15 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Туркменистан: Бывшие волонтеры «Корпуса мира» - о своей работе

02.10.2012 12:47 msk, Тойлы Аширмурадов

Туркмения Разное

Эмблема «Корпуса мира»

31 августа 2012 года посольство США в Туркменистане распространило сообщение, что к концу 2012 года Корпус мира завершит свою миссию в стране. В сентябре оставшиеся 18 волонтеров должны покинуть Туркменистан. Диппредставительство не поясняет причину закрытия Корпуса мира в стране, однако называет работу миссии за 19 лет «чрезвычайно успешной». Корреспондент «Ферганы» Тойлы Аширмурадов побеседовал с двумя бывшими волонтерами этой организации, которые рассказали, в каких условиях им приходилось работать.

Кеньон Вивер, выпускник Гарварда из Техаса, приехал в Туркменистан в 2003 году работать учителем английского языка в школе Куняургенча. Он рассказал, что несмотря на некоторые ограничения в деятельности волонтеров, у Кеньона сложились замечательные отношения с руководством школы, с коллегами и учениками.

«Мне все-таки выделили свой класс и позволили работать в школе без каких-либо проблем, я также работал с местными педагогами над их уроками», - говорит Кеньон и добавляет, что ограничения касались, в основном, проведения различных мероприятий, например, летних лагерей для школьников.

«Мне реально позволяли гибкость в работе. В 2004-2005 годах мы организовали летние лагеря английского языка для детей и учителей в Дашогузе. Единственное, на что нам могли указывать, это когда и как проводить лагеря, иногда приходилось брать детей, которые проваливали конкурсный отбор», - говорит он.

Кеньон полагает, что власти гибко относились к работе волонтеров, потому что те, в свою очередь, добросовестно относились к собственным обязанностям: преподавать английский язык.

«Это и есть самое печальное в закрытие Корпуса мира – в стране для нас было непаханое поле работы, мы могли бы продолжать делать свое дело, даже несмотря на все ограничения. Вообще, чтобы быть успешным в жизни, наше поколение должно быть многоязычным: американцы могут быть успешнее, владея испанским или китайским; европейцам неплохо бы владеть русским или турецким. В Центральной Азии, это касается и Туркменистана, люди также должны владеть иностранными языками, помимо своего родного, и английский является потрясающим языком для будущего. Так зачем терять «бесплатных» учителей?» - недоумевает Кеньон.

На вопрос, при каком режиме, на его взгляд, у волонтеров было больше гибкости в работе, Кеньон ответил, что при Сапармурате Ниязове.

«Как я понимаю ситуацию последней пары лет, для волонтеров сейчас в Туркменистане стало меньше возможностей для проведения мероприятий, - говорит он. – В девяностые годы, когда волонтеры только приехали в страну, они проводили летние лагеря для ребят из всех регионов в местечке Чули под Ашхабадом. Когда я был волонтером в начале нового века, мы проводили такие лагеря в областном масштабе. Я не уверен, что в последнее время в стране проводились подобные мероприятия».

Другого мнения о работе волонтеров Корпуса мира в стране придерживается Ричард Фьюкс, профессиональный актер с юридическим образованием.


Ричард Фьюкс

Период его волонтерской работы в Туркменистане пришелся как раз на период смены власти. В конце 1960-х он работал в качестве волонтера в Боливии и непременно хотел когда-нибудь вновь поработать на этом поприще. В 2004 году, когда в США к власти снова пришел Джорж Буш-младший и американские войска вошли в Ирак, Ричард специально попросил отправить его в мусульманскую страну.

«Мне не нравилась точка зрения моего правительства, что большинство мусульман связаны с террористами, мне хотелось узнать и понять эту религию, пожив среди людей», - говорит Ричард и добавляет, что уже семь лет соблюдает пост Рамадан.

В Туркменистане его назначили работать учителем английского языка в американском уголке города Чарджоу (Ричард говорит, что ему не нравится называть этот город «Туркменабадом»), где он с детьми также проводил различные клубные занятия по литературе, поэзии, географии, кулинарии и американской истории. Трудности в волонтерской работе начались еще до его приезда в декабре 2005 года, когда Министерство образования Туркменистана вдруг решило больше не привлекать волонтеров из США к работе в школах.

«Причиной данного решения послужило то, что Туркменистан якобы перестал нуждаться в учителях английского языка извне, у страны, мол, имелись свои замечательные преподаватели – практически носители языка», - говорит он.

Корпусу мира пришлось срочно искать места, куда трудоустроить новых волонтеров. Было решено определить всех в так называемые «американские уголки»: туркменские власти практически не имели доступа к контролю над деятельностью волонтеров, ведь по существу они преподавали на дипломатически защищенной территории.

«Керим [Машарипов] и МНБ (министерство национальной безопасности) думали, что, изолируя нас в здании вдалеке от школ, они ограничат наши контакты с жителями Чарджоу, особенно со школьниками, не давая им доступ на наши уроки, запугивая их, чтобы те не посещали уголок. Эти идиоты, - не стесняется в выражениях Ричард, - не учли того, что люди плевали на их мнение, и если хотели, то приходили к нам», - говорит он.

