17 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

В Казахстан бежать опасно: Астана игнорирует международные нормы

30.10.2012 10:43 msk, Тулкин Караев

Казахстан Права человека

Уже семь месяцев в следственном изоляторе (СИЗО) Актюбинска (Западный Казахстан) находится 37-летний гражданин Узбекистана Хайрулло Турсунов, которому грозит экстрадиция: узбекские правоохранительные органы обвиняют его по статье 159 Уголовного кодекса («Посягательство на конституционный строй»).

Под прицел узбекских спецслужб Турсунов попал в начале 2000 годов. В 2003 году его обвинили в терроризме, диверсии, организации преступного сообщества, изготовлении и распространении материалов, угрожающих общественной безопасности, и приговорили к 12 годам заключения, но в 2004 году он был освобожден по амнистии. Кашкадарьинское отделение Общества прав человека Узбекистана (ОПЧУ) неоднократно сообщало об этой волне репрессий против лиц, преследуемых за религиозные убеждения.

По данным сайта Jarayon, с 2006 по 2008 годы Турсунов находился на заработках в России. В 2008 году он вернулся в Узбекистан к семье - жене и троим детям. В 2009 году он несколько месяцев проработал в Москве, затем, из-за давления спецслужб Узбекистана на его семью, переехал с семьей в Алма-Ату. В начале апреля 2012 года Хайрулло решил уехать к своей семье, которую ранее отправил в Москву, но был задержан и взят под арест казахстанскими полицейскими. Теперь он опасается экстрадиции в Узбекистан, что вполне реально, ведь для Казахстана это не в новинку.

Так, в ноябре 2005 года в Южном Казахстане была задержаны десять узбекских беженцев, которые были выданы Узбекистану, где осуждены на длительные сроки лишения свободы. А весной 2010 года общественность их увидела в фильме «Хунрезлик» (в переводе с узбекского языка – «Кровопролитие»), который был показан по государственному телеканалу.

Ранее «Фергана» рассказывала о том, как в 2011 году казахстанские власти выдали Узбекистану 29 узбекских беженцев-мусульман, которые находились под арестом с июня 2010 года. Кроме того, были экстрадированы двое граждан Таджикистана и один гражданин Кыргызстана, все они — узбеки, и обращались за политическим убежищем. Узбекистан обвинил их в совершении тяжких преступлений, в том числе в причастности к террористической деятельности. В основу обвинений легли показания самих заключенных, полученные с помощью пыток.

Напомним, что на момент задержания этих и еще шестнадцати беженцев 9 июня 2010 года в Алма-Ате семнадцать из них имели статус мандатных беженцев УВКБ ООН, который усилиями казахстанских властей вскоре был отозван. Все задержанные проживали в Алма-Ате легально, однако, как выяснилось, из Узбекистана поступил запрос об их экстрадиции на основании Кишиневской Конвенции о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам. Теперь уже нет сомнений, что акция по задержанию была приурочена к первому заседанию Государственной Комиссии Казахстана по присвоению статуса беженцев, состоявшемуся 10 июня 2010 года.

В сентябре 2012 года в Алма-Ате был задержан 32-летний узбекский беженец Максет Джаббарбергенов, который был объявлен в межгосударственный розыск за свою приверженность христианству. Христианин-пятидесятник (направление протестантизма), он возглавил общину в своем родном городе Нукусе, несмотря на то, что в этой части страны запрещена любая протестантская деятельность. В 2007 году в ходе антитеррористического рейда милиция ворвалась в его дом, после чего Максета обвинили в организации «незаконного» религиозного собрания и конфисковали религиозную литературу. После этого Максет перебрался в Казахстан, спустя год к нему присоединилась супруга с четырьмя детьми. В 2009 году семья получила от УВКБ ООН статус беженцев. В 2012 году, после изменения в законодательстве Казахстана, Джаббарбергенов обратился в госорганы с просьбой предоставить убежище, но получил отказ, как и все остальные немногие беженцы из стран-членов ШОС. В настоящее время Максет находится в следственном изоляторе Алма-Аты в ожидании решения Генеральной прокуратуры по его экстрадиции. О судьбе Джаббарбергенова и его собратьев по несчастью планируется рассказать 2 ноября на пресс-конференции в Алма-Ате.
Правозащитники сразу же выразили обеспокоенность угрозой их выдачи в Узбекистан. Тем более что офис представительства Верховного Комиссариата ООН по делам беженцев в Казахстане имел ограниченные полномочия и в отношении арестованных беженцев проявлял пассивную позицию, уже не выдавал им удостоверений и не занимался организацией переселения в третью страну.

С января 2010 года в Казахстане вступил в силу новый закон, руководствуясь которым правительство потребовало, чтобы все дела беженцев рассматривались в Государственной Комиссии по присвоению статуса беженца. Новые процедуры не позволили Казахстану обеспечить соблюдение международных норм и гарантий безопасности.

