11 Декабрь 2017

Новости Центральной Азии

Узбекистан: Поле хлопка – поле брани

26.09.2012 15:42 msk, Феруза Джани

Узбекистан Хлопок

Узбекистан, год 2012, осень. Хлопкоуборочная кампания в разгаре. План – порядка 3,5 миллионов тонн сырца, 90 процентов всего хлопка собирается вручную. В 2011 году Узбекистан занял шестое место в мире среди производителей хлопка. И первое место - среди стран, где к сбору урожая этого стратегического сырья масштабно и в принудительном порядке привлекают несовершеннолетних и не имеющих никакого отношения к сельскому хозяйству взрослых.

Большая победа для маленьких людей

С первых дней хлопкоуборочного сезона-2012 «Фергана» получает от своих источников и читателей в Узбекистане безрадостные сообщения. О них – ниже, а сейчас о приятном: усилия правозащитников и независимых журналистов, на протяжении нескольких лет активно привлекавших внимание мирового сообщества к проблеме использования в Узбекистане принудительного детского труда, подвигли, наконец, узбекские власти на деле отказаться от отправки на поля школьников: в этом году сообщений об их участии в уборке хлопка почти нет. Пока известен лишь факт работы на полях учеников школы №42 Средне-Чирчикского района Ташкентской области: его выявила лидер Правозащитного альянса Узбекистана (ПАУ) Елена Урлаева. По данным правозащитницы, директор школы выгнал детей на сбор хлопка по личной инициативе и вопреки постановлению правительства, при этом школьников охраняют милиционеры, которые стараются не подпускать к юным сборщикам журналистов и наблюдателей.

Возраст узбекистанских школьников, как правило, не превышает 15-16 лет, поскольку в школьных стенах дети проводят всего девять лет, после чего уходят либо в колледж (аналог советских профтехучилищ), либо в лицеи. Перестав называться школьниками, они переходят на новый уровень, который власти Узбекистана считают достаточным для того, чтобы обращаться с ними как с взрослыми и принуждать, в частности, к сельхозработам. Хотя учащимся первых-вторых курсов колледжей и лицеев, которых хоть и именуют студентами, – те же 15-16 лет.

На днях читательница «Ферганы» сообщила о том, что на поля вывезли учащихся пищевого колледжа города Самарканда. Их рабочий день длится с шести часов утра и до заката, дневную норму установили в объеме 60 килограммов хлопка в день, кормят два раза в сутки, на еду и аренду спальных мест в домах местных жителей дети зарабатывают сами – оплата будет произведена из денег, которые обещают выплатить по итогам их работы на полях. Сколько стоит килограмм собранного хлопка – детям не сообщили, но зато им пригрозили, что в случае невыполнения нормы заплатят государству из родительских карманов - и за хлопок, и за еду, и за ночлег.

По сообщению другого нашего читателя, 22 сентября на поля вывезли учащихся Ташкентского радиотехнического колледжа. Третий наш источник рассказывает об отправке студентов ферганских колледжей.

«Детей вывезли на хлопок принудительно - под угрозой отчисления. Они живут по 30 человек в классе старой районной школы, спят на полу. Подъем в 6:00, завтрак состоит из чая с хлебом, затем ребят везут в поле. Обедом кормит фермер, у которого они работают, еда несъедобна, на 150 человек расходуют всего полтора килограмма мяса. Обратно детей везут в 20:00 вечера – партиями по 70 человек, в битком набитом маленьком автобусе. Тех, кто собирает мало, ругают. Дети плачут, родители проклинают этот хлопок. На дворе - 2012 год, а вы приезжайте в Фергану и увидите, что на полях нет ни одной машины, только дети собирают это «золото», - говорится в поступившем в редакцию письме.

Веб-сайт Uznews.net со ссылкой на Елену Урлаеву сообщил об отправке на сбор хлопка учащихся Бухарского юридического колледжа, которых обязали сдавать по 65 килограммов в день. Поле находится в часе ходьбы от места размещения ребят, так что по утрам и вечерам им приходится совершать марш-броски. На поля будущие юристы уходят в половине седьмого утра, завершают работу в половине седьмого вечера.

Еще более жесткие условия труда выпали на долю учащихся Янгиюльского медицинского колледжа: по информации ПАУ, они работают на полях чуть ли не по 16 часов, за это время должны сдать по 85 килограммов хлопка, от администрации колледжа слышат только понукания и угрозы.

По словам Урлаевой, во время поездки в Бухару она расспрашивала случайных попутчиков, выяснилось, что и в их регионах – аналогичная ситуация.