«Фергана» ранее писала о Кериме Машарипове, бывшем заместителе начальника управления образования города Туркменабада, замешанного в скандале по продаже школьных учебников на рынки страны. Тогда, напомним, его понизили до должности учителя английского языка одной из школ, но буквально несколько месяцев назад он вновь вернулся в управление образования города и стал курировать учителей иностранных языков.

К.Машарипов, по словам лично знающих его людей, является яростным противником всех обменных программ Государственного департамента США, особенно программы FLEX, позволяющей старшеклассникам из СНГ жить и учиться в Америке на протяжении года. На ежегодных тестированиях каждую осень он лично приходит в школу, где проводится конкурс, и пытается всячески помешать ученикам участвовать в программе. В ход идут как угрозы, так и попытки «перекупить» ребят. Рассказывают, что в 2009 году он пригласил одного из финалистов программы в свой кабинет и заявил, что если школьник откажется от стипендии FLEX, то тот позаботится о том, чтобы парень после школы получил правительственную стипендию и уехал на учебу в Малайзию. Молодой человек отказался от предложения Машарипова, и сейчас успешно учится в одной из стран Западной Европы.

«Когда тактика МНБ провалилась, они начали оказывать давление на родителей детей и их учителей, чтобы школьники не появлялись в американских уголках,» - продолжает Ричард. По его словам, помимо прослушки телефонов и перлюстрации почты, спецслужбы следили за всеми его передвижениями и действиями, гулял ли он в парке, ходил ли на базар или пил пиво в кафе. А его руководителю в американском уголке было приказано сообщать «куда следует», куда Ричард пошел, что делал, зачем выезжал в Ашхабад и ездил ли из города в район.

«Об этом я узнал, когда в посольство США и Корпус мира пришла жалоба из полиции на моего руководителя: мол, она не сообщила, что я переехал на съемную квартиру и выехал из страны по медицинским причинам», - говорит Ричард.

Волонтер отметил, что все его коллеги по всей стране испытывали трудности в работе: им препятствовали в осуществлении деятельности и ограничивали доступ в различные места. В 2006 году он и его коллега Мэтью попытались организовать очередной летний лагерь для детей в местном интернате для глухих. Все уже было подготовлено: еда и спальные места для ребят, был получен грант от Корпуса мира и посольства США, выпускники программы FLEX помогали волонтерам, а студенты английского языка местного пединститута были наняты в качестве преподавателей. Но за день-два местная администрация вдруг отозвала свое разрешение на проведение лагеря, мотивируя это тем, что «начальники» в Ашхабаде решили не допускать никаких летних лагерей с участием Корпуса мира. Такой же лагерь в городе Туркменбаши был отменен в первый же день.

«Приехали дети и их родители, вдруг выясняется, что власти запретили, - говорит Ричард. – Меня удручило, с какой легкостью дети восприняли это решение. Для меня было озарением, насколько люди здесь не имели никаких прав: все, что говорили власти, воспринималось как должное. Это было грустным осознанием власти диктатуры, доказательством всепроникающего влияния спецслужб и их желания все контролировать», - говорит он.


Во время работы «Корпуса мира»

Единственный лагерь, который позволили провести в том году, прошел в Ашхабаде для столичных детей под полным контролем спецслужб. По мнению Ричарда, это должно было продемонстрировать посольству и Корпусу мира, что Туркменистан не был против проведения таких лагерей.

«На самом деле лагерь разрешили потому, что он проводился близ Ашхабада и был под контролем властей, - говорит Ричард. - Я участвовал в работе того лагеря, познакомился с невероятными, удивительными молодыми людьми, но был уверен – спецслужбы наблюдали почти за каждым нашим шагом».

Автор этих строк не удержался от соблазна поговорить с Ричардом о том, что многие в Центральной Азии, да и во всем СНГ, относятся с подозрением к США и подобным программам, видя в них происки спецслужб США, которые готовят потенциальных революционеров.

«Люди, которые верят в эту чушь, также глупы, как и их правительства, которые говорят им это, - ответил Ричард. - Причины того, что в некоторых странах свергают режимы, кроются в том, что люди уже насытились тиранией, коррупцией, запугиванием, пытками, отсутствием надежды. Я сильно сомневаюсь в том, что миллионы египтян, вышедшие на площадь Тахрир для свержения режима Мубарака, побывали в США или находились на содержании моего правительства».

«В свое время я помог одному туркменскому студенту поехать на год в Штаты, мы встретились, я повозил его по разным местам, - продолжает Ричард. – Затем я спросил его, что больше всего впечатлило его в США, думая, что он назовет красивые здания, супермаркеты, богатую жизнь. Но он ответил - «свобода»… Это именно то, чего больше всего боится ваше правительство».

* * *

Оба собеседника отметили, что Корпус мира не выгоняли из Туркменистана, по крайней мере, этого не было сказано в сообщении посольства. Каждый год Туркменистан сокращал количество волонтеров, которое мог принять. В этом году должны были приехать всего шесть человек, тогда как в 2003-2005 годах волонтеров было почти в 10 раз больше. Кеньон говорит, что волонтерам больше не осталось работы, которую им позволили бы делать, а Ричард считает, что власти Туркменистана сильно усложнили работу Корпуса мира, что в итоге Корпусу ничего не оставалось делать, как уйти.

Автор благодарит проект «Альтернативные новости Туркменистана» за помощь в подготовке материала.

Тойлы Аширмурадов

Международное информационное агентство «Фергана»