Спустя десять дней после ареста беженцев международная Федерация за права человека и Международное казахстанское бюро по правам человека и соблюдению законности выступили с заявлением, в котором выразили опасение, что содержание нескольких пунктов нового закона о беженцах позволяет Казахстану отказать в убежище людям, подозреваемым в принадлежности к экстремистской организации – террористической или религиозной, – запрещенной в их стране происхождения. Такие нормы явно продиктованы условиями соглашений Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) по борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом.

Ситуация вокруг узбекистанцев в Казахстане привлекла внимание международного сообщества и масс-медиа других стран. Журналисты телекомпании «Аль-Джазира» сняли фильм «Народ и власть. Расследование об ужасном положении узбекских беженцев», в котором рассказывается о судьбе узбекских мусульман в Казахстане и казахстанских судах, не принимающих во внимание заявления о применении пыток в Узбекистане.

«Еще в декабре 2010 года специальный докладчик ООН по жалобам и временным мерам призвал правительство Казахстана воздержаться от высылки в Узбекистан этой группы заявителей (речь идет о 29 беженцах. – Прим. ред.), так как Комитет ООН против пыток рассматривает их индивидуальные жалобы. Казахстан, участник Конвенции ООН против пыток, проигнорировал и это обращение», - говорит Надежда Атаева, президент Ассоциации «Права человека в Центральной Азии».

Казахстан демонстративно проигнорировал ВСЕ призывы независимых журналистов и правозащитников. И 9 июня 2011 года 29 человек, искавших убежище в Казахстане, были экстрадированы в Узбекистан, аналогичная участь затем постигла еще трех человек.

Разумеется, другие мусульмане из Узбекистана, обратившиеся за международной защитой в Казахстане, забеспокоились: здесь уже опасно оставаться. До них доходили слухи, что казахстанская полиция изыскивает возможности для их задержания и последующей выдачи в Узбекистан. Пять женщин с детьми и пять семейных пар приняли решение переселиться в Турцию.

«Это было 15 августа 2011 года. Вдоль казахско-киргизской границы, по реке, держа друг друга за руки, мы уходили из Казахстана», - вспоминает Нафиса Джалалова.

Неделю эта группа беженцев прожила в одной из киргизских гостиниц, проживание в которой им оплатили живущие в Швеции узбекские политэмигранты. Затем из бишкекского аэропорта они вылетели в Стамбул, где их встретили представители турецкого «Фонда по защите прав и свобод человека» (IHH). Однако Нафиса Джалалова не смогла пройти паспортной контроль в аэропорту «Ататюрк»: она оказалась в списках Интерпола. Вместе с детьми пятнадцать дней ее продержали в камере аэропорта и еще столько же - в стамбульском закрытом депортационном лагере.

Муж Нафисы Улугбек Останов приговорен к 16 годам лишения свободы и отбывает наказание в колонии УЯ 64/71 в поселке «Жаслык», что в Каракалпакии. Это все, что знает о нем Нафиса. Она часто плачет и недоумевает, почему власти так жестоко обошлись не только с ее мужем, но и с его братом, который вообще далек от ислама.

По словам Нафисы, в Турции ей и детям приходится нелегко. Права на работу у беженцев нет, существенную поддержку оказывают им родственники и турецкие благотворительные фонды. Старший сын и дочь Нафисы учатся в местной школе. Нафиса ежедневно провожает их и встречает из школы – таково требование школьной администрации, заботящейся о безопасности детей.

Вместе с Нафисой в Турцию приехала Феруза Норкабилова, муж которой был выдан Узбекистану, где приговорен к девяти годам лишения свободы. Она до сих пор не знает, в чем его обвинили и как проходил суд. Родители мужа боятся общаться со своей невесткой. Феруза тоже некоторое время прожила в Казахстане, но после экстрадиции мужа уехала и теперь постепенно обживается в далекой от родины стране, пытаясь кормить и одевать четверых детей, а старших устроить в школу.

Одна из их сестер по несчастью - Зилола Курбанова - не выдержала трудностей в Турции и сообщений о давлении на оставшихся в Узбекистане родственников и по настоянию свекрови вернулась домой. А вскоре по принуждению властей ей пришлось сняться в документальном фильме «Бесполезная жизнь» («Behuda ketgan umr»), где она высказалась против заключенного мужа. Фильм был показан по национальному узбекскому телевидению.

Остальные узбекские беженцы избегают общения с журналистами и правозащитниками, объясняя свой отказ так: «Вы поднимали шум, когда мы были в Алма-Ате, и каков результат?»