Только план, только хардкор

Оставшись без тысяч детских ладошек, власти решили восполнить недостачу рабочей силы усиленной мобилизацией взрослого населения, привлекая к этому процессу силы МВД и даже спецназа. Перед началом хлопкового сезона, в августе, хокимы (главы администраций) районов потребовали от руководителей предприятий, учреждений и организаций заранее представить поименные списки сотрудников, подлежащих отправке на сбор хлопка, с указанием их паспортных данных и домашних адресов.

По сообщению ташкентского читателя «Ферганы», 22 и 23 сентября на хлопковые поля Букинского района Ташкентской области вывозили работников районных органов статистики. Более ста пятидесяти человек поехали на поля на один день, по спискам, в которые не попали только пенсионеры.

«Ранним утром нужно было собраться в назначенном месте и отметиться, что ты пришел. В 7.30 колонна из десяти маршруток вместимостью 15 человек двинулась в путь. По прибытии, в 9 утра, людям раздали фартуки для сбора хлопка, и они вышли на грядки. Норму установили в 50 килограммов. Дебютанты на хлопковом поле работали в два раза медленнее тех, кому раньше уже доводилось собирать хлопок. Отдельные люди следили за чистотой сбора: проходили по грядкам, и если замечали остатки волокна, возвращали сборщика и заставляли повторно чистить грядку. Самые хитрые нашли способ быстро собрать необходимый объем: наняли местных жителей, которым платили по 300 сумов за каждый собранный килограмм. Час дали на обед, затем снова все разбрелись по грядкам, где работали до шести вечера, после чего усталые и грязные работники уехали домой», - рассказывает читатель, пожелавший остаться неизвестным, как и большинство других источников «Ферганы».

Как и остальные, он тоже выразил недоумение принудительным превращением горожан в хлопкоробов. «Чем мы обязаны государству, что таким образом нас заставляют благодарить его и проявлять патриотизм? И так ведь из нашей зарплаты отчисляются выплаты на соцстрахование, профсоюз, ИНПС (индивидуальный накопительный пенсионный счет) и подоходный налог, который в среднем равен 150 тысяч сумов... Сколько это еще будет продолжаться, неужели мы и наши дети до конца своей жизни в Узбекистане будем выезжать на сбор хлопка? Не удивимся, если в выходные дни нас снова пошлют на поля. Там один день кажется адом, представляю, что чувствуют люди, которых вывозят сразу на две недели и более», - сетует ташкентец.

Как рассказал «Фергане» другой житель узбекской столицы, директор школы №188 Чиланзарского района еженедельно проводит собрания, на которых оглашает требование хокима района выделить очередную группу людей для отправки на сбор хлопка в Джизакскую область. Поскольку от выезда можно откупиться, а день рядового сборщика на хлопковом поле не похож на «маевку» блогеров с пловом да арбузом, многие учителя начинают отсчитывать купюры. Вначале, по словам нашего читателя, директор собирала «откупные» в размере 25.000 сумов (около $10 по рыночному курсу), через неделю потребовала сдать по 35.000 сумов ($15), а последний раз ставка возросла до 50.000 сумов ($20). Некоторые сотрудники отказываются сдавать существенные для их семейного бюджета суммы, возмущаются, грозят уволиться и уехать из страны, пишет читатель.

Тем временем, рассказывает другой источник, хоким Чиназского района Ташкентской области каждый вечер - в 21.00 - собирает руководителей учебных заведений, организаций и предприятий и устраивает разносы тем, кто не смог обеспечить норму по сбору хлопка и количеству отправленных на поля людей. При этом не гнушается нецензурных выражений. Последний раз он поднимал каждого присутствующего и выяснял, сколько килограммов хлопка тот собрал лично. Ответивших «70 килограммов» отпустил домой, признавшихся в менее впечатляющем результате оставлял для «промывки мозгов».

«В какой-то момент один из работников местного колледжа тихо сказал: устроили, мол, настоящий концлагерь. В мертвой тишине реплика была услышана хокимом. Он тут же потребовал от смельчака встать, заявил ему: «Вы уволены!» и выгнал с собрания. На следующий день этого человека действительно уволили, неожиданно найдя в его работе множество недочетов», - рассказывает источник «Ферганы».

Он добавил, что в поселке Олмазар того же Чиназского района по распоряжению председателя местной махалли (общины, квартала) отключают подачу электроэнергии и газа жителям, которые не выходят на сбор хлопка. И только в средней школе №13 со светом и газом перебоев пока нет: здесь размещены учащиеся колледжа, которые с утра до вечера работают на полях.

