по данным «Ферганы», самим сборщикам платят 150 сумов за один килограмм сырца. - прим. ред.). То есть, можно купить ежедневную норму, заплатив 12000 сумов, но отдавать такую сумму ежедневно может далеко не каждый бюджетник: часто зарплата такого работника не превышает те же 12 тысяч в день. Но фермеры часто договариваются с силовиками, чтобы те вынуждали сборщиков покупать у них хлопок, хотя бы из страха не собрать норму.

Отмечены случаи, когда на плантации сгоняют пассажиров автобусов и маршруток, направляющихся за город. По рассказам водителей общественного транспорта, при выезде из Ташкента маршрутки и автобусы с людьми гаишники частенько «заворачивают» и отправляют на хлопковое поле.

Кампания по сбору хлопка в Узбекистане сегодня превратилась в адскую смесь бизнеса, вымогательства, шантажа, спекуляций продовольствием и использования унизительного рабского труда. На ней наживаются центральные власти, силовики, местные начальники, сельские начальники и даже фермеры. И конечно, транснациональные компании, закупающие и использующие сырье, выращенное с использованием нечестного, подневольного труда.

Максим Бейлис

Международное информационное агентство «Фергана»