В июне 2012 года Комитет ООН против пыток осудил Казахстан за выдачу 29 беженцев и искателей убежища из Узбекистана, несмотря на доказанный риск применения к ним пыток по возвращении в страну исхода. Интересы этой группы заявителей представляла правозащитная организация АСАТ-France (Ассоциация христиан против смертной казни и пыток). Отметим, что жалобу в Комитет ООН АСАТ-France подала в декабре 2010 года, чтобы предотвратить экстрадицию беженцев-мусульман. Окончательное решение Комитета было принято 1 июня 2012 года. В нем говорится об учете всех выдвинутых заявителями аргументов, предупреждающих о вероятности применения пыток в Узбекистане, и констатируется, что Казахстан экстрадировал группу лиц, несмотря на отсутствие надежных дипломатических заверений или независимых и эффективных механизмов защиты от пыток.

«Казахстан оказался не способным гарантировать полное соблюдение принципа невыдачи и абсолютный запрет на пытки в соответствии с международным правом, Конвенцией ООН о статусе беженцев 1951 года и Конвенцией ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 1984 года. Казахстан не имел право отправлять этих людей в Узбекистан, где практика пыток имеет систематический характер», – сказала «Фергане» Надежда Атаева.

В своем недавнем заявлении АСАТ-France призвала Ташкент гарантировать физическую и психологическую неприкосновенность 29 экстрадированных из Казахстана человек, а Астану призвала добиваться возвращения этой группы из Узбекистана, поскольку на родине им не обеспечивается защита от пыток.

Но Казахстан относится безразлично к такого рода обращениям, поэтому гражданин Узбекистана Хайрулло Турсунов, который сейчас томится в Актюбинском изоляторе, не застрахован от выдачи узбекским властям.

Список людей, экстрадированных из Казахстана в Узбекистан в 2011 году:

1. Тоиржон Абдусаматов (1974 г.р.), приговорен к 10 годам лишения свободы;

2. Файзуллохон Акбаров (1990 г.р.), информация отсутствует;

3. Ахмад Болтаев (1968 г.р.), приговорен к 10 годам лишения свободы;

4. Шухрат Ботиров (1986 г.р.), во время следствия подвергался пыткам;

5. Сухроб Бозоров (1978 г.р.), приговорен к 14 годам лишения свободы, через обжалование срок сокращен до 9 лет;

6. Мухиддин Гулямов (1967 г.р.), приговорен к 12 годам лишения свободы;

7. Дилбек Каримов (1987 г.р.), информация отсутствует;

8. Шухрат Холбоев (1973 г.р.), приговорен к 12 годам лишения свободы;

9. Олимжон Холтураев (1975 г.р.), приговорен к 8 годам лишения свободы;

10. Алишер Хошимов (1969 г.р.), во время следствия подвергался пыткам, приговорен к 17 годам лишения свободы;

11. Сарвар Хуррамов (1983 г.р.), во время следствия подвергался пыткам, приговорен к 9 годам лишения свободы;

12. Аброр Косимов (1983 г.р.), информация отсутствует;

13. Ойбек Кулдашев (1982 г.р.), во время следствия подвергался пыткам;

14. Суннатуллох Кулдашев (1985 г.р.), информация отсутствует;

15. Сухроб Кулдашев (1988 г.р.), информация отсутствует;

16. Кобилжон Курбанов (1966 г.р.) , информация отсутствует;

17. Бахриддин Нуруллаев (1971 г.р.), приговорен к 14 годам лишения свободы;

18. Бахтиер Нуруллаев (1983 г.р.), приговорен к 12 годам лишения свободы;

19. Улугбек Остонов (1973 г.р.), приговорен к 16 годам лишения свободы;

20. Исобек Пардаев (1987 г.р.), информация отсутствует;

21. Ойбек Пулатов (1987 г.р.), приговорен к 3 годам условно;

22. Уктам Рахматов (1989 г.р.), приговорен 3 годам условно;

23. Отабек Шарипов (1978 г.р.), приговорен к 10 годам лишения свободы;

24. Шерзод Шерназаров (1978 г.р.), во время следствия подвергался пыткам, приговорен к 9 годам лишения свободы, отбывает наказание в колонии 64/47; за неделю до данной публикации доставлен в специализированную санитарную колонию (УЯ 64/18, так называемый ташкентский «сангород») с тяжелой формой туберкулеза.

25. Акмалжон Шодиев (1977 г.р.), приговорен к 9 годам лишения свободы;

26. Турсунбой Сулаймонов (1976 г.р.), приговорен к 12 годам лишения свободы;

27. Сирожиддин Толибов (1986 г.р.), информация отсутствует;

28. Равшан Тураев (1969 г.р.), приговорен к 12 годам лишения свободы;

29. Фазлиддин Умаров (1978 г.р.), информация отсутствует;

30. Абдуазимхуджа Якубов (1982 г.р.), приговорен к 18 годам лишения свободы;

31. Маруф Юлдашев (1990 г.р.), приговорен к 3 годам условно;

32. Саидакбар Джалолхонов (1974 г.р.), на свободе, ему удалось эмигрировать.

Тулкин Караев, Швеция

Международное информационное агентство «Фергана»






  • Новости партнеров