Доколе?

Средний возраст населения Узбекистана составляет примерно 23 года. По данным Госкомстата республики, около 49 процентов жителей страны, а это – 14,5 миллионов человек, - живут в сельской местности. Сегодня в Узбекистане более восьмидесяти тысяч фермерских хозяйств, в них, согласно статистике, заняты 1,6 миллиона человек. План по сдаче государству хлопка составляет порядка 3,5 миллиона тонн. Казалось бы, людей достаточно, зачем привлекать со стороны неопытных людей? Тем более, что государству приходится тратиться на транспортировку, организацию жилья и питания, сохранение зарплат по основному месту работы? К тому же, зачастую городские сборщики хлопка покупают сырец у самих фермеров, что выгодно обеим сторонам: одни таким образом обеспечивают себе дневную норму по сбору хлопка, другие получают «живые» деньги, да с «наваром»: если госцена килограмма хлопка стоит, скажем, 150 сумов (имеется в виду сбор), то фермеры продают по 200-300 сумов.

Если собрать, предположим, 70 килограммов в день, можно заработать 10.500 сумов (около $4). Из них энная сумма уйдет на оплату жилья и питания. Но даже если, в лучшем случае, сборщику «чистыми» останутся по $3 в день, а за месяц $90, много ли желающих найдется получать такую сумму за тяжелый физический труд без выходных, от зари до зари, в отсутствие нормальных условий жизни и качественной еды? Такая картина вынуждает даже с раннего детства привыкших к работе на полях сельских парней и девушек покидать родные дома и уезжать на заработки в города или за рубеж, оставляя без своих рук фермерские хозяйства, где они, тем не менее, числятся – для радужности статистики. А вместо них на поля приходится выходить представителям самых разных профессий, далеких от сельского хозяйства, но они дорожат своим местом работы и устоявшейся жизнью, утешая себя и родных тем, что это рабство - всего на несколько недель. Что касается расходов на жилье, питание и сохранение зарплаты – часть, как правило, ложится на непосредственных работодателей отправленных на сбор хлопка людей, часть – на самих сборщиков.

«Кампания по сбору хлопка в Узбекистане сегодня превратилась в адскую смесь бизнеса, вымогательства, шантажа, спекуляций продовольствием и использования унизительного рабского труда. На ней наживаются центральные власти, силовики, местные начальники, сельские начальники и даже фермеры. И конечно, транснациональные компании, закупающие и использующие сырье, выращенное с использованием нечестного, подневольного труда», - заявляет один из авторов «Ферганы» Максим Бейлис.

На протяжении ряда лет узбекские и международные правозащитники призывают транснациональные компании не содействовать сохранению такого положения дел в Узбекистане, покупая узбекский хлопок или текстиль. Более 80 компаний прислушались к ним и обязались исключить узбекский хлопок из своих поставок. Для просвещения в этом вопросе трейдеров и товаропроизводителей организация Responsible Sourcing Network (RSN) подготовила и издала доклад «From the field: Travels of Uzbek Cotton Through the Value Chain» («С поля: Путешествие узбекского хлопка по ценовой цепи»), авторы которого предупреждают, что поскольку производство узбекского хлопка связано с социальными и экологическими рисками, его наличие в товаре может серьезно повредить репутации компании.

На днях к бойкоту узбекского текстиля призвали 125 гражданских активистов, живущих как в Узбекистане, так и за его пределами. Они считают, что бойкот должен длиться до тех пор, пока узбекские власти не пустят в страну миссию Международной организации труда (МОТ), которая бы убедилась в том, что Узбекистан действительно прекратил практику принудительного труда. Активисты обратились также к Еврокомиссии и администрации США с просьбой исключить Узбекистан, его хлопок и текстиль, из Генеральной Системы Преференций, предоставляющей налоговые льготы для продукции из развивающихся стран.

В середине октября 2012 года в Ташкенте пройдут VIII международная хлопковая и текстильная ярмарки. Один из читателей «Ферганы» присоединяется к призывам правозащитников: «Предлагаем всем здравомыслящим и справедливым иностранным организациям отказаться от участия в ярмарке и не покупать хлопок в Узбекистане. Сделав это, вы заставите власть страны изменить свое отношение к производству хлопка и тем самым поможете простому населению страны».

В самом деле, ведь школьникам уже помогли.

Подготовила Феруза Джани

Международное информационное агентство «Фергана»




  • РЕКЛАМА